Глава 50. Вход в Панамский канал



Глава 50. Вход в Панамский канал.

Швартовная команда на корме состояла из второго помощника и трёх матросов. На мостике по швартовке были расписаны капитан, Мария и матрос-рулевой. На баке швартовную команду возглавлял старший помощник, в его подчинении были боцман и два матроса. Боцман по команде старпома управлял носовыми швартовными лебёдками, они же служили и брашпилями для подъёма якорей.

Обязанности электромеханика на манёврах на любом судне одинаковы. Он должен присутствовать в центральном посту управления на случай каких-нибудь неполадок в работе электрооборудования. Ну, а раз должен присутствовать, надо нагрузить его чем-нибудь полезным. И, как правило, все электромеханики уже давно и безропотно ведут записи в маневровых журналах, в которых фиксируют все команды, получаемые с мостика по машинному телеграфу.Записи эти обычно нужны только стармеху для его расчётов, но в случае каких-нибудь аварий они становятся важными документами.

Так, например, капитан печально известного "Петра Васёва", сразу после столкновения с "Адмиралом Нахимовым", дал команду отработать задним ходом. Не было бы этой команды, не образовалась бы в борту "Нахимова" огромная пробоина. Жертв от столкновения было бы в десятки раз меньше.

Поняв преступность своего приказа, капитан не поленился лично прибежать в машинное отделение, чтобы изъять журнал реверсов. Было уже поздно. Старший механик "Нахимова", тоже успевший осознать важность записей в журнале, успел спрятать его за пазухой. Вот как описывает это известный писатель-маринист Аркадий Хасин в рассказе "Ещё раз об "Адмирале Нахимове":

"Владимир Георгиевич (старший механик Русин) остановил двигатель, в машинном отделении появился бледный, взъерошенный капитан. Подбежав к В. Г. Русину, он закричал:
— Покажите запись маневров! Вы не отработали вовремя задний ход! Из-за вас мы ударили «Нахимов»!
— Нет уж, — от волнения прохрипел В. Г. Русин и выдернул из реверсографа ленточку с записью команд с мостика. — Эти записи я вам не отдам!
Взбешенный В. И. Ткаченко попытался вырвать у него ленточку, но В. Г. Русин вывернулся и побежал наверх.
«Адмирала Нахимова» он уже не увидел. Огромный пассажирский пароход затонул за семь минут."

На моём последнем судне реверсограф был установлен на мостике. Но раз есть журнал, и есть электромеханик... Пусть пишет, всё равно ничего не делает. Правда, периодически возникала необходимость то в румпельную сходить, то на палубу, то на мостик. Журнал реверсов в этих случаях заполнял кто-то из механиков. Вот и сейчас, не успели подойти к первому шлюзу, Валеру срочно вызвали на бак. Не включалась левая швартовная лебёдка.

Он бежал по палубе и прокручивал в голове возможные причины. Опять Кристобаль, и опять левый брашпиль. Да это рок какой-то! Неужели снова контакт подгорел? Ох, не вовремя, если так. Возле первого трюма его уже ждал боцман:

- Элек, левый брашпиль не включается. А мы ведь только что левый якорь подняли, всё нормально было.
- Правый работает?
- Да, с правым как раз всё нормально. Но левый-то полчаса назад работал!
- Ладно, ты иди к брашпилю, а мне пришли вниз матроса помоложе для связи.

Валера быстро спустился к насосу гидравлики брашпиля, установленному ниже главной палубы. Тщетно попробовал включить его. Взглянул на смотровое стекло бачка циркуляционного масла. Так и есть, уровень масла еле виден. Пару сантиметров добавить, и всё будет нормально. Правильно говорят, что у семи нянек дитя без глаза. И Коля проморгал, и боцман, и матрос, который перед пуском должен масло проверять.

Валера открыл электрощит управления насосом гидравлики, быстро поставил перемычку, отключающую реле нижнего уровня и запустил двигатель. Всё, лебёдкой можно работать, но лучше масло добавить. Бочки с запасным маслом были рядом, ручной насос со шлангом - тоже. Он размотал шланг и опустил его в цистерну.
- Качай! - скомандовал он филиппинцу. - Я скажу, когда хватит.

Качать много не стали, добавили литров пятьдесят. Мелочь, а в шлюзе могли быть серьёзные неприятности. Он выбрался наверх, отпустил матроса. До шлюза оставалось метров двадцать. Больше на палубе Валере делать было нечего, и он прошёл на корму, где и задержался минут на пять, посмотрел, как электровозы принимают судовые концы и ведут "Барсу" в шлюз. Потом занял своё место в ЦПУ, доложил стармеху об устранении неисправности:
- Всё нормально уже, контакт залип, надо будет позже заменить.

Трёхкамерный шлюз прошли без приключений, поднялись в нём на двадцать пять метров и вышли в огромное пресноводное озеро Гатун, где и дали полный маневровый ход. Потом позвонил капитан, попросил добавить ещё пару оборотов до девяноста. Валера так и не знал, удалось ли отцу Марии попасть на "Барсу". Не по телефону же спрашивать!
- Василий Иванович! Может, я сейчас не нужен в машине? Полным ходом идём. И обедать пора уже.

Стармех задумался. Он любил, чтобы все специалисты были у него под рукой. Хотя сейчас он и сам мог уже подняться наверх, оставив в ЦПУ второго и четвёртого. Реверсов в течение часа не ожидалось.
- Хорошо, идите пока. Только рацию носите с собой и не выключайте.
Валера не успел подойти к двери, как с мостика вдруг закричали:
- Машина, почему главный двигатель остановили? Что случилось?

Механики переглянулись. Ровный и постоянный шум от работы главного хорошо было слышно даже в звукоизолированном помещении поста управления. Стармех взял в руку спикер внутрисудовой связи.
- Мостик - машине. Главный работает полным ходом без изменений. Число оборотов, - тут он посмотрел на тахометр главного и споткнулся. Стрелка его была на нуле.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 72
Опубликовано: 01.03.2017 в 05:58
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1