Проза. Елена Бондаренко


Проза. Елена Бондаренко
СДЕЛКА
глава из повести

Сергей приехал в Германию по приглашению приятеля, которого он когда-то, ещё в Москве, успешно вылечил от недуга. Ульрих, так звали болящего, пытался отблагодарить доктора, но тот не взял ничего лишнего, кроме заранее оговорённой платы. Мало того, он поселил немца у себя в своей московской однокомнатной квартире и некоторое время ухаживал за больным, как сиделка. Ульрих поправился и уехал к себе на родину в Германию, но вскоре позвонил другу и сообщил, что сделал ему приглашение и визу — ждёт в гости. Сергей приглашение принял. Любитель приключений и путешествий, к тому же разведённый—быстро собрал вещи и рванул за рубеж осваивать новые территории. По приезду поселился в доме Ульриха в маленьком городке Розенталь, приятель занимал в нём должность мэра. Позже снял довольно большую, частично меблированную, квартиру-студию у богатой полячки пани Гжешки. Четыре года назад эта богатая пани овдовела и на нервной почве у неё отказали ноги. Сергей долго с ней возился, но смог поставить её на ноги, частично вернув былую подвижность конечностей. Теперь пани могла самостоятельно (без инвалидного кресла) вставать и перемещаться по огромной квартире, но всё ещё нуждалась в услугах доктора. Что-бы тот всегда был под рукой, она настояла на выборе жилья в её доме за весьма умеренную плату. Кроме того, друг Ульрих посоветовал ему закончить курсы нетрадиционной медицины. Получив корочки, доктор мог легально и беспрепятственно заниматься любимым делом. Сергей так и поступил. Затем Ульрих дал ему приличную рекомендацию как доктору нетрадиционной медицины и появились первые клиенты. Сначала немного, а затем сарафанное радио сделало своё дело, и народ повалил!
Среди клиентов была некая разведёнка фрау Валентина Хокке. Худосочная, лет пятидесяти, богатая и амбициозная дама относилась к нему, мягко говоря, странно. Она доверяла ему своё тело, но при этом всячески пыталась его унизить. Однажды напилась в стельку и прикатила к нему. Ввалившись в его квартиру устроила дебош! Чтоб хоть как-то урезонить, Сергей усадил фрау в её машину и повёз домой. Всю дорогу она его оскорбляла, обзывала русской свиньёй и проклятым коммунистом, плевалась и кидалась драться! Сергей с трудом отбивался от этой тигрицы, стараясь ей не навредить и, подъехав к роскошному особняку, сдал возбуждённую даму на руки её взрослому сыну. Неделю они не виделись, и вдруг фрау сама прикатила к нему с извинениями. Узнав, что ему нужна мебель, она повезла его за город в элитный магазин только для местных со странным названием «Сарай». Как ни странно, это оказался антикварный магазин замковой мебели в стиле Biedermeier. Об этом гласила вывеска внутри помещения. Доктор вспомнил, что обозначает этот художественный стиль: направление в немецком искусстве распространённое в 1815 — 1848 годах. Некое ответвление романтизма, пришедшего на смену ампиру, поэтому его иногда называют «смесь ампира с романтизмом». Для немцев, это один из самых подходящих стилей, поскольку в нём отразились представления «бюргерской» среды — домашний уют и интимность.
Пока фрау кокетничала с хозяином магазина, высоким худым немцем в роговых очках, он неспешно рассматривал расставленный как попало антиквариат и вдруг увидел потрясающее фортепиано! Закрытый со всех сторон громоздкой мебелью, в глубине зала, стоял массивный, тёмного дерева, элегантно инкрустированный, старинный инструмент изумительной красоты! Нижняя часть фортепиано была чуть испорчена, как будто оно какое-то время стояло в воде. Заглянув внутрь, Сергей убедился в этомо кончательно — струны тоже имели налёт и некоторые дефекты, которые, впрочем, можно исправить. Сергей с раннего возраста музицировал и научился настраивать музыкальные инструменты. Когда-то, в юности, его этому обучал старик сосед, еврей Капельман. Кроме того, он знал, что если вложить немного сил и денег — можно здорово на нём заработать!
Выглянув из-за пыльной мебели, он обрадовался, что фрау Хокке не видит этот инструмент. Его загораживает огромный трёхстворчатый шифоньер. Отвлекая внимание фрау, он старательно делал вид, что разглядывает этого громилу. Впрочем, шкаф тоже представлял интерес: передняя часть массивных дверок — блестящий выгнутый палисандр с характерным розовым оттенком, боковины, полки и всё остальное — тёмный морёный дуб. Такое сочетание фактуры и цвета придавало этому исполину некую изюминку. Хорошая добротная вещь, но заинтересовало доктора только дорогущее фортепиано!
Придя домой он думал о том, как уговорить хозяина магазина сбросить цену. Мозг заработал на полную катушку! Помучившись до вечера, он вдруг вспомнил громоздкий шкаф с тремя выгнутыми, симметричными, полированными дверками. И вот тут его осенило!
