СТРАШНАЯ ПЕСНЯ О ГЛАВНОМ



Жаркий июль 2010 года, город Тверь.
Мы, новые сотрудники Федеральной службы судебных приставов, только вчера приехавшие на недельный курс повышения квалификации из разных регионов России. После небольшой прогулки на теплоходе по Волге, решили «повеселиться» в городском парке, в одном из летних кафе.
Дневная жара уже спала, солнце склонилось к горизонту, близилась ночь. Парк, кафе в котором мы «притулились», полны отдыхающих. Нас было человек пятнадцать, - новых дознавателей* из ФССП, мужчин и женщин самого разного возраста и опыта работы, - от вчерашних студентов, до бывалых пенсионеров МВД. Мы сдвинули несколько столов под навесом, немного выпили и закусили, после чего захотелось потанцевать. Играла веселая музыка, многие из нас, выйдя из-за стола, дергались под нее, встав в кружек. Я опрокинул стопку водки, закусил укропом и тоже вышел «подрыгаться». После очередного «быстряка» объявили «медленную композицию». Сначала зазвучала музыка, затем знакомые до боли слова... Я невольно вздрогнул… Неприятный холодок пробежал по всему телу, сердце сжалось, словно схваченное мозолистой рукой прокурора:
«Владимирский Централ, - ветер северный,
Этапом из Твери, - зла немеренно…
Лежит на сердце тяжкий груз…»
Рядом оказалась Татьяна, - полноватая женщина, лет 35-и, - дознаватель из Воронежа… Я схватился за ее талию, как за спасательный круг… Мы закружились в медленном танце. Таня почувствовала мое напряжение.
Прошлось объясниться.
Последние два года я проходил службу старшим участковым на одном из УПМ*. Его зона* охватывала огромный кусок района, - новые и старые дома, «частный сектор». Как-то теплым апрельским вечером 2009г. мы, т.е. я, участковый Сашка, стажер по кличке «Маршал», участковая Ленка, завершив работу на УПМе, решили пройтись по своей зоне, поискать «протоколов»*. Войдя во двор одной из новых кирпичных девятиэтажек, Сашка заприметил сразу трех «протоколов». Стоят, качаются, - двое уже в возрасте, один молодой, наголо остриженный, лет 25-и на вид, с наглым выражением на «морде лица, не обезображенной интеллектом».
Мы приблизились. Сашка сделал замечание молодому «синьору»* за «пьяный вид», в ответ услышал «грубую нецензурную брань» в свой адрес и всех ментов вообще. Такой наглости мы не ожидали. После некоторой борьбы нам, совместными усилиями, удалось завернуть ему руки за спину и надеть наручники. При этом пришлось выслушать целую тираду о том, какие мы «менты поганые» и «мусора». Смешно, конечно было слышать от этого «мусора общества», про нашу «мусорность». Мы вызвали по рации на подмогу машину ППС*. Стоявшие рядом пожилые «синьоры» хотели исчезнуть под шумок, но мы их попридержали. Вокруг стали собираться «кореша» Мусора и, поигрывая мускулами, «тонко намекнули», что он – парень местный и его лучше бы отпустить. Обстановка складывалась не в нашу пользу. Но вот показалась «буханка» серого цвета – машина ППС, из нее вывалили несколько пэпсов*. «Намекальщики» сразу как-то быстро «рассосались». Задержанных затолкали в машину и отвезли в райотдел. Поручив Ленке взять объяснения от старых синьоров, выяснив личность задержанного хулигана, мы оформили необходимые документы для его освидетельствования в наркодиспансере.
Время было позднее, «Мусор общества» ругался, обзывался, угрожал расправой и вообще «вел себя вызывающе, не замечания не реагировал». Пришлось опять надеть ему наручники за спиной, и затолкать в кунг УАЗика. В ходе поездки машина раскачивалась, прыгала на ухабах, из кунга слышались визги и яростные матюки Мусора. Так как руки у него были туго стянуты за спиной, держаться он не мог и при каждом скачке машины летал по всему кунгу.
В наркодиспансере мы проторчали почти час, - была очередь и врач долго возился с бумагами. Уже ночью, в кромешной темноте, мы вернулись в райотдел. Ворота во двор были закрыты. Машина остановилась рядом, мы вышли и выгрузили Мусора. Подошли к воротам, открыли дверь калитки в воротах. В этом месте дорога шла под уклон, внизу проема была перекладина, хулиган – его руки по-прежнему были за спиной в наручниках, - шатающейся походкой пошел в калитку, шагнул и… споткнувшись о перекладину, полетел головой вперед, со всего размаху шлепнулся мордой об асфальт... Послышался смачный хруст, его тело обмякло, он лежал и не двигался. «Эй, ты че?!..» - Сашка толкнул его ногой, но хулиган не подавал никаких признаков жизни, - «похоже мы конкретно влипли!..»
