Многогранники. Елена Лучшева


Многогранники. Елена Лучшева
ПРИВЕТСТВИЕ КРЫМУ
А. С. Пушкину

Берег старый, берег Крымский,
Берег древний и седой, —
За плечами путь не близкий…
Вот и встретились с тобой!
И свободная стихия,
                 как и много лет назад
Вновь мне душу окрыляет
                   и притягивает взгляд
И у чувств своих в плененье,
Словно чайка на ветру,
Я в полёте вдохновенья
Всё парю, парю, парю…


ОСЕНЬ

Осень, рыжая, лохматая,
Как девчонка непослушная,
Озорная, конопатая,
С ветерком, морозцем дружная.
Ах, проказница бесстыжая,
Разгулялась не на славушку —
Всех одела в шубы рыжие,
Покосила зелень-травушку,
Заманила лето красное
Она в чащи буреломные
И пришла пора ненастная,
И настали ночи тёмные…


ДРУЗЬЯ

А мои друзья — вы:
Чудаковатый народ поэтический,
Чуждый всякой молвы,
Романтический и лирический.

По жизни вечно одна,
Вечно — ворона белая,
Теперь в своей стае я —
Подраненная, но смелая!

К вам как на праздник иду,
Лица радостью светятся, —
Всю забываю беду,
Счастлива с вами встретиться!


О ЛЮБВИ

Единство глаз, единство губ,
Сиянье душ, сплетенье рук —
Восторг любви, восторг живой:
Прекрасно всё, чтоестьтобой!

Не обмани, не обмани
И ветвь любви не обломи,
Хрустальный замок не разрушь,
Обереги единство душ!


МАМА УЕХАЛА

В моём окне старушки нет,
Печалью сердце мою студит:
Теперь в далёкой стороне
Она за дочь молиться будет.
И сразу опустел мой дом,
И сердце сиротливо сжалось…
Придётся ль свидеться потом? —
Ведь мало ей уже осталось…


О МАМЕ

Ты глядишь на меня, родная,
С фотокарточки в доме отдыха.
Твоё платье в горошек скромное,
И сама ты добрая-добрая.
Вот волос густых завиток —
Седина здесь и там пробивается.
Лишь взгляну на тебя разок —
Всё хорошее вспоминается.


ОСЕНЬ ЖИЗНИ

Вновь соткалось паутинкой бабье лето
Тёплым солнышком земля ещё согрета
Лес зелёный — свой убор ещё не сбросил,
Но уже стучится в двери злата осень

Осень жизни, ты давно уж на пороге,
И волнуют душу-сердце хмарь тревоги.
Но с тобою мы грустить не будем долго:
Нет в хандре осенней никакого толка!

Если живы если вместе — уже радость
Человеку ведь для счастья нужно малость —
Чтоб горел очаг и дома его ждали
И делили вместе радость и печали!


СКАЗ О ПОТЕРЯННОМ СЫНЕ

Он встал в 6 утра, надел рюкзачок, сказал бодренько гостившему у него отцу «Береги дом, батя!» И ушёл навсегда.
У него был необыкновенный дом — дача в живописнейшем месте горного Крыма в посёлке Мраморное, что под Чатыр-Дагом. Без сожаления он променял свою квартиру в большом городе на этот вагончик с двумя крошечными комнатками, который был надстроен вторым этажом, откуда открывался великолепный вид.
Выросший в городской квартире, здесь он рубил дрова, чтобы топить печь и таскал из родника воду, но был безмерно счастлив своим уединением с природой — здесь был воздух, который был как вода из родника, а вокруг тишина и покой, нарушаемые лишь пением птиц, ведь домик стоял прямо в лесу, вдали от всех.
Здесь было таинственное Чатыр-Дагское плато, на котором он так любил подолгу лежать, впитывая энергетику гор и мечтая о чём-то своём. Здесь был волшебный лес с его неприхотливыми дарами.
Здесь, полный любви к Крыму, к родной земле, он написал такие проникновенные и грустные стихи:

С поклоном к матушке земле
Пришёл просить прощенья,
Что предпочёл её дарам
Другие угощенья.
Росой заплакала земля,
Рассвет встречая со слезами,
С оврагов смотрит на меня
Тоскливо козьими глазами —
Её утру ногой босой,
Иду туда, где за холмами
Трава не скошена косой,
Туда, где улицы с домами
Не выстроены нами…

И вот прошло долгих 4 года… долгих и мучительных 4 года, как он ушёл и не вернулся, пропал без вести. Я искала повсюду — по друзьям, монастырям, больницам — давала объявления и по местному телеканалу о розыске Фёдорова Артёма с его фотографией и описанием внешности. Были и звонки, причём, местные, из Керчи, люди говорили, что видели похожего парня на улицах нашего города — сердце моё тогда обмирало от радости, — но ведь это было сущей нелепицей: быть в Керчи и не зайти к матери?..
Я жила тогда на Пошивальникова недалеко от небольшого пляжа со смешным названием Черепашка и часто ходила к морю. И в этот день я, как обычно, шла к водной глади, когда вдруг, ещё вдалеке, на берегу увидела знакомый силуэт! На песке, по-турецки скрестив ноги, с рюкзаком за спиной лицом к морю сидел он, мой пропавший сын! Эти родные худенькие, но широкие плечи, до боли знакомый каштановый растрёпанный хвост волос — всё — он!
Вокруг — никого. На ватных ногах, ошалев от увиденного и твердя про себя «так не бывает!», медленно об-хожу сидящего парня и буквально впиваюсь в его лицо горящими и, наверно, безумными глазами — те же шикарные соболиные брови, почти сходящиеся на переносице, огромные карие глаза, тот же длинный и тонкий нос, губы… — нет, не он… как похож… нет, не он… — оборвалось сердце.
Парень недоуменно смотрел на меня: что это за ошалевшая тётка, что ей нужно от него, а я всё медлила, не уходила, жадно впитывала в себя такое похожее, дорогое лицо — «нет, не он…» — стонало сердце, рыдала душа.




Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 16.02.2017 в 12:39
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора










1