СТРАНА УТОПИЯ. Часть 1.


PROPOSTA.

Четыре рассказа, одно событие. Неудача, невезение, крах? Ничуть не бывало.Но и радоваться, казалось бы, нечему. А вы попытайтесь. Мой герой это сделал, и, кажется, удалось.
Превратить свое поражение в победу, оказалось, не так сложно. Иногда, необходимо лишь небольшое усилие. Достаточно представить, кем бы ты стал, обернись все иначе.
Поэтому первый рассказ – причудливая смена эпизодов и настроений. Герой следует своим капризам, желаниям, не обращая ни малейшего внимания на внешние обстоятельства, а в заглавиии упомянуто легкомысленное итальянское слово «capriccio».
Продолжение… Не сдаваться же без боя. Хотя, цель – ничто! Движение, сатисфакция – все. Бой, атака в ритме чечетки или, выражаясь же на более понятном нам с вами итальянском языке, «toccata».
Мечты о славе и величие на фоне живописных дюн. Рождение новой реальности. Праведная месть… Но история и сложившийся порядок вещей все возвращают на круги своя. А потому «cadenza», просто «cadenza». Еще не завершение темы, еще не конец, а начало новой жизни, борьбы и, конечно же, побед.
И финал. Часть четвертая, под названием "Что наша жизнь... или DANSE MACABRA (танец смерти)".

ТУДА И ОБРАТНО. CAPRICCIO.

Твое созданье я, создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель
Душа души моей и царь!

Гавриил Державин.


Грустно, господа! Скучно! Да и откуда веселью взяться? Когда каждый день, каждый божий день на работу ходить надо. А если нет. Работы нет.
Тогда дело совсем дрянь. Ни тебе денег, ни развлечений. Ну, разве по улицам со шляпой пройтись. Помогите, бедному сироте! Так и здесь радости мало. Не помогут, не подадут. Еще и по шее накостыляют. Иди, сам заработай! Вона, какой бугай вымахал!
Положение, почти безвыходное. Если, конечно, смекалка не работает, тыковка не думает, а воображения ноль. Почти, но не совсем. Потому как, для таких безнадежных индивидуумов и выдумана государственная служба. Попасть на нее, правда, трудно. Но, ничего не поделаешь, запастись терпением надо.
Вот и я всю жизнь искал заповедное местечко, где люди живут, не ведая забот. Свой остров «Утопия». Мечта казалась несбыточной. Не брали никуда. Правда, постоянно обещали, манили, посылали таинственные сигналы, призывно стонали: «Да! Да! Да! О да! Ты нам нужен! Ах! Еще, еще… потерпи! Еще, еще, еще… совсем немного!» Итак, двадцать лет, кряду. Полагаю, если в этом и было что-то необычное, так это не иссякающая вера в ту лапшу, простите, тем обещаниям, которые из года в год мне вешали на уши.
Пора было и поумнеть. Плюнуть на лживые посулы. Как вдруг, свершилось чудо. Из Министерства целинных и залежных земель сбежали все специалисты!!! Массовое помешательство, магнитные бури... Уж не знаю, что там произошло, но кабинеты обезлюдили. Понятно, даже самая захудалая фирма не готова оказаться в подобной ситуации. Что уж говорить о госучреждении. В нем началась паника.
Судите сами. Начальник есть, секретарша тут как тут…, а дальше ничем неприкрытая пустота. Ну, как в таких условиях изображать из себя занятого человека? Беда ни в том, что сослуживцы не поверят. Им-то наплевать. Никто и спрашивать не станет. Но нарушать приличия, традиции - вещь непозволительная.
Всем известно: «король голый». И прикрыть свою наготу ему абсолютно нечем, точнее некем, ни единым подчиненным. Ведь боссов и царственных особ, как известно, создает свита. Потому пребывать в таком неглиже долго нельзя. Попытаться работать самому.... Форменное безумие! Тогда уж точно, конец. Не будет пощады такому штрейкбрехеру. Да, и поди, отыщи эту работу, коли столько лет ее в упор не видел.
Потому-то долгожданный телефонный звонок, наконец, прозвучал. Звонил, приятель, от которого и исходили те самые обещания, сигналы и стоны. Признаюсь, что поначалу даже не узнал его. Прежде сладкоголосая сирена теперь вопила и визжала, словно недорезанная свинья. Кто бы усомнился после этого, что в жизни государства наступил критический момент....
Признаюсь, и меня эта новость застала врасплох. Уже не первый год, я находился не в простом положении. Представьте человека, доведенного до отчаяния безденежьем. Какие бездны разверзаются в нем. Потеряв всякую надежду, он способен, к самым что ни на есть безрассудным действиям.
Слабые духом, в таком состоянии, идут грабить банки. Пустое и мелочное занятие. Нет там больше денег. Одни компьютеры. Обнаружив это, и окончательно лишившись рассудка, разочарованные в жизни люди пытаются найти работу. Понятно и это не выход.
Неразрешимые коллизии и пробудили во мне талант трагического актера. Большой талант, учитывая то, что разыгранные сцены отчаяния неизменно вызывали сострадание и заставляли рыдать даже самых бесчувственных банкиров и чиновников.
Как раз в этот момент, когда над любимым государством сгущались грозовые тучи, я давал очередное представление перед очень достойным зрителем. Пытался растопить ледяное сердце налогового инспектора. Непростая задача. Попробовали бы вы, таким путем вернуть деньги, днем раньше проигранные на бирже? Это больше, чем подвиг – это искусство.
Меня здесь уже знали. Я и раньше заглядывал к ним по различным надобностям. Эдакий Измаил единым натиском не возьмешь. Уверенность в своей правоте окрыляла. А надежда одержать верх над людьми, свято чтившими заветы скупого рыцаря, воодушевляла и придавала жизни неповторимый вкус.

