Кризис очень среднего возраста. ЗАЙЧИК ТРЕТИЙ.


ПОДЛЫЙ ПЛОД ИЛИ НА НЕСКОЛЬКО СЛИВ БОЛЬШЕ.


Слива - ягода или фрукт? Оказывается плод. Но и это мне довелось узнать из милицейского протокола, составленного на «БИРЮЛЕВСКОЙ ОВОЩНОЙ БАЗЕ». Согласно которому, я пытался похитить полтора килограмма ценнейшего продукта.
Вы, наверное, сразу подумали: автор вор, замыслил свое злодейство под покровом ночи, и ему помогало несчетное количество представителей преступного мира.
Не угадали. Ну, не совсем. Официально моя должность называлась «научный редактор». Что, понятно, не служило оправданием в глазах Закона. А лишь усиливало подозрения в тщательности подготовки содеянного.
С сообщниками тоже не повезло. Всего один, да еще тезка. Но о-о-чень таинственный. Его и на работу приняли после возвращения из Испании... А кто в те далекие 80-е туда мог поехать? В голове не укладывалось. Потому вопросов не задавали. И так ясно.
Последнее. Как мы там оказались?
Молодой поросли всего не объяснишь. Откуда ей знать про райком, горком и, вообще, про политику партии.
Сегодня же у нас не партия политику делает. Сегодня, сами знаете, Кто. Тогда же было не понять. Зато директивы спускали ежедневно. И одна из них недвусмысленно требовала: «Сотрудникам поименованной редакции в полном составе явиться на БИРЮЛЕВСКУЮ ОВОЩНУЮ БАЗУ в таком-то часу, такого-то числа».
Публика собралась избранная. Дамы в норковых шубах. Другой одежды у них, отродясь не водилось. Мужчины в дубленках и ондатровых шапках.
Лишь мы с тезкой оказались в ватниках с номером. Видать, на прошлой работе у него на все случаи жизни форма имелась. А я? Мне, не в первой, нашел где-то.
Выделялись мы не только одеждой. Кругом народ толстый, можно сказать пузатый. А здесь два стройных подтянутых молодца. Мой подельник от постоянных тренировок. Я от скромного рациона.
Вот и приглянулись… начальству той базы. Оно время от времени тоже ватники одевало. Лес валить.
Разные инстанции, присматривающие за здоровьем социалистического хозяйства, прописывали им такую профилактическую процедуру от ожирения.
Нас быстро отделили от ондатрово-норковых коллег. Чуждого всем пролетариям элемента. И определили разбирать тот самый плод. Сливу.
Пушных же аристократов отправили на капусту.
Припоминаете, овощ зеленовато-белого цвета. Если да, то спешу сообщить: «Гнусный обман!» На базе он выглядел совсем иначе. Цвет черный, а общее впечатление… Голова, отрубленная гильотиной неделю назад…
Когда, редакционные дамы вынимали его (овощ) из бурта... Сродство переживаний и сходство с госпожой де Реналь, прижавшей к груди голову своего любовника, Жульена Сореля, не оставляли сомнений. (У Стендаля сцена в конце романа «Красное и Черное». Остальное можете пропустить…)
Во-первых, возраст. Тоже… средний.
Потом, отголоски чувств, отразившиеся на лице женщины, окончательно убедившейся: прошлого не вернуть…
Ну, и сам кочан. Черный, источающий миазы гниения, черви, тлен.
«Трагедия прощания» с «близким существом» растянулась на целый рабочий день.
Моя душа сопереживала. Разве нежные существа, побывавшие в Париже и Лондоне, рождены для страданий? Почему они должны платить такую высокую цену за некомплект штата на Бирюлевской базе.
Да, Империя Зла взыскивала с лихвой со своих несчастных граждан за каждое послабление, за каждую вольность мыслей и, даже, за мимолетные посещения Lafayette, Le Bon March, Fauchon.
«Спасти! Спасти, любой ценой! - мелькнула в голове безрассудная мысль.- Или, хотя бы облегчить страдания бедняжек!»
Находись мы в автобусе или метро, проблема решились бы мгновенно. Если не догадались, подсказываю. Встал, поклонился, уступил место.
Я уже готовился к самопожертвованию. Обменять элитное занятие на косметические манипуляции по приданию товарного вида отвратительному, протухшему овощу.
Тут-то и подоспели контейнеры со СЛИВАМИ... Светло-бурое месиво произвело сильное впечатление на творческую личность, то есть на меня. А педагогические внушения, полученные посредством офицерского ремня в младые годы, позволили правильно разглядеть последствия рыцарского поступка.
