Старинное кладбище


Старинное кладбище
Будучи пацаном, я не пропускал ни одной ребячьей авантюры. Особенно такой, где на спор надо было доказать свою храбрость и «героизм». Сейчас те давние «подвиги» кажутся обычной глупостью…

Как-то летом мы остались с младшим братом на ночное дежурство в садовом товариществе, где у бабушки был участок. Я тогда закончил седьмой или восьмой класс.
Благополучно отдежурив положенные часы без каких-либо происшествий, вернулись в садовый домик на ночлег. И лечь бы спокойно спать (время-то подходило к двум ночи), но буйная пацанская душа требовала приключений. К тому же к бабушке редко приезжаем, раз в год-два. На летний месяц. А здесь вокруг столько всего интересного и неизведанного! И крысы за стенкой верещат, и ночка тёмная, и кладбище буквально в полутора километрах!.. Некогда спать!

Говорю брату: «Пошли на кладбище! Вдруг что-нибудь необычное и страшное увидим?!»
Но братишка-шестиклассник наотрез отказался. В детстве он всегда был против таких необдуманных планов. Лишь гораздо позже, уже отслужив срочную, потом женившись, а после разведясь, стал «на ура» поддерживать все мои инициативы. Вот и в ту ночь остался в безопасном садовом домике у тёплой печки.

Я же, настроившись на битву с кладбищенскими привидениями, двинулся в ночную неизвестность. Вообще-то во всяких призраков, чертей и прочую нечисть мне не верилось. Но по мере удаления от тёплого и уютного садового домика и приближения к холодному и враждебному погосту, всё же стали закрадываться смутные сомнения.

Между посёлком, в котором находился сад, и кладбищем расстилалось огромное колхозное поле, которое опоясывала автомобильная грунтовка. По ней я и шагал. Так посветлее, и под ногами не пашня. Минут через пятнадцать уже вошёл в вечно распахнутые кладбищенские ворота.
Там первым делом проведал покойного дедушку, затем прабабушку. После побродил среди чужих могилок и засобирался в обратный путь. Ничего страшного и сверхъестественного! Даже неинтересно. Хотя вокруг ни одной живой души. Только собаки бродячие потявкивают. Но с собой у меня увесистая палка, так что всё в порядке.
От ворот по периметру кладбища я уже удалился на значительное расстояние, поэтому решил не возвращаться на дорогу, а срезать путь через колхозное поле, поросшее молодым овсом. Прикинул направление и потопал. Идти было очень неудобно. Резиновые сапоги моментально облипли влажным чернозёмом. Кроме того, постоянно спотыкался на бороздах пашни с высокими краями. Бодрило то, что расстояние в два раза меньше, чем по грунтовке.

Только вскоре и эта мысль перестала бодрить. Подошвы сапог превратились в два огромных кома грязи килограмма по три каждый. Еле-еле отрывал их от земли. А тут, в довершение бед, откуда ни возьмись, появился и начал резко сгущаться туман. В его пелене исчезли далёкие огоньки, которые служили мне ориентиром. Но я знал, что большая часть пути уже позади, осталось совсем немного. Каких-то полкилометра, а то и меньше.

Вот появились разрозненные, поросшие травой, бугорки могил старинного кладбища, что сохранились с незапамятных времён вдоль грунтовки. Как раз рядом с перекрёстком, в сторону которого лежал мой путь. Не хоронили тут уже никого лет пятьдесят, а то, и все сто. Определить невозможно, потому что надписи на сохранившихся ржавых крестах и конусовидных железных стелах давно истёрлись. Остатки этого давно заброшенного, потонувшего в болотине и высокой траве, древнего погребалища занимали квадрат, где-то, метров двести на двести. Редкие чёрные покосившиеся кресты забытого всеми погоста днём с дороги хорошо видно. Правда, мы никогда не спускались туда с дорожной насыпи. Сыро и неприятно там.

Но теперь мне выбирать не приходилось. Шёл напрямки, чтобы поскорее выбраться на твёрдый грунт дороги. Но «прямки» получились очень запутанные. Битый час я кружил среди зловещих холмиков, то и дело проваливаясь в глубокие промоины между древними могилами. В сапогах давно хлюпала вода, но я уже не обращал на это внимания. Силы были на исходе, а вырваться из заколдованного круга никак не получалось. В конце концов, провалился в какую-то дыру почти по пояс. Левую ногу с грехом пополам вытащил быстро, а вот правая увязла намертво. У меня даже появилось ощущение, что там за сапог её что-то удерживает. Тут и стало по настоящему страшно. Сразу почудились костлявые руки истлевшего мертвеца, вцепившегося в мою ногу. Начал судорожно дёргаться и всё-таки вырвался. Но сапог навечно остался под землёй.
Попробовал двигаться дальше с босой ногой, но буквально тут же распорол ступню обо что-то острое. Обессиленный сел на одном из могильных бугорков ждать рассвета…

