10. Пески Могадишо


10. ПЕСКИ МОГАДИШО

1.
А земля здесь хорошая, только лопату воткнёшь –
то берцовая кость, то проломленный череп, то челюсть.
Урожаи даёт и картошка, и свёкла, и рожь,
а ещё тирания такая выходит, что прелесть!

Сколько их насчитаем: Иосиф, Иван, Николай,
и Петра не забудем, на полки табачные глядя.
А живём хорошо – за душой, так сказать, ни кола,
ни двора. Для философа, знаешь, подспорье, отрада.

Вот и любим застолье – по пьяному делу легко
рассуждать о ворюгах, дорогах плохих, туалетах
привокзальных (поскольку иных мы не знаем). Ого,
за отчётный период лихая цифирь в документах!

Так и видятся литры, погонные метры, кубы
на безлюдном вот этом, почти межпланетном,
пространстве.
И крапиву едим, и печём из травы лебеды
то ли хлеб, то ли повесть о нашем степном окаянстве.

Как сказал наш великий: пока не забили мне рот,
благодарность одна… Мы понять эту шутку не в силах.
А земля здесь хорошая – прутик воткнёшь и цветёт.
Хороши в сентябре урожаи на братских могилах!

2.
Детство, взросленье, любовь и смерть –
нет ничего постоянней круга
жизни… Куда ты спешишь, подруга?
Время статично. Исхода нет.

Впрочем, любому дано хоть раз
переродиться – пиши наутро:
«Сердце любовь защемила люто,
оптикой точной снабдила глаз!»

Помнишь поляну? Кукушкин цвет,
жёлтые лютики луговые?
Как хорошо, что мы все живые!
Может быть, правда, что смерти нет?

3.
Это я виноват – я в ответе за всех:
за угрюмых старух, за бессильных мужей,
за нетрезвых юнцов, не нашедших утех,
кроме пьяной травы, – за страну миражей.

Это мне выделяется пенсия – шесть
«несгораемых» тысяч – позорней креста
за большую любовь и за нищую честь,
за молитву, которую шепчут уста.

4.
Проснёшься: «Чёрт возьми, нет никакой работы!»
Прочтёшь газету: «Ба, какие идиоты!»
Посмотришь на экран: «Всё гадят, хохоча!»
Лицо приобретёт оттенок кирпича.
Ударишь кулаком с досады по комоду:
«Огромная страна! А сколько в ней народу!
Чинуши, торгаши, модели, и менты,
певцы, и рифмачи, и сам бездельник ты!»
С такой тоски запьёшь свой бутерброд цейлонским
и сядешь сочинять печальные наброски.
Да двести раз ещё перелопатишь их –
ведь надо честно жить, хотя, конечно, псих,
и пенсию свою ты получаешь честно,
пока ещё земной, хотя слегка
небесный.

5.
Не райские фрукты, а только банан
и три мандарина подгнивших.
Уехать отсюда, допустим, в Амман,
а может, в пески Могадишо.
Но луг васильковый, но крики ворон
и снегом укрытые клёны
нигде не забудешь – нас этот вагон,
плацкартный, храпящий, зелёный,
уносит в такую же грубую сонь.
И в смене депо и перронов,
увы, не предвидится Байрон, Бессон,
Веласкес, Бетховен, Верона…



Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 14.02.2017 в 12:38
© Copyright: Сергей Аствацатуров
Просмотреть профиль автора










1