МОСТ.


Конечно, без меня мост не построишь. Как и без еще двух десятков таких же специалистов, рассевшихся в кондиционированных вагончиках вокруг небольшой клумбы. Еще бы, мы ведь заняли круговую оборону. Не подступишься.
Все бегают, исчезают и появляются вновь. Иначе и нельзя, когда экскаваторщик выгреб из ямы несколько ковшов земли. Посему объявляется совещание и частные встречи, во время которых слово «симуляция» звучит, не переставая.
Я, уловив общий настрой, быстро подключился к обсуждению и задал несколько вопросов. Возникло неловкое молчание. Ответов не последовало. Видимо, поэтому все снова забегали.
Воспользовавшись моментом, сварил себе кофе и позвонил приятелю. Он тоже что-то строит. На другом конце трубки царило еще большее оживление. Там строительство перешло в фазу «безумия».
Мой вопрос «чем вы там занимаетесь?» был прерван возмущенным молчанием и намеками на отсутствие такта.
Кофе и телефонный разговор закончились одновременно. Результаты, однако, разные. Первый взбодрил, второй оставил массу вопросов. А обращаться к сослуживцу с ними как-то неловко. Вдруг, он окажется в схожей с приятелем ситуации. Тем более, что прежние разговоры оканчивались воспоминаниями о лучших днях жизни.
Выяснилось, у нас разный взгляд на мир. И мы вряд ли понимает то, что говорим друг другу. Да и какое взаимопонимание, если он провел молодые годы в морской пехоте США, а я офицером синоптиком Советской армии.
Главное, за ним не поспеть. То строчит что-то на компьютере, то наводит порядок на полке с пустыми папками... И тут оба замечаем: кондиционер перестал работать. Жарко. За то в комнатах руководства работает во всю мощь. Разбегаемся.
Новая проблема. Перед начальством нельзя стоять молча. А как же тогда наслаждаться прохладой? Нужно что-то говорить. Если снова начать с работы, выгонят. Кому нужен бестактный, не воспитанный инженер?
Пытаюсь подобрать тему. Но в голову, как назло, ничего, кроме равноправия секс меньшинств не лезет. Попытался состроить ему глазки. Намекнуть.
Надо же понял! Побагровел. И велел озвучить свою позицию. Мол, гей или не гей?
В подобных вопросах осторожность необходима еще больше, чем в строительстве. Потому и ответил уклончиво. В том смысле, что мы не живем в мире всеобщей любви… И меня, мол, некоторые тоже не любят. И еще неизвестно кого больше. Так может позаботиться о собственных недругах, чем бороться с мифическим злом? Мой начальник, например, сбежал, не обеспечив меня рабочей машиной. Это на почве чего такое неприятие человека с традиционной ориентацией?
Плеснуть бензин на костер разгоревшихся чувств – лучшее средство для поддержания разговора … в кондиционированной комнате. Полыхнуло. Оппонент, контуженный откровениями, стал атаковать мировой капитал – источник всеобщего разврата.
Тут-то и возникли опасения. Если дать ему волю, то разговор быстро увянет. И придется возвращаться в душное помещение. Сидеть же в чужом кабинете без дела просто не прилично. Что противопоставить злому навету на корысть держателей крупных состояний?
С одной стороны, хозяин комнаты с кондиционером прав. За примером далеко и ходить не надо. Опять же мой наниматель на машину поскупился… А ведь я не успел даже поделиться с ним своими надеждами на размер зарплаты.
С другой стороны, кабы он знал… Почему власть имущие испытывают такую всепоглощающую ненависть ко всем независимо мыслящим личностям, то сразу же понял: однополая любовь на ее фоне – горазда меньшее зло.
Отсюда и пожертвования на «парады гордости». Уж лучше им, чем нам. Ненависть –движущая сила общества. И, если мой противник почувствует всю ее глубину, может быть… удастся прохлаждаться под кондиционером до конца рабочего дня…

Это так, «мысли на лестнице». Пришли бы сразу в голову, так и день не пропал бы зря. Но тут … из небытия всплыл мост. Похоже, экскаватор успел прыть целую траншею. Всех снова позвали на совещание…



Рубрика произведения: Проза ~ Психология
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 25
Опубликовано: 14.02.2017 в 22:49
© Copyright: Михаил Брук
Просмотреть профиль автора










1