Ocean Star. Лондон, Руан, Дакар.



Ocean Star.  Лондон, Руан, Дакар.
Есть такая шутка: - Так в Париж хочется!! Как в прошлом году!
-- А вы были в Париже в прошлом году?
-- Нет, не был, но тоже хотелось.

Вот и я вчера читал рассказ Диккенса, и захотелось мне в Лондон, как много лет назад. С пятого класса в учебниках английского языка я читал о туманном Лондоне и его достопримечательностях, копию знаменитой башни Биг Бен я даже видел в Адене, и с левосторонним движением встречался не раз, но в Великобритании был лишь однажды, и то не в Англии, а в Уэльсе. Но мечтать продолжал, и мечты мои не были беспочвенными. Ведь я был моряком, а Лондон это порт.

И вот, наконец, в середине июля 2005 года, я прилетел в Лондон с целью заменить старшего механика греческого балкера «Океанская звезда». Агент встретил меня в аэропорту Хитроу и повез на судно. По пути я увидел мельком и Темзу, и Тауэр, и Вестминстерское аббатство. Через десять минут машина повернула в док, в котором и стоял мой новый пароход.

Капитаном был молодой мариуполец, на первый взгляд производящий приятное впечатление. Уже один только его громкий и отчетливый голос вызывал у меня симпатию. Глухота моя прогрессирует с каждым годом и капитанов с тихим, неразборчивым голосом я ненавижу.

Принял я дела старшего механика у Николая Нилова в полном порядке. Понравилась и машина, и механики, и сварщик, и электромеханик. Отличное судно, не новое, конечно, но, после моих прежних развалюх, очень даже неплохое. На борту находился мой прямой начальник – суперинтендант греческой компании, тоже оказавшийся вполне контактным человеком без каких либо начальнических амбиций.

Все было хорошо, кроме одного: денег у меня не было совершенно, слишком долго я трудоустраивался в этот раз, и даже если бы они и были, уехать в город на экскурсию, только приняв пароход, было бы большим нахальством.

Вечером заглянул ко мне капитан и позвал прогуляться втроем с суперинтендантом. Мы вышли с судна часов в шесть, я надеялся, что начальники мои направятся в центр, он был всего километрах в десяти, но я ошибся. Суперинтендант был явно не из тех, кто тратит деньги на подчиненных. Мастер же, по всей видимости, сам был не при деньгах, такое часто встречается у греческих судовладельцев. По крайней мере, мы пешком направились в другую сторону, и через полчаса ходьбы оказались в Лондонском городском аэропорту, так называемом Лондон-сити аэропорте, самом маленьком аэропорте города всего с одной взлетно-посадочной полосой.

Аэропорт очень современный, предназначен для небольших самолетов с коротким взлетом и посадкой. Построен он в 1986 году, и первый камень в фундамент терминала заложил принц Чарльз. В аэропорту капитан заказал по большой чашке английского чая, очень вкусного, между прочим. Походили немного по зданию аэропорта, полюбовались на оригинальную конструкцию, да и пошли назад. Ну, хоть познакомился с начальством поближе, подумал я. Неплохой результат вечерней прогулки.

Лондон – город дорогой. Автобусные билеты – фунта по три-четыре. К порту подходила и какая-то железнодорожная ветка, которая тоже шла в направление центра. Подумать только, я находился в 10 км от главных достопримечательностей Лондона, и не мог на них даже взглянуть. Когда на другой вечер капитан зашел за мной позвать опять в аэропорт, я попытался отказаться.

- Михаил Иванович это же ваш начальник, а не мой. Так что будьте добры…
Ну, куда было деваться?

И на третий вечер наша традиционная прогулка состоялась в том же составе и в тот же аэропорт. А там и отход судна в рейс. Суперинтендант улетел в Грецию. Вышли мы из дока, идем по Темзе. До Северного моря – всего 50 миль. Около пяти часов. И вдруг у работающих в параллели дизель-генераторов начинают прыгать показатели нагрузки. Было ясно, что какой-то регулятор числа оборотов вышел из строя, но на каком именно генераторе, невозможно было определить. По нагрузке, хватило бы и одного, но я боялся не угадать и оставить в работе неисправный. Это грозило обесточиванием на реке, хуже не придумаешь. Следовало предупредить мостик. Я позвонил в рубку:

- Мастер, это стармех. У нас тут чрезвычайная ситуация. Пожалуйста, будьте готовы к возможному обесточиванию.
- Иванович, только не сейчас. Мы ведь на реке среди других судов. Выйдем в море, я вам дам время, только сейчас нельзя нам обесточиваться.
Будто я сам не знал, или просил у него разрешения.
- Я не разрешения прошу, и не собираюсь останавливаться. Предупреждаю просто, что такое очень вероятно. Пусть боцман будет готов на баке на всякий случай отдать якорь.
- Михаил Иванович, сейчас никак нельзя…

Ну, проскочили мы реку, слава богу. Позже уже определили, когда такие случаи стали повторяться, что третий механик заливал в регулятор турбинное масло вместо рекомендованного дизельного.