Нас уверяют медики: есть люди,
В убийстве находящие приятность.
Когда я ключ в замок влагаю, то же
Я чувствую, что чувствовать должны
Они, вонзая в жертву нож: приятно
И страшно вместе.

Страха я почему-то не испытывал. Но, в остальном Александр Сергеевич был прав. Возбуждение и «приятность» сопутствовали мне каждый раз, когда удавалось сломить сопротивление чиновников. Пригвоздив их к стене, совершено невинным вопросом: "Кто виноват?".
Принять вину на себя госслужащие не могли. У каждого из них начальник есть. Не пощадит. Но и взваливать всю ответственность на меня тоже опасно. Это ж нарушение этики…. И вообще, вдруг, у этого «артиста» припадок начнется. Ему-то все с рук сойдет. А кому за скандал в присутственном месте отвечать?
Что ни говорите, а от законов диалектики не спрячешься. Борьба противоположностей, меня и инспектора, и противоборство двух взаимоисключающих мнений творили чудеса. Голова чиновника, например, неожиданно начинала думать, искать компромиссы. Так шаг за шагом он приходил к единственно верному решению, что чек на требуемую сумму, избавит его от дальнейших непосильных умственных упражнений.
Вот и на этот раз, знание главных вопросов русской литературы возымело действие. Окончательно раздавленный моими доводами инспектор, нехотя взял ручку, и стал восстанавливать справедливость….
Тут-то и разразилась гроза. Треск, шум, звон и в приемную с воплями: «Тебя берут! Тебя берут!» - вломился мой приятель.
Понятно налоговики все восприняли буквально. А именно, офис окружен и вот-вот начнется штурм. Все попрятались под столы. Даже я, хоть внешне и сохранял полную невозмутимость, стал нервничать. Впрочем, тут же взял себя в руки. Чек в кармане. Представление окончено. О чем беспокоиться?
Пора бы и честь знать. Взял буяна в охапку и откланялся.
Я сразу понял: мой товарищ чем-то расстроен и озабочен. Но то, что вы узнали несколькими абзацами выше, для меня еще было тайной. Пришлось дать возможность выговориться и ему.
Признаюсь, свалившаяся на мою голову удача сразу показалась чрезмерной. Хватило бы и чека от налоговой инспекции. Два выигрыша в один день – не совместимы с реальностью.
Чем дольше меня убеждали, тем меньше я верил в случившееся. И был прав. Потому, что с этого дня стал зависеть от чужой воли и нерешительности. Не я, а со мной разыгрывали представления. Оставалось лишь просить, заискивать, неуклюже шутить. И, как раньше, получать половинчатые ответы, игривые обещания. День нашего союза откладывался на все более отдаленные сроки. Причины…. Не мне вам объяснять? Сегодня у начальника болит голова, завтра секретарша переживает не лучшие дни, вслед за ними, директор и заведующий отделом кадров выехали на семейный пикник.
Герой – любовник на сцене в такой ситуации пускает себе пулю в лоб. Но в театре проще. Там персонажам на всю жизнь отпущено два-три часа. Рождение и похороны, свадьбы и поминки – все должно уложиться в срок.
История же моих мытарств растянулась на месяцы. А занудам и бездарями, затеявшим этот спектакль, никак не удавалось добраться до финала.
Но человек полагает, а законы располагают. И от них никуда не деться. Даже госучреждения не способны противостоять заведенному порядку вещей, открытому знаменитым Паркинсоном.
Еще в начале двадцатого века этот самый Паркинсон обнаружил странную закономерность. Чем больше забот сбрасывает со своих плеч государство, а сбрасывает оно, как известно их на головы своих же подданных, тем больше помощников ему (государству) требуется.
Понятно, государственная необходимость, в конце концов, победила чиновничью лень. И меня приняли в министерство. Отперли помещение, где чуть ли не четверть века сидели государственные мужи и охраняли самое ценное, что было и есть у нашего народа. Землю. Но работать, так и не дали. Недели три таскали из кабинета в кабинет, поздравляли, жали руки, вручали подарки и на банковский счет сразу же перевели крупную сумму денег!