На беду, мою беду, от продукта исходил бродилый запах сливовицы.
Дурманящие пары алкоголя возымели мгновенное действие. В наркотическом опьянении я начал отыскивать сохранившиеся плоды и наполнять ими пакеты. Мой напарник, испанский беженец, тоже вошел в раж.
Сотрудники овощной базы насторожились. Стали перешептываться и растаяли в зябком полумраке.
Четверть часа спустя, на столе стояли два бумажных кулька с…фруктами или ягодами (черт их знает!). Они предназначались нашим небесным созданиям, нашим мадам де Реналь и Да Моль (в зависимости от возрасата)!  Дабы скрасить их страдания и возродить надежду... Дабы они могли вкусить плоды райского древа…
Библейская история, скажу Вам, дорогой читатель, повторилась в мельчайших подробностях.
Явился ангел с карающим мечом и нашивками старшего сержанта милиции. За ним шел ОН в сияющих всполохах молний, НАЧАЛЬНИК БАЗЫ.
Трагедия изгнания из Эдема явилась нам в истинном свете. Правда, рядом со мной не семенила нежная Ева, а всего лишь причитающий испанский тезка. И нас не бросили на негостеприимную, необжитую пустыню. Увы, нас отвели в участок.
Вполне благоустроенную комнату. Но внешний комфорт не мог обмануть предчувствий. А перспектива «в поте, на лесоповале, а не в редакции, добывать хлеб свой» уже не казалась нереальной.
Характер человека проявляется именно в такие минуты, друзья. Каким жалким оказался тот изнеженный европеец! Он молился Пресвятой Деве Марии и жалостливо причитал: «А завтра я должен был лететь на Кубу!»
Служители Закона зло смеялись над его пустыми мечтами. Предрекая поездку в необжитое Забайкалье. Советовали подналечь на бурятский язык, забыть о пере, и привыкать к пиле и топору.
Не скажу, чтобы я так уж горестно воспринимал будущее. Молекулы алкоголя, проникнув в мозг, создали некую иллюзию Счастья. С лица не сходила улыбка. Языку не удавалось озвучить рождавшиеся в голове мысли.
Возможно, оно и к лучшему. Ибо уверенность в победе сил Добра над силами Зла, светящаяся в глазах, поселила сомнения в душах инквизиторов. Сомнения, что мои покаяния будут достаточно искренними для составления протокола. А заодно и списания всех потерь Бирюлевской овощной базы на двух злоумышленников.
С иезуитской изворотливостью мне подсунули лист бумаги, предложив письменно изложить суть совершенного злодейства. Они надеялись получить сухие факты и мольбы о прощении.
Мое виденье ситуации в корне отличалось от их убогого мировоззрения. Рыцарские романы не пестрели столь яркими картинами битв с неведомыми волшебниками-мерлинами. Принцессы, королевы в норковых мантиях и герцоги в ондатровых коронах были описаны в мельчайших подробностях. А мое желание принести к их пиршественному столу Золотые, Чудодейственные Сливы расценивалось, как подвиг.
Зато милиция и работники базы выглядели в признаниях отвратительными чудовищами. Их почерневшие, словно капустные кочаны, головы устилали победное шествие благородного воина.Надо ли произносить его имя всуе.
Не думайте, чувство меры не изменило автору. Даже находясь под воздействием ароматов сливовицы, он (то есть я) вовремя прервал свои славословия… и перешел к сути дела.
Пришлось объяснить, мой подельник не так прост. А его раскаяния – возможно и ловушка для неопытных искателей правды. Ведь предыдущее его задание была не овощная база, а Испания, где растет немало слив! Возможно, СЛИВЫ – всего лишь предлог, уловка, пароль. А завтра, чуть взойдет Солнце, его ждут с этими СЛИВАМИ на Кубе! На Острове Свободы! И сам Фидель…
Творческий процесс оказался прерван в самом интересном месте. Признания отобрали, велев проставить на бумаге подпись и паспортные данные. Естественно, из скромности я подписался псевдонимом. Да, и с документами вышла заминка. Кроме проездного билета, в карманах не оказалось ничего. Вот и записал его номер: «ЩА-787»…

