Многогранники. Вера Коваль


Многогранники. Вера Коваль
РЕКВИЕМ

Девятый день после Пасхи. Радуница. Поминовение усопших. Я предварительно купила неживые цветы на рынке. Не ношу живые цветы на кладбище после того, как услышала совет от старенькой бабушки очень давно:
— Деточка! Не носи на кладбище живые цветы. Мёртвым — мёртвое, а живым — живое.
С тех пор я так и делаю. Поехала на городское кладбище, где похоронены мои родные.
Не люблю ходить одна в такое скорбное место, но в этот раз пришлось, не оказалось попутчиков. Рабочий день. Было прохладно и ветрено. Людей в этот день было не много. Обычно бывает больше в выходные дни. А может потому, что было прохладно, не уютно.
Как и всегда, в первую очередь, я пошла на могилку мужа, поставила цветы, сделала поминальный ритуал, постояла, мысленно с ним поговорила и отправилась дальше к могилам моих братьев. Там также поставила цветы в вазу, постояла, вспомнила каждого из них. Попрощавшись, я тихонько пошла к могилке отчима. Когда подходила к перекрёстку, в центре старого кладбища, услышала звук, напоминающий скрипку. Я сначала подумала, что это мне послышалось. Откуда здесь взяться скрипке? И скорее это был не звук, а плач.
Я остановилась и не могла понять, откуда он? Похорон не было. Скопления людей так же.
Подумала, что кто-то принёс радио и включил, чтобы скорбная музыка разносилась по кладбищу. Тогда я прошла дальше, остановилась и стала прислушиваться. Мне не послышалось.
Это действительно была скрипка, мелодия доносилась обрывками, рваными кусками. Ветер рвал музыку и разносил по кладбищу и не было понятно, с какой стороны доносилось. Когда я повернула за угол, то увидела стоящего на обочине молодого человека, играющего на скрипке.
— Так вот кто играет! — вслух произнесла я.
На дороге лежал раскрытый футляр, а в нём монеты, конфеты, печенье. Идущие мимо люди бросали, кто что мог и сколько мог. Подойдя ближе, я замедлила шаги услышала, как звенели падающие монеты. Их звук больше походил на заледеневшие падающие слёзы, ударяющиеся друг о друга. Скрипач продолжал играть на ветру, который трепал его волосы, холодил сердца прохожих. Парень худощавого телосложения был одет в чёрный старенький костюм. Он играл, не поднимая глаз, смотрел куда-то вниз. У меня же были мурашки на коже. Я тихо подошла, положила купюру в футляр и накрыла его вязаной шапочкой, лежащей здесь же, чтобы не унесло ветром.
Сзади шли люди и высыпали в футляр по горсти монет. Те падали, издавая звук, действительно, падающих слёз. Я пошла дальше, но обернулась, чтобы увидеть, как он отреагировал на «щедрое» вознаграждение. Парень продолжал играть скорбное произведение. Я всё старалась вспомнить, что это за произведение и кто автор? Память не хотела мне в этом помочь. Я подошла к могилке отчима, поставила цветы и пошла обратно быстрее, чем обычно.
Мне захотелось ещё услышать скрипку, боялась, а вдруг он уйдёт, и я мысленно молилась, чтобы парень не ушёл. Скрипач продолжал играть. Теперь я отчётливо слышала музыку, которую так неистово рвал ветер. Она уходила вглубь, в землю и возносилась к небесам.
Доносились обрывки. Казалось, что скрипка захлёбывалась от слёз, рыдала, и ей хотелось донести печаль до каждой могилки, до каждого покойного и сказать, что их помнят, что не забыли, даже тех, к кому уже некому прийти.
Когда я поравнялась со скрипачом, то остановилась, чтобы послушать ближе скрипку. Заканчивая играть произведение, он сразу начинал снова, и так продолжал долгое время.
Парню было лет 18 — 19. Он так же продолжал смотреть вниз сквозь опущенные веки. Я увидела, что у него были уставшие и озябшие руки. Через некоторое время скрипач закончил играть и медленно опустил руки со смычком. Чувствовалась усталость.
— Спасибо тебе за музыку! Спасибо за реквием. Спасибо от живых и покойных, — сказала я. — Наверное устал?
— Да нет, ничего, я привык, — смущённо ответил молодой человек.
— Что за произведение ты исполнял?
— Адажио Альбионе.
— Спасибо ещё раз.
Я пошла дальше, а он стал собирать свой честно заработанный «гонорар» за концерт на кладбище. Можно сказать, что это был спектакль одного актёра в таком месте и для таких слушателей. Думаю, что равнодушных не было, ни среди живых, ни среди ушедших в вечность, слушающих скорбный реквием на погосте.


