Глава 52. Важные разговоры


Глава 52. Важные разговоры
Глава 52. Важные разговоры.

Небольшая заминка на баке при подходе к шлюзу Гатун не осталась незамеченной суперинтендантом. Он находился на левом крыле мостика и слышал, как по внутренней связи на бак вызывали электромеханика. Причины вызова он не знал, и не интересовался ею. Возможно, это была не вовремя сгоревшая электролампа освещения насосной, засевшая кнопка, залипший контакт или неисправный предохранитель магнитного пускателя.

Он только отметил про себя, что электромеханик решил проблему быстро и самостоятельно, "без шума и пыли". Да и закончив работу, он не воспользовался возможностью поглазеть на приближающийся шлюз, вернувшись вместо этого в ЦПУ.

Ещё больше его впечатлил оперативный ремонт привода тахометра вала, который проходил на его глазах от начала до конца, и общее хорошее состояние электрооборудования. Дело в том, что сам Янакис был противником "экономии", инициатором которой выступал финансовый директор. Годовая экономия фонда заработной платы от замены электромехаников электриками составила восемнадцать тысяч долларов на три судна, чем финотдел очень гордился.

Но в декабре электрик "Реала", другого судна компании, на выгрузке в гвинейском Конакри, не смог сам разобраться в причине выхода из строя грузового крана. Помощь пришлось вызывать из Греции, и затраты на перелёты, переезды и устранение мелкой, как выяснилось, неисправности, съели всю годовую "экономию" данного судна, которая красиво выглядела на бумаге. И неизвестно, какие потери понесла бы компания, если бы "Барса" сейчас застряла в Панамском канале хоть на полсуток.

Электромехаников хороших найти было нетрудно. Советская школа подготовки специалистов этого профиля славилась на весь мир. Другое дело, что желающих работать электромехаником на ставку электрика не находилось. Именно поэтому Янакис хотел удержать в компании Валерия, проверенного уже, молодого, грамотного и перспективного специалиста.

Оба они, и суперинтендант и Валерий, пришли на обед одновременно, когда кают-компания была уже пуста. Кок, тем не менее, подал обед горячим, знал, что на манёврах люди едят, когда обстановка позволяет. Заканчивая обед, Янакис завёл разговор о перспективах работы в компании.

- Элек, вы ведь первый раз на иностранном флоте?
- Да, раньше я работал в Черноморском пароходстве.
- Ну и как вам первый контракт? Вы ведь уже почти полгода на судне?
- По правде говоря, тяжело. Скучать точно было некогда. На одного человека оборудования многовато. У нас на таком судне работала электрогруппа из трёх человек.
- Ну, у вас и платили намного меньше, я уверен. А как вы смотрите на то, чтобы вернуться в компанию на другое судно в конце мая или в июне?

- За приглашение спасибо. И если позовёте электромехаником, вернусь с удовольствием. Но не на нынешнюю зарплату. Вы же понимаете, что я здесь не только лампочки менял? Все плановые профилактические работы выполнялись в срок и в полном объёме. С аварийными работами я тоже справлялся, простоев кранов не было. Электромеханики везде нужны, без работы не останусь. И с английским у меня теперь намного лучше, раньше я боялся, что с этим проблемы будут.

- Понимаю. К сожалению, финансовую политику компании определяю не я. Возможно, компания снова начнёт приглашать электромехаников, сказать трудно. Определённые предпосылки к положительному решению вопроса имеются. Пока же я могу обещать только то, на что хватает моих финансовых полномочий.
- Например?
- Для начала могу пообещать десятипроцентное увеличение оклада в случае вашего возвращения. У нас это называется "сеньорити". Сколько у вас сейчас? Семьсот пятьдесят? Я гарантирую персонально для вас восемьсот двадцать пять.

