Гостиная. Андрей Шталь


Гостиная. Андрей Шталь
г. Краматорск, Украина

ПЕПЕЛ КЛААСА
Иван Нечипорук — человек,
которому я решил посвятить
это стихотворение.

Бродяге хотят запечатать уста,
Поскольку язык у бродяги остёр.
Святой инквизитор разводит костёр,
Но ворон парить над толпою устал…

Из книги, которую сдали в утиль,
Из юности дерзкой мальчишеских грёз
Вернулся проказник, задира и гёз,
Бунтарь и разбойник по прозвищу Тиль.

Филолог-ботаник, познавший из книг,
Успех авантюры, борьбу и азарт,
Искать приключенья на собственный зад
Ты, также, как Тиль Уленшпигель, рискни!

В стране, где молчание любят цари,
Пусть совесть стихами диктует тебе!
Не ты ли когда-то мечтал о борьбе?!
Мой друг, заклинаю тебя, говори!

Дорога войны и армейские берцы,
В стране балаклав и пылающих шин.
В разрушенный дом возвращается сын,
И пепел Донбасса стучит ему в сердце.


ЧЕТЫРЕ ВСАДНИКА АПОКАЛИПСИСА

Можешь губы кусать, но иди и смотри:
Бог срывает печати, а слез больше нет,
И по кромке последней Донецкой зари
Мчится всадник на огненно-рыжем коне.

Здесь вчера побывали Антихрист с Чумой,
Зря ль кровавые мальчики ходят вокруг?
Здесь трясётся в полынной степи гумконвой,
Как трясутся костлявые руки старух.

Эти мёртвое время, и голод, и плач
По твоей ли, а может, по общей вине?
Вслед за рыжим уже отправляется вскачь
Чёрный всадник на чёрном-пречёрном коне.

По сердцам человечьим елозит вражда,
Зреет в стынущих ранах холодная месть.
Остаётся немного совсем подождать
Будет всадник последний, а там уже — Смерть.


АЛЬБАТРОС
(Шарль Бодлер. Поэтические переводы)

Нередко для забав морского экипажа
Служил в пути отлов крылатых смельчаков.
Над морем альбатрос был смелым, и отважным
Однако в плен попал команде моряков.

Гроза морских пучин легко посажен в лужу,
И как бы птицу ввысь свобода не звала,
Он тащит за собой покорно, неуклюже
Два белых и больших крыла как два весла.

Комичностью своей он веселит матросов,
Поверженный король, теперь шуту сродни.
Кто в клюв ему воткнёт мундштук от папиросы
Кто следом кое-как за ним засеменит.

Вот так же и поэт, он над толпой смеётся,
Но падает с небес под шум и «бла-бла-бла»…
И не легко ему в толпе быть инородцем,
Таская за собой два связанных крыла.


ГОЛОДНАЯ СОВЕСТЬ

Доведённый почти что до ручки
            долгим поиском смыслов сакральных,
Где другим формируют мышленье
                          хиппи, панки, блатные, скины,
Буду снова искать вдохновенье
                                в нищете и унынье окраин,
Буду небо вычерпывать ложкой
                              и давиться горбушкой луны.
Я, идущий от пиршества жизни
                           по невидимой кромке заката,
Подаю нищим хлеба и зрелищ
                             из дорожной котомки своей
Мне в наследство осталась свобода,
                        как несвежая, грязная скатерть
А ещё есть голодная совесть.
Знать бы только, что делать мне с ней?


ПУШКИН

В бурлящей стране, где война, нищета и пирушки, нам
Духовные скрепы, как старый облезлый парик.
Но тянутся руки к заветному томику Пушкина.
Пусть вольность поэтам и ныне прощают цари!

Хочу, чтоб творец мог свободно словами бравировать,
И чтобы в речах откровенный присутствовал смысл,
Хочу, чтобы книги сочились священными мирами,
А в гибельной бездне спасительный виделся мыс.

Поставить бы свечку, дойти до ближайшей церквушки, но
Здесь даже молитвы теперь позабыты, увы…
А мне б обсудить на конгрессе «Свидетелей Пушкина»
«Евгений Онегин» начало четвертой главы.