Еще несколько дней назад, приходилось сражаться за каждый грош, представлять бездушным бюрократам сцены из трагедий, разыгрывать пантомимы. И вот теперь я – один из них. И все богатства мира принадлежат мне…. Банки открывают свои закрома, не требуя ничего взамен. Поздний приход на работу – уже не опоздание, а служебная надобность. Вы отсутствовали весь день! Проголодались, бедненький! Вот вам компенсация за пиццу, съеденную на пляже, пиво выпитое в кафе, мороженное, которым вы угостили свою подругу. Продолжать нет сил….
«Врешь, утопия»,- скажете вы. И ошибетесь. Я тоже полагал, такое может быть лишь утопией. Поэтому тут же перечел книгу Томазо Компанеллы «Город Солнца». Прочел и не нашел ничего, абсолютно ничего похожего на действительность, в которой оказался. Врали он, или заблуждался, не знаю. Но даже ГУЛАГ по сравнению с его городом выглядел привлекательнее. Во-первых, там, в городе Солнца, все задарма вкалывали с утра до вечера. Во-вторых,…думаю, достаточно и, во-первых.
Нет ничего поразительней правды. Так зачем измышлять всякие глупости, пытаясь поразить чье-то воображение. Это я попал в страну «УТОПИЯ», а не он.
Итак, на чем мы остановились? На кругленькой сумме? На оплаченных завтраках и обедах? Пустяки это. Главное-то ведь не деньги, а осознание своей значительности.
И потому первые месяцы меня совершенно не допускали до работы. Не барское, мол, это дело. Все сделали вид, что ее просто нет, не существует. Даже новый босс, который вроде бы должен был требовать результаты, во избежание неудобных вопросов, под разными предлогами не попадался мне на глаза.
Признаюсь, не просто, сидеть в кабинете и обозревать стены, потолок, пол, гонять чаи, мучить друзей жалобами на непреходящую скуку, страдать от одиночества. Поэтому волей-неволей в голову стали приходить разные мысли. Все до одной сводившиеся к известному воплю сумасшедшего географа «На волю, в Пампасы!»
Мольбы были услышаны. В один из дней в дверь моего кабинета постучали, она приоткрылась, и… я увидел своего неуловимого начальника. Его мятая майка, шорты для пляжного волейбола, стоптанные сандалии явно не соответствовали министерскому протоколу. Наверное, шел в спортивный зал (хорошо, что не в душ или сауну) и ошибся дверью.
Его лицо озарилось неземным сиянием. Он был не в силах подавить чувства радости от нашей нечаянной встречи. Нечаянной потому, что он, как выяснилось, просто забыл о моем существовании.
Действительно, какая-то пустяшная нелепица, новый сотрудник…. Разве может он найти даже скромное место среди замыслов по сохранению целинных и залежных земель. И чтобы впредь не возникали подобные ситуации, тут же был отдан приказ: незамедлительно отбыть в эти самые "Пампасы".
Подчиненный, целый день сидящий за столом, в кабинете – это поверхностно, не убедительно. Первопроходец, рыскающий по миру, ну хотя бы, по местным палестинам, вызывает уважение. Он наперекор испепеляющим ветрам и солнцу ищет….
«Что?»- спросят меня.
«Истину! - отвечу я.- Ну, и попутно, навещает поля и огороды!»
А поля родины, скажу вам, ломились от изобилия. Апельсины и мандарины, прочие цитрусы невиданных сортов, виноград и арбузы без косточек…. Да мало ли что еще выращивали трудолюбивые руки на спасенных НАМИ землях.
Правда, мне так и не удалось понять, почему водитель (представляете, у меня был персональный водитель, как у какого-нибудь министра) постоянно воровато озирался, пока корзины и пакеты наполнялись контрольными образцами этой продукции.
Однажды, в своих скитаниях, мы набрели на очень странное место. Вокруг рос миндаль, а посредине зияла непересыхающая трясина. Для дилетанта просто лужа. Для дилетанта, но не для меня. Вот и я, подобно былинному богатырю, нашел поганое болото, населенное всякой нечистью.