Часа через полтора туман стал рассеиваться так же быстро, как и появился. Вокруг начали возникать контуры сначала близких, затем дальних крестов и памятников. А ещё через пять минут я с изумлением обнаружил, что сижу всего в каких-то десяти метрах от дороги, до которой тщетно пытался добраться всю ночь!
Осторожно ступая на порезанную босую ногу, выбрался на дорожную насыпь и поспешил в сад.
А братан там спит себе спокойненько и в ус не дует! Еле его достучался. А он ещё и повеселился, увидя мой расхристанный вид…


Второй похожий случай, связанный с этим старым кладбищем, произошёл гораздо позже. Было мне тогда лет двадцать пять. В сентябрьскую ночь, также после ночного дежурства в саду, на поиски приключений мы отправились вдвоём с дружком Владиком. Так подумаешь - вроде взрослые дяденьки уже, ан нет, видно не всё детство в этом возрасте выветривается. Или не у всех…

Маршрут был, примерно, тот же, что и в первый раз. Вот только наш обратный путь пролегал мимо садовых участков, которые во чистом поле сподобились завести явно неисправимые оптимисты или альтруисты. Потому как оставлять урожай без охраны в таком Богом забытом месте – сознательно обрекать его на поживу полночным татям. Многие участки хозяева уже побросали, устав бороться с постоянными трудностями, как то: отсутствие водопровода, электричестсва и набеги местной алкашни. Тем не менее, в одном из наделов с дощатым домишком-скворечником, среди толщи сорняков мы наткнулись на рядки́ с добрыми капустными кочанами. Судя по зарастающим осотом и пыреем грядкам, хозяева не слишком часто посещали свои угодья. А может, тоже решили забросить огородное хозяйство.

Спрашиваю: «Владик, а не захватить ли нам по паре вилочков, чтобы ночная прогулка оказалась не только приятной, но и полезной?!»
«Это же никогда не помешает!» - привычно ответствовал друг.

Тут же отыскались несколько старых сахарных мешков, в два из которых мы набили срезанные крепкие кочаны.
Сразу оговорюсь, за тот поступок мне до сих пор стыдно. И больше такого в своей жизни я не повторял. Да и тогда взял чужое не из корыстных побуждений, а из-за своей дурацкой тяги к авантюризму.

Короче говоря, нагрузившись, продолжили путь. Чтобы не светиться ночью с мешками на дороге, двинулись через поле. И тут опять, как тогда в детстве, началась чертовщина. Светившая с неба луна вдруг спряталась. Стало темно, словно в склепе. Вроде место открытое, а не видать ни зги! Нам идти-то совсем ничего, но шагаем-шагаем, а дойти никак не можем. К тому же забрели на то самое старое гробовище, в котором я в детстве блудил полночи. Шатались среди древних зловещих могил не меньше часа, но выбраться на перекрёсток так и не получилось. Да ещё мешки тяжёлые последние силы вымотали.
Причём, я понимаю, что дорога где-то совсем близко, но в какой стороне, никак не сориентируюсь. Тьма кромешная! Куда ни направимся – везде могилы, могилы, могилы… Такое ощущение, что маленькое старое кладбище увеличилось в размерах в несколько раз! И кресты с памятниками какие-то незнакомые. Днём их все наперечёт видно, а теперь не сосчитать!..
Но хорошо, хоть вдвоём на этот раз. Всё повеселее!

Трудно сказать, сколько времени мы так блуждали среди нескончаемых крестов и обелисков, но выбились из сил вконец. Пали наземь, чтобы немного передохнуть. Лежу – не жужжу, едва дышу. Вдруг слышу удивлённый Владькин голос: «Смотри туда!!!..»

Поворачиваю голову в указанном им направлении и обалдеваю!
Буквально в пятнадцати метрах от нас стоит знакомый домишко-скворечник! На том самом участке, с которого мы уже часа два-три назад как с капустой ушли! Вот так чудеса!!!
Ведь чтобы вернуться сюда, это надо было какой крюк сделать?! Да ещё и дорогу пересечь! А мы только по пашне и этому проклятому кладбищу кружили! И дорогу НЕ ПЕРЕСЕКАЛИ!!!

Вобщем, занесли мы мешки с кочанами в домишко. Поставили в угол и прикрыли тряпьём от случайных гостей. А хозяева, если вернутся когда, по-любому наткнутся на них. Да ещё напоследок несколько купюр бумажных засунули в один из мешков. В качестве подтверждения нашего полного и искреннего раскаяния, а также моральной компенсации хозяевам за нанесённый ущерб.

После этого без затруднений вышли на дорогу и уже через пятнадцать минут грелись у тёплой печки в своём садовом доме.

Вот что это было в обоих случаях? То ли шутка такая, то ли наука впредь…
Но чья?!..

19.04.2017



Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Ключевые слова: Кладбище, погост, могила, захоронение, кресты, памятник, старинное, мертвец, ночь, темнота, луна, поле, пашня, приключение, авантюра, авантюри,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 89
Опубликовано: 20.04.2017 в 08:50
© Copyright: Петя Камушкин
Просмотреть профиль автора










1