Пусть Пушкин воскреснет, лихим ловеласом и щёголем,
И как на балу, будет рифмами сыпать легко.
Он будет смеяться в обнимку с апостолом Гоголем
В блестящих лосинах с игристой «Вдовою Клико».


МАКСИМ ВИКТОРОВИЧ — МИШКА

Каждое утро на заводе начинается одинаково. Автобусы и маршрутки останавливаются у стен предприятия и из них вываливаются рабочие и инженеры. Трудящиеся спешат пересечь проходные раньше, чем электронное табло на часах покажет 7-20. В противном случае будут неприятности.
Жизнь идёт, люди торопятся, у каждого есть свои заботы и проблемы. Кто-то проспал будильник и не успел на автобус, кого-то задержали дома неотложные дела. Часы и охрана на проходных неумолимы.
Лишь только Мишка никуда не спешит. Он появляется в первом механосборочном цехе позже всех, тихонечко садится на специально отведённое для него место и тут же начинает есть. Поговаривают, что Мишка и живёт где-то в цехе, по крайней мере, пересекающим проходные его никто и никогда не видел.
Мужики смастерили для Мишки специальную клетку, двери которой не закрываются. В пластмассовую кормушку работяги подсыпают пшено. А как же иначе? Ведь Мишка — дикий голубь. Точнее, уже не дикий, а свой, заводской. Любимец первого механосборочного цеха.
На предприятии, производящем продукцию, которая измеряется исключительно в тоннах, где в производственных помещениях вечно лязгает металл, вращаются станки и стоит ужасный гул, где за отходами производства нужно следить особенно пристально, чтобы они не проникали в воздух и почву, жизни намного больше, чем может показаться на первый взгляд.
Недавно в конструкторском бюро зацвёл кактус, юристы разводят в своём отделе рыбок и это позитивно сказывается на защите прав предприятия в судах.
Почва на заводе пропитана всевозможными металлами и микроэлементами. Казалось бы, на этой ужасной субстанции не должно ничего расти. Но местные красавицы-ёлки являются самыми пышными в городе.
Собаки — отдельная история. Они считают завод своей территорией, но прячутся, если из административного корпуса в цеха спускается высокое начальство. Это своего рода традиция, ритуал. Он зародился во время, когда одна из собак покусала заместителя генерального директора. После вышел приказ об уничтожении животных.
Сегодня, увидев руководство, которое, нужно сказать, в народ ходит редко, рабочие дают сигнал собакам, и те в считанные минуты куда-то исчезают.
Особенно дружит с собаками служба охраны, которой бобики и жучки помогают сторожить территорию. Сами же собаки главными людьми на планете считают представительниц заводской столовой. У этих вкусно пахнущих женщин всегда найдётся, чем поживиться.
А голубь Мишка дружит с работниками механосборочного цеха. Он появляется в своей клетке утром и в обед. Мужики всегда отдают птице часть содержимого рабочих «тормозков». Мишка клюёт кашу и хлеб. По его наглой морде видно, что голубь доволен.
Есть у птицы и второе, «нецерковное» имя. В старину на Руси была традиция давать новорождённому не одно, а несколько имён. Делалось это для того, чтобы запутать, обмануть злых духов.
Считалась, что без знания точного имени злые духи не способны причинить вред живому существу. Голубь, хоть и божья птица, но тоже нуждается в защите.
Второе имя у Мишки — Максим Викторович.
По странному стечению обстоятельств именно так зовут местного народного депутата, финансового воротилу, олигарха и главного акционера завода.
Есть в поведении Мишки и депутата нечто общее. И тот, и другой появляются, когда им надо, покушают, пообщаются с простыми людьми, а потом опять летят по своим делам.
Считается, что голубь может помогать и служить человеку, например, разносить почту. Однако заводчане пользы от Мишки не ждут. Главное, чтобы вреда от него не было.




Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 24
Опубликовано: 14.02.2017 в 01:50
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора










1