Лина. Паралитик, Инвалид, Лентяй и Трудоголик



Праздники – праздниками, а работа – работой. Новый третий механик, Николай Скакун, оказался именно тем человеком, который сплотил всех механиков в коллектив, и заслуженно получил прозвище «Профорг». Опытный моряк до получения своего диплома работал на «Адмирале Нахимове» машинистом, тонул вместе с судном, рассказывал нам о трагедии.

Крановым механиком прислали, к сожалению, человека, с кранами малознакомого, не помню уже его имени. Такая вот кадровая политика. Но к тому времени наш второй, – Саша Григоренко, смог уделять больше времени палубной технике, мало-помалу получал опыт и новый специалист. С трудом, но справлялись.

Кстати говоря, с Сашей, несмотря на большую разницу в возрасте, мы ладили прекрасно. Голова у него светлая, руки пришиты правильно, и характер лёгкий. Помню, что тогда он постоянно цитировал кузнеца из фильма "Формула любви": " Ну,барин, ты и задачи ставишь... за десять дён, одному не справиться, тут помощник нужен homo sapiens! - Бери помощника, но чтобы не раньше..."

Получили мы, наконец, долгожданный гидромотор на первый кран, вместо старого, вышедшего из строя. Менять его, конечно, пришлось экипажу. Работа тяжёлая и опасная. И трудоёмкая, конечно. И когда закончили её, кран начал работать, но неравномерно. И воздух спускали из верхних точек масляной системы, как рекомендовала инструкция, не помогало. Береговых специалистов нам в помощь не прислали, кран включили в работу, обозвав Паралитиком.

Второй кран к тому времени давно уже называли Инвалидом. Из строя он выходил реже, но работал медленно и степенно. Такой себе, работающий пенсионер. Радовал нас только четвёртый кран, кормовой, ближайший к надстройке. На всех судах кормовые краны работают чаще других, потому что ими пользуются для подъёма на борт привезенного продовольствия, техснабжения, для выдачи любого груза. Вот и наш снабженец работал больше других и даже получил заслуженное имя Трудоголика.

Больше всего неприятностей доставлял нам его сосед – третий кран. Останавливался он во время грузовых операций постоянно. Допустим, отказывается опускать стрелу. При этом поднимает её без проблем. Идём по гидравлической цепочке, снимаем и перебираем один клапан – ничего не даёт, второй –попали! Заработал. После остановки на обед – абсолютно тот же отказ. Перебираем снова знакомый клапан, никакого эффекта, другой, третий. Нашли! Ну, как его понять? А каждый клапан, чтобы было понятней, представляет собой на вид стальной параллелепипед с внутренними сверлениями, весом килограмм в восемь.

Конечно, всему виной было плохое состояние всех кранов. Им бы пройти полную инспекцию шведской бригадой, которая приезжает на судно со своим инструментами и запчастями. Но компания на такие расходы не шла, а наших знаний в гидравлике не хватало явно. Так и мучились мы до последнего моего дня на судне. Третий кран к этому времени давно уже получил имя Лентяя, и уезжая, я сочинил стихотворение, посвящённое четырём нашим «любимцам», посвятив каждому из них одну строфу.

Да, «Лина» - это краны. Но не надо думать, что вся остальная техника крутилась сама по себе. Приходилось и главному двигателю делать профилактические ремонты, и вспомогательным - тут уже Коля Скакун включился на полную мощность. На краны он не лазил из-за большого веса и боязни высоты, но ему и с движками работы хватало в машине.

Кондиционер отказал, помню, неожиданно, тоже ползали мы с Сашей по системе, выясняли, почему фреон не приходит в испаритель. Много чего было. Тяжёлый был контракт, и я рад был при первой возможности уехать домой, пообещав суперинтенданту через два месяца вернуться на «Полидинамос». Не надо мне вашего ЦПУ, потели, и потеть будем. Глаза бы мои не видели вашей «Лины»!



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 115
Опубликовано: 18.02.2017 в 00:30
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1