Молодые авторы!!! Тщательней выбирайте свое творческое имя!!! И всегда носите с собой паспорт. Небрежность в подборе «второго Я» и ошибка при установлении личности могут обернуться непредсказуемыми последствиями...

Протокол допроса лег на стол дежурного... И события обрели новую жизнь. Почерк, псевдоним, номер проездного билета удивительным образом совпали с данными оперативных сводок. Перед стражем порядка возник образ матерого Злодея, недавно бежавшего из лагеря. Преступника, за которым тянулся кровавый шлейф невинных сотрудников милиции.
Вообще-то, по неподтвержденным данным, сей субъект замерз в лесу и был съеден песцами и росомахами. Но зверье, отведавшее вкус человечины, не желало брать грех на душу и упорно отмалчивалось. Вы же знаете законы Тайги. Человек человеку волк. А уж, кто он волку, и объяснить затрудняюсь.
Но философия здесь не причём...
Как часто мы живем иллюзиями. Воображаем, черти знает что. Вот и тот бедняга, дежурный, поверил, будто к нему пришла нежданная УДАЧА, а возможно и повышение по службе. Не знаю, как далеко простирались Грезы счастливчика. Известно лишь одно: столичная милиция не спала всю ночь.
В учреждениях пенитенциарной системы прозвучали сигналы тревоги. Тайгу с севера на юг и с востока за запад обложили опытные охотники-егеря. Вой коловшихся блатарей и разбуженного зверья прокатился от Москвы до самых до окраин. Но никто так и не решился открыть сыскарям всей ПРАВДЫ.
Лишь одна подлая душонка, ожидавшая в камере исполнения приговора осмелилась намекнуть. Мол, не буди начальник ЛИХО. И все.
Уж, как уговаривали этого предателя. Сулили замену приговора на свободу и чистые ксивы! Деньги! Но даже «царские» милости, обещанные на САМОМ ВЕРХУ, не возымели действия.
К нашим домам стягивались войска…

Мне тоже не спалось в ту ночь. В голове складывались замысловатые сюжеты. Тема, чьи контуры только оформились на допросе, обрастала историческими подробностями. Но тревожные мысли О СЛИВАХ, невнятные завывания испанского тезки во время дознания, ломали стройные рифмы и убивали логику повествования.
Плод, охраняемый стражами правопорядка пробуждал в памяти иные события, в саду Гесперид.
Вы, конечно, усомнитесь. Ну, какой из автора Геракл? И напрасно.
Ведь греческий культурист сутки сражался с многоголовой Гидрой. И только потом сумел стащить несколько яблок.
Я же… за какие-то четверть часа, незаметно для себя, набрал два кулька ягод, фруктов… Бог их знает! Подвиг совершенный невзначай не только окрылял, но и настораживал. Ведь и побочному сыну Зевса и Алкмены кто-то заказал чудовище. Возможно, и я стал орудием в чьих-то руках?!
Стоп! Тезка!! Ох, не прост он! Сомнителен. И утром должен лететь на…Кубу… Сливы, собранные моими руками могли…А-А-А!!! Там и до Америки рукой подать!!!!
Выходило, что я пособник… Только чего?! Нет! Нет! И нет!!! Срочно покаяться! А следствие установит, в чем виноват!
Всполохи паники лизали потревоженную душу и затухали под спудом твердых намерений выяснить правду. Прикрывшись одеялом, я выскочил на улицу. Мои переживания передались оцеплению. Оно дрогнуло и… рассыпалось.
В воздух взметнулись сигнальные ракеты, но никто уже не обращал внимания на фейерверк. Я тоже не успел полюбоваться ими. Мысли о Тезке не выходили из головы.
«Упредить! Остановить!» - стучало в висках.
«Кого! Что?»- вопрошало сердце.

Огни БИРЮЛЕВСКОЙ ОВОЩНОЙ БАЗЫ сверкали недобрым светом. Охрана, завидев знакомое встревоженное лицо бросилась прочь. Дежурный, мечтавший о скором повышении, обмер. Его уже известили. Да, и он сам припоминал, на кого на самом деле походил подследственный. Милиционер прикрыл лицо двумя кульками слив.Но мне было не до него.
Схватив бумажные пакеты, я помчался к Испанскому Тезке. А он готовился к отъезду (!). Упакованные чемоданы ожидали позорного бегства. Мне попытались преградить мне дорогу. Тщетно. Протянув ему сливы, я многозначительно промолвил: «Передать по назначению!»
Люди этого сорта привыкли повиноваться. Вопросов не последовало. Он вытянулся во фрунт. И четко, по-военному, отвели: «Есть!»
Пелена спала с глаз. Угадал! Разоблачил! Но предательские вопросы «КОГО?», «ЧТО?» так и остались без ответа.
Тайна ждала своей разгадки. Но не лететь же за ним на Кубу…

В тот вечер я включил телевизор. В новостях показали прибытие нашей делегации на «Остров Свободы». Сам Фидель вышел встречать моего Тезку. А тот…
Вы верно угадали, преподнес ему два пакета слив с БИРЮЛЕВСКОЙ ОВОЩНОЙ БАЗЫ!!!!

ШЕЛ 1991 ГОД!!!!! И ДАЛЬНЕЙШИЕ СОБЫТИЯ
ВАМ, ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ, ИЗВЕСТНЫ НЕ ПОНАСЛЫШКЕ.

* * * *

Прочли? Поняли? А мне и не зачем! Гу-Ги-Га-Ги…
Ах, как хороша эта сиделка… Шлеп!



Рубрика произведения: Проза ~ Ужасы
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 13.02.2017 в 20:49
© Copyright: Михаил Брук
Просмотреть профиль автора










1