- Я подумаю, мистер Янакис. Не хочу связывать себя обещаниями. Потому, что если в другой компании предложат тысячу двести...
- Это ещё не всё. Я заметил, что вы ни разу не получали сверхурочные. Почему? Лень заполнять лист овертайма?
- По контракту за овертайм платят, когда он превышает сто тридцать часов в месяц. А у меня и набирается всего сто тридцать, иногда - сто сорок. Из-за пяти - десяти часов только бумагу переводить. Знаете, сколько у меня, как у электрика, один час овертайма стоит? Два доллара. Пять часов - десять долларов. Я лучше отдохну в воскресенье.

- А вот здесь вы неправы, Валерий. Вы можете и отдохнуть в воскресенье, и восемь часов овертайма написать. Вы же на судне, и в любую минуту готовы к вызову. Не обязательно целый день в грязном комбинезоне ходить. Ведение отчётной документации, изучение электросхем, инструкций, обходы оборудования - это тоже работа. Что, вы за воскресенье ни разу в ЦПУ не заходите?

- Почему, захожу, и не раз. Куда у нас ещё ходить? Там у нас и клуб, и кафе, и библиотека.
- Вот и хорошо. Считайте, ещё сто долларов в месяц нашли. Уже девятьсот. Увеличить вашу ставку я не могу. Но премию в размере до ста долларов иногда могу выплатить. Вот как сегодня. За быстрый и эффективный ремонт в сложных условиях. Я оставлю капитану соответствующее распоряжение.
- С вами приятно иметь дело, мистер Янакис.
- И вопрос возвращения электромехаников в компанию я лично буду лоббировать.
- Если этого не случится до мая, мне уже зарплату никто не прибавит, контракт есть контракт.

- Боюсь, что так. Но ведь будет и третий контракт.
- А что за пароход в мае?
- "Олимпиакос". Тоже балкер, тоже японской постройки, с электрогидравлическими кранами. Три генератора по пятьсот киловатт. И состояние примерно такое же.
- Знаете, пожалуй, я соглашусь. Стабильность и определённость тоже немало стоят.
- Я буду только рад. Сегодня вечером, в Бальбоа, я уезжаю. Но мы ещё увидимся, я вам визитку оставлю.

- Лера, ты здесь! - В кают-компанию заглянула Мария, - я тебя уже обыскалась. И в каюту заходила, и в машину звонила.
- Я в душе был. Просто так искала, или по делу?
- И просто так, и соскучилась, и по делу. Папа с тобой хочет поближе познакомиться. И пока мы в озере, он почти свободен. Пойдём, он на крыле мостика ждёт.
- А что ты ему сказала про нас?
- Что есть, то и сказала. Ты что, боишься его?
- Чего мне бояться? Пошли!

С отцом Марии Валера виделся мельком, во время прохода шлюзов Мирафлорес в прошлом году. Он запомнил его темноволосым стройным человеком лет пятидесяти, одного, примерно, с ним роста. Только теперь он был на судне и протягивал руку навстречу Валерию.

- Здравствуйте, Валерий! Рад вас видеть. Ваш контракт ещё продолжается?
- Добрый день. Мне тоже приятно. Да, ещё полтора месяца. А сегодня мы провожаем Марию. Мне её будет не хватать.
- Я в курсе ваших отношений. Конечно, Мария более близка с матерью, но и от меня у неё тайн нет. Можно узнать, какие ваши дальнейшие планы?
- Если по поводу работы...
- Нет, я имею в виду личную жизнь.

- Ну, если Мария была с вами откровенна, то буду говорить откровенно и я. Может быть, она сказала, что я был женат. У меня есть сын - школьник. Думаю пробыть дома, в Одессе, до конца марта. Потом хотели бы провести отпуск с Марией вместе. Если вы не будете возражать. Без особых излишеств, просто пожить вместе, и посмотреть, подходим ли мы друг другу. На судне, конечно, мы не могли афишировать наши отношения.

- Мария уже взрослая. Мы не будем мешать ей строить жизнь, как она хочет. Полагаю, моя жена с этим согласится. Времена изменились, железного занавеса уже нет. Извините, теперь я должен вернуться к своим обязанностям. Валерий, рад был познакомиться и пообщаться.
- Я тоже. Всего хорошего.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 90
Опубликовано: 08.03.2017 в 16:04
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1