Поэзия. Владимир Володин


Поэзия.  Владимир Володин

МОЙ ГОРОД

Я становлюсь наивен и доверчив,
Когда, полынным ветром опьянён,
Блуждать пускаюсь улицами Керчи
И взглядом проникаю глубь времён.

Хоть, молодясь, обличие меняет,
Вся утопая в зелени садов,
Старушка Керчь в себе объединяет
Почти десяток древних городов.

Античные колонны, будто свечи,
Кургана зев и плечи крепостей…
В них дремлет эхо множества наречий,
Высоких чувств и низменных страстей.

Прошёл мой город через муки ада
(Уж так ему судьбою суждено):
То — лязг мечей, то — грохот канонады
И корабли, идущие на дно…

Бывая и руинами, и пеплом,
Истерзанная вражеской уздой,
Керчь возродилась, выжила, окрепла
Теперь с геройской Золотой Звездой.

Листая город мой — преданий книгу,
Я как в машине времени плыву.
И каждому свершившемуся мигу
Признателен за то, что в нёмживу.

Окраинами Керчь уходит в степи…
А может быть, приходит из полей
Сюда, где стонут якорные цепи,
Смиряя нетерпенье кораблей.

По городам знакомым, незнакомым, —
Куда б меня дороги ни вели,
Вернулся в Керчь, и чувствуется — дома,
На самом крайнем краешке земли.

И снова я наивен и доверчив.
И снова, вольным ветром опьянён,
Блуждать пускаюсь улицами Керчи
И книгу перелистывать, времён.


ПРОГУЛКА ПО МИТРИДАТУ

Я, вне определённых дат,
В часы печали или грусти,
Иду на гору Митридат,
Я знаю, там меня отпустят
Силки сомнений и забот,
Те, что плетём из года в год.

Рядами стихотворных строф,
Остались позади ступени.
Здесь, в царстве солнца и ветров,
Живут забытых предков тени;
Здесь, над просторами степей,
Спит вечным сном Пантикапей…

Воронками истерзан склон.
ДОТ немощен и жалок ныне.
Навеки онемевший, он
Зарос сединами полынью.
Невдалеке погребены
Герои — честь и боль страны.

Чтоб подвиг их не забывали,
Как меч, что к бою обнажён,
Здесь памятник сооружён
Из горьких керченских развалин.
И по краям трёх серых скул
Три пушки встали в караул.

Чуть ниже, в зелени листвы,
Горой прикрытые от ветра,
Бегут через бугры и рвы
Каскады улиц в стиле «ретро».
И дух продавшей старины
Отмечен оспою войны…

Весь мой любимый косогор
Одет душистою травою.
А перед ним морской простор
С небесной спорит синевою.
Где, будто выплыл напоказ,
Соседний Северный Кавказ.

Я лягу навзничь на траву,
Грудь наполняя полным вдохом,
Вдруг осознав, что я живу!
И, в общем, всё не так уж плохо!
Я своему прозренью рад.
Спасибо, мудрый Митридат.


УРАГАН

Ветерок зарылся в кроны,
Утомился вертопрах.
На ветвях сидят вороны,
Как шашлык на шампурах.

И галдят про всё на свете
Без изысков и манер;
И про то, что этот ветер —
Ураган-пенсионер.

Мягкий, тихий невидимка
Приласкать любого рад…
А в архивах сотни снимков,
Где ему сам чёрт не брат!

И на них он, откровенный
Дебошир и хулиган,
Выл, ревел, как здоровенный
Ненастроенный орган;

Рвал, крушил, плясал по крышам,
Нападал, как лютый зверь…
Но кураж, похоже, вышел.
Отбесился. И теперь

Спит. Развесил хвост и крылья
Вдоль по лесополосе.
Словно припорошен пылью.
Весь в тумане. Весь в росе.


СЛОВЕСА
               Предвижу в том беду большую,
              Что наша речь не по фэн-шую.
                                                   В. Володин

Бабка жжёт, как молодая:
Сплошь — дизайн и креатив.
Дед консенсус соблюдает,
Уважает позитив.

Поплотней закрыть балкон
И окно зашторить.
Дед собрался чуткий сон
Внука мониторить.

Только внук не хочет спать.
Ах, какая жалость!
Бабка в шопинге. Опять
Где-то задержалась!

Разошёлся запашок.
Внук глазёнки пучил,
А проблему про горшок
Так и не озвучил.

Печь остыла. И стена,
Кажется, сырая.
Видно, деда ждёт сполна
Менеджмент сарая.

Я не выдержу нагрузки
Пролонгировать стишок.
Этот сленг заморско-русский
Просто повергает в шок!


НАГРАДА

Жизнь проносится вихрем,
Как безумный торнадо:
То рванёт, то утихнет
Между раем и адом.

Уповая на Бога,
Мы судьбу выбираем,
Как на ощупь дорогу
Между адом и раем.

Мы с судьбою блефуем,
Словно в карты играем.
Пусть не все, но кайфуем
Между адом и раем.

Спотыкаясь, петляем
Мы, вразброд или рядом;
Направленье теряем
Между раем и адом.

Как бескрылые птицы,
Прём разрозненным стадом,
Нарушая границы
Между раем и адом.

Что дорога — награда,
Лишь в конце понимаем,
Между раем и адом,
Между адом и раем.



ЧУЖАЯ

Пароход торопил, трубя.
Ты промолвила, уезжая:
«Я люблю одного тебя…»
А вернулась совсем чужая.

Встречи ждал, как на грудь медаль…
Вместо песен, цветов и смеха
След остывший, слепая даль
И вдали отголоски эха.

Сжался мир для меня в комок.
Стал тесней, чем кровать Прокруста,
И повис, как большой замок,
На душе, на которой пусто.

Мне напиться бы вдрызг и в хлам.
Только знаю: так будет хуже.
Ты уехала по делам,
А вернулась с кольцом и мужем.

Пароход торопил, трубя.
Ты промолвила, уезжая:
«Я люблю одного тебя…»
А вернулась совсем чужая.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 143
Опубликовано: 23.02.2017 в 15:50
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1