На следующий день он снова пришёл в этот странный магазин. Вот уж действительно, сарай! Длинное, совершенно никак не украшенное помещение, заполненное пыльной дорогой мебелью. Делая вид, что его интересует что угодно, только не фортепиано, он медленно бродил по магазину постепенно приближаясь к объекту. Подойдя вплотную к шифоньеру, он сделал вид, что сильно удивлён и даже расстроен. Он глубокомысленно качал головой, поджимал губы и даже делал вид, что вытирает пот. Хозяин, наблюдавший за ним со стороны, заметил клоунаду и подошёл.
— Этого просто не может быть! — Сергей впал в ступор качая головой и нелепо вылупившись на дверку полированного громилы, — А Вы знаете историю этого шкафа? — Нахмурив брови, спросил он подошедшего антиквара.
Тот, слегка смутившись, сказал, что шкаф он приобрёл у одного очень уважаемого немца и сделан он в конце девятнадцато говека…
— Вот именно! — Подхватив последнюю строчку, изрёк доктор. — В конце девятнадцатого века! Простите, но этот, с позволения сказать, шкаф, оскверняет весь Ваш магазин!
— Как?!!! — У антиквара даже очки вспотели! — Почему Вы так говорите?!
Сергей смотрел на немца с сожалением. Понизив голос, он сообщил:
— Да потому что в то время в стране свирепствовал тиф! Вы забыли?! Умирали сотни и тысячи людей! Сначала их хоронили в гробах с такими вот крышками, а потом гробы не понадобились — людей просто сваливали в ямы, обливали горючей смесью и сжигали! Я слышал, что в дальнейшем из крышек этих неиспользованных гробов изготавливали мебель. Этот шкаф из той же партии… Печально не правда ли? — грустно подытожил доктор. — Неужели Вы не видели, что дверцы шкафа сделаны из крышек гробов?!
Немец был в шоке! Он почти терял сознание, не зная, как реагировать и что сказать. Это же скандал! Если клиенты узнают — доходный бизнес рухнет! Оооо майн гот, какой позор! Хватаясь за сердце, он хотел немедленно избавиться от ужасных гробов и Сергей, безумно сочувствуя бедному антиквару, вызвался помочь. Он сказал, что злосчастный шкаф можно вывезти из страны в Чехию — у него там знакомый, который, быть может, согласится купить этот шкаф.
— Только вот… — Доктор сделал многозначительную паузу, — Боюсь он не даст за него много денег.
Говоря это, он с опаской провёл пальчиком по полированной дверке несчастного шкафа, а затем брезгливо принялся вытирать палец носовым платком. Глаза немца, и без того увеличенные линзами очков, раскрылись так, что казалось, он ими выдавит стёкла!
Незаметно наблюдая за антикваром, Сергей продолжал говорить, будто взялся за это хлопотное дело из уважения к хозяину, а сам-то он хотел приобрести вон то фортепиано и… — Он судорожно искал что бы ещё прихватить в нагрузку — Вот этот комод.
Хозяин магазина был счастлив предложению странного покупателя и с радостью уступил выбранные им вещи за полцены. Сергей сделал вид, что обдумывает предложение. Антиквар тут же поспешил с новым:
— Доставка немедленно и за счёт заведения!
— S,git, сделка состоялась! — Доктор широко и искренне улыбнулся, подмигнув haus maister (грузчикам) уже грузившим фортепиано в машину.
Антиквар, немного придя в себя, рассказал историю инструмента. Оказывается, это замечательное фортепиано принадлежало графу N и находилось в его знаменитом замке вплоть до 2002 года.
— В августе этого года Германию постигло ужасное горе! —Сокрушался антиквар, — В результате ливневых дождей, продолжавшихся неделю, Эльба вышла из берегов, вода поднялась на 10 — 11 метров! Вы можете себе это представить?! Взбесившаяся река затопила всё побережье! Центр города, дома, парки, поля и луга стояли в воде! Восточные земли Германии вынесли основной удар стихии! Это было крупнейшее наводнение в Европе за последние сто лет! К великому сожалению, замок графа тоже был частично подтоплен и этот чудесный инструмент находился какое-то время в воде…
Товар погрузили на грузовой «Мерседес» и вскоре два огромных гориллоподобных грузчика, с лёгкостью выгрузили, занесли и поставили на место инструмент и комод. Шкаф они выгружали в плотных перчатках с чувством глубочайшего омерзения и даже страха! Стараясь не слишком касаться «заражённого» стапятидесятикилограммового исполина, они кое как затащили его в квартиру и, оставив посреди холла, буквально сбежали! Сергей и глазом не успел моргнуть, как машины и след простыл. Пришлось вновь подключать русскую смекалку: намочить пол и, расстелив плотное покрывало, тащить этого громилу на своё место.
Настала очередь фортепиано. Сергей внимательно осматривал инструмент, как доктор больного пациента. Установив диагноз, он смотался в хозяйственный магазин, где приобрёл самый лучший итальянский лак, растворители, очистители и прочие необходимые для реставрации вещи. Провозился он над ним пару недель. Когда всё было промыто, зачищено и отлакировано, заменил старые пожелтевшие клавиши на перламутровые — (ещё накануне присмотрев их у мастера по ремонту клавишных). После этого долго возился с настройкой, но добился потрясающего звучания!