БЕССОННИЦА

Настала тёплая и бархатная ночь
И смотрит вниз Медведица Большая,
А где-то бродит её маленькая дочь,
А у кого-то души отлетают.

Взошла луна российским новым пятаком.
На звёзды яркие смотрю я снизу.
Сто тысяч глаз в верху сверкают серебром,
Они все смотрят на меня, я вижу

И даже иногда подмигивают мне,
И пристально луна в окошко смотрит,
А мне бы лечь в кровать, забыться в сладком сне —
Бессонница мне жизнь порою портит.

Ах, если бы пришёл мой долгожданный сон!
Легла. Не сплю. Ворочаюсь в постели,
Но вырывается со вздохом в мраке стон
И неги нет в усталом бренном теле.

А сон мой бродит где-то там, ещёвдали.
Мне бы уснуть спокойно, притаиться,
Но, кажется, что в ночь со всех сторон земли
Идут, бегут, мелькают чьи-то лица.

Я — придаю всерьёз значение всему,
Что происходит в ночь и в непогоду.
Не отдых, а мучение одно в луну.
Наверное, виновны в этом годы.


* * *

Я злато осени в строку вплетаю.
Вкрапляю в них и серебро дождя
И по крупице жемчуг собираю,
Нелёгкий и житейский путь пройдя.
А стих любой — не пустоцветный колос —
Пробьёт дорогу он к людским сердцам
И с Лирой к будущим подаст свой голос
Летит на встречу к новым племенам.
Раскрашу строки в цвет зелёных сосен,
Эол отправит их увидеть свет.
Как яблоня, стих станет плодоносен
В другие страны понесёт привет.


СЛОВО, СКАЗАННОЕ СЕРДЦЕМ

Серебристый сыплет снег.
Скрылось солнце — самоцвет.
Слёзысыплетсветлаясвеча.
Странный сон склонил слегка.
Странствуй снова в сновиденьях,
Смейся, состязайся со стихией,
Созидать стремись сама.
Стены строй, семью, судьбу.
Села в сани — снова ссорятся сомненья?
Сани сами сбросят седока.
Сквозь стремнину суету сует
Силу строк сумей составить,
Спой созвучно сказанные строки —
Станет сокровенным снова,
Слово, сказанное сердцем.
Сотвори стихи, стреляй строками,
Сделай смело самый славный стих.
Сказанное слово сердцем согревай,
Совершенствуй свой солёныйстиль.
Силу слова слушай сквозь столетья,
Славь седобородых старцев,
Свято славь священные слова.


ЛАДОНИ

Когда мои ладони были горячи,
Вода, почти в них закипала.
Любовь и молодость и солнышка лучи
Моей крови стыть не давали.

Теперь не достаёт порой и им тепла —
В моих ладонях снег не тает.
Холодных сеть морщин в них густо пролегла
И перемены наступают.

Ладони лодочкой безвёсельной сложу —
Как брешь на дне уже случится
И плыть по жизни на такой я погожу,
Ведь сердце всё ещё стучится.

Как высохший гербарный лист моя ладонь,
Но осень спросит с меня строже.
Пылала сущность страстно, как огонь,
Когда была душа моложе.

Моей ладони вот свернуться бы в кулак
Иль в кукиш жилистый так сжаться,
Чтоб кровь вскипела в узловатых жилах так,
Чтоб не смогла с душой расстаться.


МОРЕ УСНУЛО

Штормило море целую неделю
И вот оно уснуло по утру.
Намаялось, ведь шумно волны пели,
Кричали громко чайки на ветру.