Следующий порт захода был недалеко – Руан, Франция, историческая столица Нормандии. Знаменит он своим собором и тем, что в нём (в городе, не в соборе), казнили Жанну д’ Арк. Стоянка была короткой. Капитан сойти на берег не смог, а меня отпустил, попросив купить ему с килограмм разных конфет. Мы все в рейсе конфеты едим больше, чем дома. Организм почему-то требует.

По порту курсировал автобус клуба моряков. Человек десять наших туда село, привезли нас в клуб. Отзвонились домой, осмотрелись. Узнали, что до центра – рукой подать, и пошли туда пешком. Третьему механику нужно было возвращаться на вахту и я попросил его захватить пакет конфет для мастера.

Погуляли мы прекрасно. Погода была чудесная, вокруг полно людей, туристов много, старинный красивый город. Осмотрели и башню Жанны д’Aрк и высокий мемориальный крест на месте её казни на Старорыночной площади. Полюбовались на знаменитый Руанский собор. Поужинали в ресторане на открытом воздухе.
Возвращались на судно за полночь, не спеша, очень довольные и вполне счастливые.

Утром я встаю без будильника. Иногда в 6 просыпаюсь, иногда в 7, но в половине восьмого на завтрак – это закон. В 8 – в машину, так каждый день, если всё нормально.

Дверь каюты на ночь в порту закрывается всегда, это тоже незыблемо. И вот стою я, как Аполлон, с полотенцем после душа, посредине каюты, вдруг открывается закрытая на замок дверь и влетает взволнованный капитан:
- Михаил Иванович, вы живы?
Я смотрю на него с недоумением. Видел чудо, но такое!?
- А с чего бы мне умирать? Я из долгожителей.
- Ну, я вам два раза звонил, а вы трубку не поднимаете!

Что я ему мог ответить? Что в ванной не слышно звонка? Что еще только четверть восьмого, мое личное время? Что я и вообще глуховат? Или что открывать капитанским ключом дверь в каюте при таких обстоятельствах недопустимо?

Я просто понял как-то сразу, что работать с этим человеком будет не так уж просто, как мне показалось. Он был из породы паникёров. И это когда-нибудь обязательно скажется. С паникёром – капитаном надо держать ухо востро. Серьезные вещи скрывать ни в коем случае нельзя, но и делиться с ним своими ежедневными поломками не следует ни в коем случае.

Портов выгрузки на западном побережье Африки было у нас несколько. Дакар, Абиджан, Аккра. На подходе в каждый из них капитан заставлял меня не просто переписать для таможенной ведомости количество масел и химикатов на борту, но даже и пустую тару, а также наличие всего перечисленного по бочкам и по банкам. Мотивировал он это тем, что в прошлом году имел в Дакаре неприятности. Сделал я, как он просил. Не проблема.

В первом же африканском порту началась активная скупка антималярийных препаратов. Конечно, то, что малярия свирепствует в Африке до сих пор, мы знали, но как-то Бог миловал, не болели. Препараты, имеющиеся на судне, были неэффективными. Капитан это знал, и купил для себя самые современные таблетки. Под его влиянием, лекарствами запаслись все штурмана, и половина механиков. Даже и я поддался панике, прикупив упаковку не самых дорогих таблеток.

И вот, после такой подготовки, третий помощник у нас заболел малярией. Думали уже его сдавать на берег, но подходящего порта не было, а пока пришли в Дурбан, ему стало легче.

Но это было уже после смены капитанов. Новый наш рейс был из Габона с африканским лесом. Лес грузят и в трюма, и на палубу, потом его необходимо тщательно закрепить. Крепления выполняют портовики, но в рейсе ежедневно их следует проверять и подтягивать, иначе возможно смещение или даже потеря груза. Капитаны палубных грузов не любят, лес – тем более. И капитан наш резко запросился домой. Ему пошли навстречу, прислали болгарина Ваню.



Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 17.02.2017 в 01:48
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора










1