Ни один месяц размышлений и ожиданий пришлось потратить на этот природный феномен. Гнетущие думы об опасности, таившейся в его гнилых водах, ожидание встречи с неведомым злом, унесшим в неизвестном направлении весь урожай орехов, тяготили меня….
И, вдруг, Эврика!!! Мухи, конечно же, мухи, в изобилии плодившиеся здесь и есть главный виновник! Согласитесь, смешно верить в наш-то просвещенный век в каких-то двухголовых чудовищ, на которых постоянно намекал хозяин сада, опасливо поглядывая в нашу сторону. Так и было заявлено этому маловеру: «Не надо спорить со специалистами! Согласно утверждению великого Карла Линнея, три мухи съедают труп лошади быстрее льва! А тут какие-то орехи. Смех и только».
Кстати, несколько мешков миндаля, оброненных этими жадными насекомыми, пришлось забрать с собой, для окончательного анализа, чтобы мухи не смогли отвертеться.
Уже через неделю министерство официально объявило: МУХИ! КОНЕЧНО ЖЕ, МУХИ ИСТРЕБИЛИ ВЕСЬ УРОЖАЙ! И потребовало от владельца сада расправиться с вредителями, которые настолько обнаглели, что стали пожирать в невиданных количествах тыквы, помидоры и прочие овощи на соседних полях.
Хороший почин. Еще небольшое усилие и страна была бы спасена от этой напасти. Но, как всегда, зависть и интриги сыграли неприглядную роль. Начальник витал в облаках, в спортивном зале, перепрыгивая с брусьев на турник и обратно, нежился в турецкой бане, а на самом верху уже замыслили злодеяние.
Мои успехи не прошли незамеченными. Вот завистники и стали нашептывать небожителям. Мол, как же так, не по человечески. Не по закону. Уже целый год этот «герой» странствует по полям и долам, совершает какие-то сомнительные подвиги на государственные денежки. Пора бы вывести его на чистую воду. Пускай в честном бою себя покажет, а не с какими-то там мухами. И объявили турнир.
Не рыцарский. На лошадях скакать не надо. На мечах драться тоже. Специальное состязание, для чиновников. Буковки в слова складывать, циферки по порядку (их порядку) расставлять, картинки рисовать.
Ну, вы догадываетесь, о чем речь. О психологическом тесте. Без него сегодня никак. Это только Эдмон Дантес просидел двадцать лет в замке Иф и от этого настолько поумнел, что стал графом Монте-Кристо. А наш современник в кабинете, за закрытыми дверьми, да еще в условиях, которые вам уже известны, за несколько лет способен утратить не только разум, но и лишиться вообще всех человеческих качеств.
Вот необходимо и проверить: есть ли ему что терять. Если пройдет тест, значит нечего. И тогда, будьте любезны, занимайте должность по праву, по закону.
Много народу собралось на ристалище. Никто не хотел упустить своего шанса. Ведь, что там ни говори, для героя нашего времени самое ужасное наказание – это думать. А, решил все предложенные тебе задачки, и до самой пенсии никаких забот, мыслей.
В число несомненных фаворитов я не попал. Здесь и объяснять нечего. Как можно выстоять против сплоченных коллективов психлечебниц и местных университетов? Этим точно утрата разума не грозит. А потому они и получили наивысшие баллы. Мне пришлось довольствоваться одним из самых последних мест. А потому участь целинных и залежных земель страны была предрешена.
Кабинет, в ожидании нового хозяина, снова заперли. Меня со всеми пожитками выставили на пустынную улицу…. Не людей, не машин….
Не печали, не грусти. О чем тосковать? О разоблаченных мухах? О боссе-спортсмене? О турпоездке в страну «УТОПИЯ»?
Не дождетесь, господа! Шляпу по кругу.... А, вон и знакомый налоговый инспектор показался:

Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я бог!

ВПЕРЕД! НА АБОРДАЖ!!!



Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 30
Опубликовано: 16.02.2017 в 19:03
© Copyright: Михаил Брук
Просмотреть профиль автора








1