Теплоход Деспина-1. Латакия


Расставшись с Афанасием, капитаном моего бывшего судна, человеком открытым, общительным, щедрым и доброжелательным, привыкнуть к новым реалиям мне было тяжело. Шел декабрь 1997 года, когда круинговое агентство «Диамант» направило меня на сухогруз польской постройки «Деспина». Честно говоря, работа на "поляках" для механика - не сахар. Но в те годы выбирать не приходилось, шёл, куда пошлют.

А послали меня в Латакию, где уже стояло моё будущее судно. Латакия, город с полумиллионным населением, расположен на берегу Средиземного мора. В то время, это был мирный город с большим, знакомым мне уже портом. В Сирии мне приходилось бывать во время работы в Черноморском пароходстве не раз. Мне нравилась эта древняя страна с её старинными христианскими храмами, восточными базарами, морскими курортами.

На следующий день после вылета из Одессы, я уже знакомился с пароходом. Экипаж, как водится, был интернациональным: греческий капитан, пятнадцать филиппинцев и трое украинцев. Со мной, сменившим пенсионера-грека, стало нас четверо.

Второй механик, которого называли Иосифович, мне понравился. Невысокий, коренастый, в неизменном комбинезоне, лет пятидесяти, дружелюбный, несуетливый. Видно было, что человек свою работу знает. Одессит, как и я. Сергей, электромеханик, тоже производил впечатление человека компетентного и уверенного, но был намного младше. Очень скоро мы с ним подружились и часто потом пили вместе кофе и играли в настольный теннис.

Третьим и четвёртым механиками работали филиппинцы, оба лет тридцати, оба наперебой стремящиеся произвести на меня впечатление и закладывающие при этом своих же соплеменников без стеснения. Наушничество я не люблю, но на «Деспине» развито оно было чрезвычайно. Позже я убедился, что капитан поощрял желающих выслужиться и выслушивал их с удовольствием.

Рядовой состав был тоже филиппинским, и именно рядовым, в полном смысле этого слова, никто не выделялся. Сейчас мне трудно кого-то вспомнить.
Незадолго до моего приезда судно ошвартовалось к причалу в Латакии с грузом сахара в мешках из Бразилии. Выгрузка шла судовыми кранами, а это – почти две недели. Краны работали бесперебойно, видно было, что электромеханик подготовил их к работе добросовестно.

Проблемы судна, как объяснил мне по телефону начальник технического департамента судовладельца, заключались, главным образом, в большом перерасходе мазута на главный двигатель. Суточный расход топлива однотипных судов, по словам моего босса, был на две-три тонны меньше. Конечно, это не нравилось ни владельцам, ни фрахтователям.

Грек сказал, что он надеется на меня в вопросе снижения расхода. Обычно в таких случаях и полномочия старшему механику дают соответствующие. Однако не в этот раз, как я узнал позже. Пока же, не увидев работу главного двигателя, не замерив реальный расход топлива и другие эксплуатационные показатели, делать я, конечно, ничего не мог.

Но, как я узнал, была и другая срочная работа на главном двигателе. В Бразилии, в порту погрузки, судно навестил греческий суперинтендант. Он был молод, глуп, технически безграмотен и очень амбициозен. Гремучая смесь, если добавить к этим качествам большие полномочия и поддержку капитана.

Вот этот "суперспециалист" и заставил механиков сделать ревизию одного из поршней главного двигателя. Не потому, что нужно было по графику, а просто так - посмотреть, как это делается. "Суперспециалист", недавно только окончивший училище и получивший свою должность, как родственник судовладельца, никогда подобных моточисток своими глазами не видел, и объём работ себе даже не представлял.

Подняли поршень, почистили от нагара. Замерили поршневые кольца, большую часть заменили. Цилиндровую втулку зачистили, замыли, замерили внутренний диаметр по ходу поршня и по оси двигателя в шести разных поясах, записали в специальную форму. Для обмеров внутрь втулки опускается дюралюминиевый трапик. Внутренний диаметр втулки был 760 миллиметров, то есть три четверти метра, есть, где развернуться любому. Вот и "суперу" захотелось там побывать. Залез по трапу, долго изучал поверхность втулки и обнаружил царапину, которую назвал трещиной.

Скомандовал он цилиндровую втулка заменить запасной. И как ему не пытались втолковать, что он не прав, ничего не получилось. Надо сказать, что подобные работы делаются редко, раз в десять лет, не чаще, и именно на "Зульцере", на нашем главном двигателе, демонтаж втулок проходит с большими трудностями. Вот и в тот раз втулку, как ни старались, вытащить не смогли.

Время поджимало, грузовые операции заканчивались, пришлось механикам срочно ставить поршень на место. Теперь же, в Латакии, нам поставили задачу втулку всё же вытащить и заменить, но приступить к работе мы не могли из-за отсутствия запчастей: резиновых уплотнительных колец. Я очень даже доволен был, делать заведомо дурную работу не хотелось. А хотелось по городу пройтись вечером, людей посмотреть, себя показать, местными достопримечательностями полюбоваться.

К тому времени старпом наш познакомился с бывшими советскими женщинами, которые оказались там, выйдя замуж за сирийцев. Их было трое или четверо, и они держали магазины со всякой всячиной, рассчитанной как раз на наших моряков. С легкой руки мариупольского старпома, мы тоже потянулись в эти магазины, где по вечерам смотрели московское телевидение, пили чай, кофе, и другие напитки. Девушки были рады нам, они скучали по родине. Но и о бизнесе не забывали: сидим-сидим, хозяйка говорит:
- Миша у тебя уже джинсы ни на что не похожи. Давай я тебе подберу.
- Да сиди спокойно. Не нужны мне джинсы.
- Нужны, Миша, нужны. Вот, возьми, примерь! - Примерил. Впору, глаз у них намётан, прямо скажем. Посидели ещё часок у телевизора.
- Миша, а вот свитер на тебя, взгляни.
- Да не надо мне свитера. Успокойся уже.
- Да ты примерь, мы с девочками посмотрим... Ой, как тебе в нём хорошо!
- Сколько стоит?
- Десять долларов всего. Бери, не думай. - Взял. Чёрный этот свитер до сих пор ношу, честно говоря. Хотя, это потому, конечно, что я зимой дома редко бываю, да и не один он у меня. Но этот - любимый.

Между тем, прислали нам самолетом необходимые уплотнения , и потребовали приступить к замене цилиндровой втулки. Мастер, как и полагается, написал капитану порта письмо с просьбой на двое суток вывести двигатель из эксплуатации. В просьбе было отказано. Надвигался, между прочим, Новый год. Тогда судовладелец уже сам вышел на портовое начальство и выбил таки разрешение. Как мне этого не хотелось, но пришлось в канун Нового года, в Сочельник, двигатель разбирать.

Поршень подняли до обеда. Принялись за втулку. Втулка не поддавалась, а у "деда", как зовут меня на судне, под рукой ни бабки, ни внучки, ни Жучки. Долго ли, коротко ли, но к десяти вечера с помощью тельфера, талей, двух домкратов и чьей-то матери втулку нам всё же удалось выпрессовать из блока цилиндров и приподнять на пару сантиметров. Дальше она должна была уже пойти легко. В начале одиннадцатого, уставшие, но довольные собой, мы пошабашили и пошли готовиться к встрече Нового года.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 77
Опубликовано: 22.02.2017 в 10:25
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1