Петрович




Какой сегодня день недели, плавсостав обычно узнавал за завтраком. Фантазия шеф-поваров на завтраки не распространялась. Все моряки Советского Союза завтракали в понедельник вареной картошкой в мундирах и селедкой. В среду на стол подавали вареные яйца. В субботу – манную кашу. Воскресные завтраки состояли из сыра, масла и какао. В другие дни недели тоже не было анархии в этом вопросе, просто за давностью лет я подзабыл немного эти скромные меню, могу и ошибиться: вторник – колбаса, четверг – рыбные консервы, как правило – килька в томате, именуемая на флоте «братской могилой». В пятницу… Честно, запамятовал.

Филиппинские повара по поводу завтраков не заморачиваются. Два яйца на сковородку, и подходи, следующий. Замучили нас эти яйца, они ведь ни в какое сравнение с домашними не идут. Приезжает в наш интернациональный экипаж с перевесом в филиппинскую сторону, повар из Одессы. Вообще-то должен был приехать мой друг, Паша Хохлов, которого я целый месяц усиленно проталкивал, демонстративно отодвигая тарелки на глазах у Афанасия. Рекламировал ему своего друга долго, пока он не сдался. Но в последний момент прихватило у него спину, Пришлось «Диаманту» срочно искать Павлику замену. Нашли Михеенко.

Саша Михеенко впоследствии выучился на механика и вполне возможно, уже давно вторым плавает. Но тогда он появился на судне в качестве кока. Мы ему на питание пожаловались, на наши больные желудки, попросили супчики варить и кашки. Стал он завтраки разнообразить. Офицеры украинские довольны. Капитан на это смотрит с недоумением. А филиппинцы… одобряют и сырники, и блинчики, но затем с пустой тарелкой идут на камбуз: «Пожалуйста, мои яйца». Ну, объяснили Саше ситуацию, стал он их опять яйцами кормить, а нас – творожком и кашей баловать.

И вот возвращаюсь я после отпуска на свой балкер «Полидинамос», на котором до того восемь месяцев отработал ( вместе с Михеенко, кстати, моя креатура), прихожу на завтрак. Это что такое? На тарелке половинка сваренного вкрутую яйца, разрезанная вдоль, капля майонеза, веточка укропа на нем, ломтик колбаски типа докторской, ломтик сервелата, ломтик сыра. Необычно как-то.

Обед: борщ украинский , сопровождаемый пампушками с чесноком. На второе – куриная грудинка с рисом. Салат – отдельно, помидоры, огурцы, лук. И посолен и маслом заправлен! Терпеть не могу солить у себя в тарелке, где огурцы вперемешку с вермишелью. А вот и сам творец этих разносолов: не дожидаясь вызовов восхищенной публики, выходит из камбуза сам.

- Как покушали? Все нормально? Вкусно? – спрашивает шеф повар, под шестьдесят, коренастый, невысокий мужчина, Виктор Петрович Накемпий.
- Все очень вкусно. Спасибо большое.

Присмотрелся я потом к шефу. Подружились даже. Я всего на четыре года моложе его был. Петрович - фанат своего дела. Вот уж у кого ничего не повторялось. Он возил с собой не кулинарную книгу, как некоторые молодые, а огромный гроссбух с меню, составленным на рейс. Блюда в нем повторялись чрезвычайно редко. Вторых поваров он гонял нещадно. Так же и буфетчицу с дневальной, в нашей компании женщины работали.

Заказ продуктов делал необычайно продуманно. Когда продукты привозили, придирался к ним, если видел некондиционный вид. Обязательно проверял срок годности. Однажды на моих глазах забраковал бидон сметаны, срок годности которой истекал на днях.
Американский шипшандлер согласившись со справедливостью претензий Петровичу, привела новый бидон, оставив старый на судне. Петрович этого и добивался.

Блюда он изобретал и сам. Многие знают, например, котлеты по-киевски. Лесная котлета – эта та же котлета по-киевски, с добавкой грибов. Петрович изобрел третий, свой вариант , и очень им гордился. А главное, целый день проводя на камбузе, он ни минуты не сидел без дела.

Бывало пару раз, что принимал он участие в вечерних застольях, и выпивал прилично. Но в пять утра, свежий, как огурчик,был уже на камбузе. Старая школа!

По вечерам в кают-компании очень любил смотреть видеофильмы. Тогда там всегда собиралось человек пять-шесть, эра массового ноутбука еще не пришла. Очень всегда переживал за героев и подсказывал, что им делать:
- Пристрели его! Пристрели его, я тебе говорю! Сейчас только отвернешься, пожалеешь!
Или: - Да что же ты делаешь, дурак! Нашел на ком жениться! Да она тебе рога уже к концу недели наставит! Ох, и простофиля!.. - Во двор! Во двор он побежал! Только не спеши!

Английского языка он, не знал, и испанского, конечно, тоже. Пошли с ним в Колумбии на базар покупать ему босоножки.
- Дед, спроси его, босоножки у него есть?
Спрашиваю. Перевожу ему, есть, мол.
- Да это-то я понял. А ты спроси, сороковой размер есть?
Спрашиваю. Перевожу: есть.
- Да это-то я понял. Ты спроси, есть у него черные?
Спрашиваю. Перевожу: есть.
Да это-то я понял. Пусть померить даст. Спроси, сколько стоят.
Спрашиваю. Перевожу ответ.
- Да это-то я понял. Пусть дешевле дает.
Сторговался я дешевле. Все, как он просил.
- Петрович, зачем я тебе нужен был, раз ты сам все понимаешь?
- Говорить не могу по-ихнему. Поздно уже учиться.

Накрыть на стол компании на день рождения, например, любой повар накроет, если его позовут. Будет и мясная нарезка, и салат. Но когда за дело берется Петрович, стол превращается в выставку его искусства. Гостила у меня как-то жена на пароходе, тоже с Петровичем подружилась, даже научила его кое- чему, как ни странно. Но он не обиделся, наоборот, поблагодарил. Ему-то некогда по телевизору кулинарные передачи смотреть.

Через два года опять я на «Полидинамос» попал. Петрович работал на другом балкере владельца – на «Лине». И так случилось, что в одном порту наши суда одновременно выгружались. Гд-то в Центральной Америке. Там же на «Лине» кум у меня работал, Саша Миронец, четвертым механиком. А у жены моей день рождения. Выпивки вокруг полно,ром у них отличный, а с закуской напряженка. Я к Петровичу пришел, попросил стол накрыть. Договорились. Устроили именины в каюте капитана по высшему разряду. И фотографию памятную сделал с датой вечеринки.

Не работает уже Виктор Петрович, конечно. Семьдесят три года уже ему. Пару месяцев назад позвонил моему куму, сказал, что операцию на сердце перенес. А я только сегодня об этом узнал. Встретиться когда-нибудь надо, да все дела. Живем далеко очень друг от друга. И решил я написать рассказ о нем, пусть и другие пожелают ему здоровья хоть мысленно. Хороший он человек. 



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 69
Опубликовано: 23.02.2017 в 18:52
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1