Полидинамос в Санто Доминго



Современным морякам я завидую только в одном отношении: в возможности получения информации из интернета. Вот был я однажды в Иордании, в Акабском заливе Красного моря. Неделю мы там стояли, рядом с Израилем и Египтом. И на берегу был не раз, гулял по городу бесцельно, турецкие бани даже посетил от скуки, но не знал, что рядом с Акабой, в 130 км, находится древний город Петра, признанный одним из современных чудес света. Думаю, смог бы съездить.

Вот и в Санто Доминго, столице Доминиканской республики, я был не один раз, и стояли мы там подолгу, и на берег не раз ходили, а самой главной достопримечательности я не видел, потому что не знал о ней, а случайно не встретил, не наткнулся. Ну не мог же я забыть?! Или мог? Память, она ведь такая... (Из доминиканских впечатлений почему-то вспоминаются только красочные картины гаитянских аборигенов и замечательный местный ром "Бругал" и "Барсело").

А сейчас морякам одной минуты достаточно, чтобы зайти в интернет и узнать, что главной достопримечательностью столицы Доминиканы является, так называемый, "Маяк Колумба", построенный в 1992 году в честь пятисотлетия открытия острова Испаньола Христофором Колумбом, являющийся одновременно и мавзолеем его, и мемориалом, и музеем его имени. История перезахоронения останков великого путешественника сложна и запутана. Испанцы утверждают, что первооткрыватель Америки захоронен в Севилье. Просто детективная история, различные версии которой можно прочитать в интернете. Одну из них я скопировал:

То, что Христофор Колумб умер в Вальядолиде 20 мая 1506 года, никто не оспаривает. На его могиле Король Фердинандо приказал начертать «В Кастилию и в Леон Колумб дал Новый Свет».

Останки Христофора Колумба были захоронены и находились в Севилье до тех пор, пока госпожа Мария де Толедо не перенесла их вместе с останками её мужа Дона Дьего Колумба на остров Испаньола, (современное название Гаити), где он желал быть захороненным. Их останки были захоронены в главном алтаре Собора.

В 1586 году, когда город Санто-Доминго был захвачен корсаром Сэром Франсисом Дрэйком, Епископ Собора приказал стереть надписи на плитах, которые идентифицировали могилы, чтобы предотвратить разграбление этих могил.

В 1795 году, когда Франция по Договору Базеля получила восточную часть острова Испаньола, Куба, оставшаяся под управлением Испании, потребовала урну с прахом Христофора Колумба, так как «прах должен находиться на территории Испании». В Санто-Доминго отправляется комиссия, которая должна была забрать останки. Зная, что они находились в главном алтаре Собора, комиссия изъяла из алтаря первую попавшуюся урну, в которой, по их убеждению, содержался прах Адмирала.

В 1877 году, когда начались реставрационные работы в Соборе, огромным сюрпризом для Отца Франсиско Ксавьер Бильини, оказалось то, что 10 сентября он обнаружил в алтаре вазу из свинца с надписью: «Известный человек Дон Христофор Колумб, Первый Адмирал Америки». Эта гравировка была сделана в Вальядолиде, когда останки были перемещены в часовню Санта-Мария де лас Куэвас, в Севилье, где были выставлены на всеобщее обозрение.

Это событие описано в работе «Останки Колумба» Доном Эмилиано Техада, выдающимся доминиканским историком. Согласно его записям, в Собор были созваны Кабинет, дипломатический корпус, церковные, гражданские и военные власти, и в присутствии всех была произведена экспертиза останков и нотариально заверена подлинность урны и её содержимого.

Уважаемый Каноник Франсиско Ксавьер Бильини открыл урну и показал публике останки. Он громко прочитал надписи, которые подтверждали в неоспоримой форме, что прах является «действительными останками известного Генуэзца, Адмирала, Дона Христофора Колумба, Первооткрывателя Америки».

Тотчас с площади загремел салют в из 21 пушки. Раздался колокольный звон и аккорды военного оркестра объявили гражданам об этом счастливом событии.

В 1992 году урна с прахом и Мавзолей, в котором она находилась, были перемещены в Маяк Колумба - грандиозный памятник, построенный в XX веке, чтобы почтить память Первооткрывателя Америки, Христофора Колумба. Там ныне покоятся останки Великого Адмирала, а также оборудована постоянная выставка, где представлены материалы об истории и культуре латиноамериканских стран, Испании и многих других государств мира, которую вы можете посетить.

Как ни жаль, ничего этого я семнадцать лет назад не знал. Санто-Доминго я запомнил совершенно с другой стороны. Уже через два месяца после приёмки "Полидинамоса", в Новом Орлеане, сменился наш капитан. К Юрию Петровичу руководство компании имело немало претензий, не буду вдаваться в подробности, и его сменил Виктор Николаевич Антоненко, капитан опытный, энергичный и инициативный.