Вечером он расставил по периметру комнаты тяжёлые бронзовые подсвечники и зажёг свечи. Бутылка заранее купленного французского шампанского «Dom Perignon» покрылась капельками воды, охлаждаясь в серебряном ведёрке со льдом. Хрустальные бокалы сверкали, отбрасывая блики на фрукты и конфеты в ажурной фарфоровой вазочке. Он ждал фрау Хокке. Когда та вошла, мужчина вдохновенно играл нежный вальс Шуберта. По тому, как загорелись её глаза, он понял, что нужный эффект достигнут — дело за малым. Его умиляло, как задёргались изящные пальчики утончённой фрау в нетерпении сесть за этот потрясающий инструмент. Он ей это позволил, и они весь вечер музицировали, пили вино и пели романсы. Заострённое, хищное лицо молодой женщины разгладилось, щеки разрумянились, а в голубых глазах полыхал огонь множества свечей! Импровизированный мини-концерт с удовольствием послушала и хозяйка дома, полячка Гжешка. Весь вечер фрау Хокке чуть ли не на коленях уговаривала Сергея продать ей этот изумительный инструмент, а тот, изображая недоумение и даже праведный гнев, категорически отказывался! В конце вечера фрау Валентина предложила такую цену, что несговорчивость хозяина пошатнулась и он, изображая огромную досаду, согласился. «Уговорила» она его на сумму в 6,5 тысяч евро, это в десять раз больше, чем та, которую он заплатил антиквару за все приобретённые у него вещи. Он проводил даму домой, где она тут же с ним рассчиталась. Сергей с полными карманами денег зачем-то решил зайти в маленький частный магазинчик шерстяных носков «Wolf».
Он шёл по освещённой улице. Снег косо падал на мокрый асфальт в тщетной попытке намести сугробы. Виднеющаяся вдалеке остроугольная Kirche дополняла и умиротворяла состояние блаженства на душе довольного жизнью мужчины. Не доходя до магазинчика, он увидел огромную вывеску, извещающую о пятидесятипроцентной скидке на автомобиль «Sckoda». Авто стояло тут же — отражённый в огромных окнах витрины великолепный красавец красного цвета. Прикреплённая табличка сообщила о цене — 13 тысяч евро. Сделав в уме несложные вычисления, Сергей глазам своим не поверил — вот так совпадение! Приняв это за знак свыше, он развернулся в сторону кирхи и, перекрестившись широким христианским жестом, не раздумывая, тут же купил этот автомобиль! Необходимые документы оформили быстро, и уже через полчаса Сергей подкатил на новом авто к дому польки.
Когда эйфория от продажи инструмента и приобретения автомобиля, прошла, Сергей наконец-то смог внимательно рассмотреть приобретённый в нагрузку комод и шкаф. Комод, купленный практически в слепую, оказался вовсе даже не комодом, а нижней частью посудного шкафа, что, впрочем, не умаляло его достоинств и прелести. Вещь добротная, из натурального дерева с изящной объёмной инкрустацией по бокам и на ящиках. Его украшали ажурные ручки жёлтого металла и тяжёлые витые ножки. Чуть отреставрировать столешницу, и эта вещь украсит собой любой интерьер.
Разглядывая шкаф, он поразился тому, как добротно и качественно тот был сделан. Заднюю стенку шкафа, видимо, для того, чтоб дерево не рассохлось и его не повело, скрепляли клинья. Они горизонтально пересекали заднюю стенку слева направо и наоборот. Мало того, внутри шкафа были бронзовые петли и скобы изумительной работы! Ключи, запирающие дверцы, имели сложную конструкцию с множеством зубчиков и впадин.
Когда Сергей открыл дверцу платяного шкафа, на него пахнуло старой и какой-то тёплой, солнечной Германией. Его чуткий нос уловил терпкий запах душистого кофе и… тонкий аромат женщины. Сергей ни на минуту не сомневался, что шкаф принадлежал не какому-то там «солидному немцу», как убеждал его хозяин магазина, а именно женщине. Он глубоко втянул в себя запах, мысленно представляя какой она была…
Заполняя шкаф вещами, он заметил надпись внутри ящика и, приглядевшись, с изумлением обнаружил написанное чернилами стихотворение на старонемецком языке. Поскольку старонемецким Сергей не владел, то перевёл приблизительно. В стихотворении речь шла о весне, природе и чувствах к женщине. Заканчивалось оно слова-ми lezze lei~st, которые он перевёл, как lezze — учиться; lei~st — завершение темы, что окончательно его запутало. Под стихотворением стояла дата 1824 год.
— Вот вам и бидермейер! — Щёлкнув по своему отражению в полированной дверке шкафа, с улыбкой сказал счастливый Сергей, — Удалась сделка-то, сударь! Эх, как пить дать, удалась!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Другое
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 93
Опубликовано: 20.02.2017 в 21:02
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1