Укрылось белым тёплым одеялом
И спит оно, уткнувшись носом в брег.
— Вы громко не кричите у причала,
Пусть отдохнёт в нём и волны набег.

И чайки смолкли, больше не горланят,
И теплоходы молча в нём плывут,
И ветер стих, он больше не буянит,
Вот только рыбки стайками снуют.

А завтра тихо так оно проснётся,
Как карамельку, гальку вновь лизнёт.
И если снова в море шторм начнётся,
То после от усталости уснёт.


ОСКОЛОК

Дед копал на огороде,
Но наткнулась вдруг лопата на металл.
Скрежет он услышал вроде.
Поднял дед осколок и в руке зажал.
Его сердце боль пронзила
И осколок выпал из руки.
Может здесь кого убило?
А бои в посёлке были нелегки.
Поднял снова дед осколок —
Будто пламенем ладони обожгло.
Путь на верх его был долог.
Сколько вас таких в землице залегло?
Вспыхнули воспоминанья,
Как совсем ещё мальчишкой в бой попал —
Школьные лишь были знанья,
Ни в каких боях юнец и не бывал.
Ранен был не раз, но выжил,
До Берлина он с пехотой дошагал.
Ну зачем осколок вырыл?
Он и так всю жизнь войну не забывал.


ТРЕУГОЛЬНИК

Беру я снова треугольник,
И помню эти строчки наизусть.
Никто мне слова не проронит,
Но каждый раз он мне наводит грусть.

И всё равно его читаю,
Одно-единое отца письмо,
И каждый раз над ним рыдаю,
Как драгоценно нам, живым, оно.

Затёртое до дыр, но дышит.
Он не успел нам больше написать.
Корявые те строчки вышли,
Но их зацеловала наша мать.

От слёз пустились буквы в бегство.
Мы неразлучны с ним, одно звено.
Прошло давно и наше детство,
Но ты был с нами, папа, всё равно.

Твой пульс вибрирует, он рядом,
И слышим мы дыхание твоё.
Твой треугольник как награда
Для всех для нас, там, где твоё жильё.


ХУДОЖНИКУ И ПОЭТУ
Борису Васильеву-Пальму

Горит камин и пламя ярче в лампе.
Один остался в мире он ночном.
И тень молчит над четырьмя углами,
И утонул в тиши, казалось, дом.
Глухая тишина вселилась в доме.
Дыхание он слышит лишь своё,
Но сладкий запах здесь, в раскрытом томе —
Он дорогой подарок от Неё.
Хозяин и художник весь в заботе.
Разложены все краски, кисти, холст.
И вот уже мольберт готов к работе,
Как незатейлив здесь уклад и прост.
Дрожащею рукой выводит робко
Знакомые черты любимых глаз.
На сердце вот мучительно и горько,
Когда-то вместе танцевали вальс.
Ласкает кисть художника изгибы,
Волненье выдаёт его рука.
Быть счастливы они могли бы,
Но от него она так далека.
С любовью, нежностью святой и лаской,
Художник пишет милое лицо.
Родные здесь черты её, немаска,
И пальцы гибких рук, на них кольцо.
Но замерло в ней тайное мгновенье.
Мазок ложится нежно на мольберт.
Полёт души и память вдохновенья —
Как счастлив он, рисующий портрет.
Любви объятья не были ей грубы.
Взгляд синих глаз, которые не лгут.
Он целовал когда-то её в губы,
И тайные мечты те сердце жгут.

20.01.2016 год.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 147
Опубликовано: 17.02.2017 в 21:48
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора

александр рэй     (06.03.2017 в 20:19)
ХОРОШО И ПРНИКНОВЕННО ОПИСАНО-ПОНРАВИЛОСЬ, СПАСИБО.

Лира Боспора Керчь     (06.03.2017 в 20:45)
Спасибо за отзыв. Я передам Вере Коваль Ваши добрые слова.
Тем не менее, поскольку произведений несколько, можно было бы поточнее сказать - какое именно Вы имеете в виду... (пока, опираясь на "описано", будем считать, что о "Реквиеме")








Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1