Вот с ним мы и вышли из Н.Орлеана на Санто Доминго, гружёные зерном. В двух трюмах у нас была пшеница, в одном - кукуруза, а в двух оставшихся - соя. Переход из США в Доминикану занял всего несколько суток, но этого хватило, чтобы соя встала камнем.

В порту выгрузки как раз к этому времени бельгийской компанией было построено сооружение для выгрузки зерна. Огромная "соска", как мы её называли, засасывала зерно и по длинному транспортёру подавала в элеватор. Соска была одна, но очень мощная. Передвигаться по причалу она не могла, двигалась только в пределах горловины трюма, поэтому судно должно было само подстраиваться под соску перетяжками на швартовых концах.

Начали выгрузку, кажется, с кукурузы, дело пошло быстро и весело, груз в трюме убывал на глазах. Но полностью один трюм никогда не выгружают из соображений прочности корпуса. Две тысячи тонн выгрузили, подставили под соску другой трюм, потом третий. Дошла очередь и до сои.

Соя засасываться отказывалась решительно. Соска бельгийская тужилась, тряслась, надрывалась, крепёжные болты от вибрации в трюм падали один за другим. Агрегат то и дело останавливали для ремонта. Простой по вине грузополучателя всех нас очень устраивал. Судовладельцу деньги за аренду судна капали, стоять можно было долго. Но и хорошая стоянка надоедает, к тому же в машине накопилось много льяльных вод и нефтеостатков, в основном, продуктов сепарации топлива, шлама, или сладжа, как мы его называем по-английски.

- Виктор Николаевич, надо что-то со сладжем решать. Инсенератора на судне нет. Общая ёмкость танков нефтеостатков - всего семь кубов, а у нас уже пять с половиной. И танк льяльных вод тоже уже почти полон.
-Ну, льяльные-то воды, я думаю, для вас выкачать не проблема. Сепаратор льяльных вод ведь есть.
- Отливной забортный клапан выхода сепаратора опечатан. Но вы правы, с этим что-нибудь придумаем. Но сладж же я не могу за борт откатывать!
- Составьте радиограмму, пошлём в компанию.

Радиограмму я тут же и составил. Писать - не мешки таскать. Ответ получили на следующий день, чтобы "провентилировали" вопрос с агентом. Агент прислал представителя компании, тот пообещал пригнать машину с длинным шлангом. Машина должна была стоять на возвышении, возле элеватора, шлангов требовалось много. Оговорили и цену вопроса. Сейчас я её, конечно, не помню, где-то пятьдесят долларов за тонну мы должны были заплатить.

Сразу скажу, что часто нефтеостатки принимают бесплатно, а в некоторых портах даже покупают их, выпрашивают, всё зависит от потребностей и возможностей переработки. В Индии, например, покупают, в Китае. Но в Доминикании такого не было. А сдать нужно было обязательно.

Капитан Панас по телефону предварительно разрешение на выдачу нефтеостатков дал, но когда приехала машина, позвонил снова, и сказал, что пятьдесят долларов за тонну - это дорого. Капитан передал это мне, чтобы я отказался. Я вышел на палубу. Выгружали первый трюм. Только по нашей палубе до первого трюма было сто метров. Я подошёл к машине и сказал, что ничего из нашего мероприятия не выйдет.

- Неудачно стоим сегодня. Насос у нас маломощный, на такую высоту не поднимет шлам, тем более шлангов сто пятьдесят метров. Заканчиваем на сегодня. - Отчасти расстроенный тем, что выдача сорвалась, но довольный, что хоть повод нашёл отказаться, в смешанных чувствах я ушел в надстройку, доложил капитану о проделанной работе.

Но парень оказался настойчивым и вернулся на машине через час, привезя дополнительный насос и шланги. Меня позвали на палубу, когда насос уже стоял на борту и шофёр подключал к нему шланги.

- Виктор Николаевич! Грузовик вернулся, с насосом, шланги растянул! Что делать?
- А что делать? - Мастер развёл руками, - просто скажите, что сдавать не будем.
- После всего? У меня язык не повернётся. Не по-людски это, так над человеком издеваться.
- Ну, позовите его в мою каюту.
Пришлось позвать.

- Мы не будем сдавать сладж, - внятно и громко заявил капитан доминиканцу.
У того челюсть отвисла. - Как не будете? Почему?
- Начальство наше запретило. Считает, что дорого. А я из своего кармана платить тоже не могу. Извини.
Чертыхаясь, парень пошел убирать своё оборудование.

Утром капитану позвонил капитан Панас сам:
- Виктор, я, знаешь ли, тут подумал и решил, что пятьдесят долларов за тонну не так и дорого. Сдавайте!

Но сдавать было уже некому. Другой компании по сбору нефтепродуктов в Санто Доминго агент не нашёл. Или не захотел найти. И я его понимаю. А со сладжем нам пришлось потрудиться. Но эта уже другая история.

* На иллюстрации - маяк Колумба ночью. Необычное сооружение.



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 63
Опубликовано: 19.04.2017 в 19:01
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора








1