Ну вот и все, - мелькнула мысль, - вот тебе и бесплатная путевка в Нижний Тагил*…
«…Владимирский централ, - ветер северный,
Этапом из Твери зла немеренно,
Лежит на сердце тяжкий груз…» - как-то сразу вспомнились слова известной песни. В этот миг я явственно ощутил, что она нам весьма актуальна, как никогда!...
Сашка склонился над телом, стараясь расстегнуть наручники. Ничего не получалось, их как назло заело. Ну вот, мы «сотворили труп» прямо во дворе райотдела милиции, да и еще вещдок* нашей вины не снимается…
«Владимирский централ – ветер северный,
Когда я банковал – жизнь разменяна,
Но не «очко» обычно губит,
А к одиннадцати туз…» - Словно звучали в ушах роковые слова. Нет, Круг, на этот раз ты ошибся, не «к одиннадцати туз» губит, а не снятые вовремя наручники…
Стажера Маршала послали за инструментом в дежурку. Проковырявшись еще минут пять, наручники все-таки сняли. Вдруг совершенно неожиданно для всех, «мертвый» Мусор зашевелился и поднялся… Когда его привели в райотдел, выяснилось, что он ничего не помнит. Он был уверен, что находится в Свердловке, мы его «взяли» на каком-то пруду и сломали ему две удочки. Он продолжал громко ругаться и нес какую-то лабуду, про то, что «мы думаем», что мы крутые «свердловские перцы». Как ни странно, после такого жесткого падения никаких травм у него не было, - только крошечная ссадина на правой скуле. Мы оформили протокол за пьяный вид, написали рапорта о задержании. Пригласили расписаться понятых – хулиган подписывать отказался. Завершив работу, выгнали его на улицу и поковыляли по домам сами.
В ходе доследственной проверки выяснилось, что хулиган приставал к синьорам с целью «потрясти с них бабла», - то есть ограбить. Так что своим появлением мы предотвратили тяжкое преступление. За несколько дней материал проверки мы полностью оформили и передали в следственный комитет, для возбуждения уголовного дела по ст.319 УК РФ – «Оскорбление представителей власти при исполнении служебных обязанностей». Еще через пару месяцев состоялся суд. Мусора как подменили – где он растерял свою пьяную борзость?! Куда девалась прежняя наглость и выпендреж! Теперь он был тихий и смирный, вину свою признал, в содеянном раскаялся… Наверное поэтому и приговор получил «смешной» - всего 230 часов обязательных работ.
С той поры у меня появился некий «условный рефлекс» на текст этой старой страшной песне о главном, – о свободе, которую так легко потерять…
Песня закончилась, музыка смолкла. Татьяна сказало что-то о своем - мне сочувствии. Поблагодарив за понимание, я поднес кисть ее руки к лицу, коснувшись губами ее пальцев.
Вернувшись к столу, я налил стопку водки, быстро опрокинул, занюхал рукой…
Видать не зря говорят, что «наша служба и опасна и трудна», - одно неосторожное движение и ты потенциальный кандидат на бесплатную путевку в Нижний Тагил. Или ты посадишь – или тебя посадят.

                                         ПРИМЕЧАНИЯ
Дознаватель – должность в некоторых органах государственной власти. Производит расследование мелкоуголовных дел в форме дознания (упрощенная форма следствия).
УПМ – Участковый пункт милиции – место дислокации участковых.
Зона – здесь – территория обслуживания УПМ.
«протоколы» - граждане в пьяном виде – потенциальные кандидаты для составления протокола административного правонарушения (милицейский жаргон).
«синьоры» - производное от слова «синие», т.е. алкоголики (милицейский жаргон).
ППС – Патрульно-постовая служба.
Пэпсы – Сотрудники ППС (милицейский жаргон).
Путевка в Нижний Тагил – крылатое выражение: в Нижнем Тагиле находится колония для бывших сотрудников МВД.
Вещдок – вещественное доказательство (то, что дилетанты называют «уликой»).
                                                                                                                                                                            Февраль 2017г.



Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Ключевые слова: Жулик. хулиган, мусор, зона, посадят,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 28
Опубликовано: 14.02.2017 в 20:47
© Copyright: Ринат МАРАКУЛИН
Просмотреть профиль автора










1