Гостиная. Лев Ефремов


Гостиная. Лев Ефремов
Ефремов Лев Алексеевич. Родился 17.06.1944 г. в г. Горьком. Окончил Мурманское Высшее Инженерное Морское Училище. Капитан дальнего плавания. Более 40 лет проработал на флоте, более 20 лет капитаном. Член Российского Союза Писателей, Союза Писателей Республики Крым.
С 2009 г. проживает в г. Керчь.

ЯКОРЬ-ПАМЯТНИК

У капитана одного из крымских портов, в день его рождения, летним вечером собрались друзья и сослуживцы. Звучат поздравления, желают ему крепкого здоровья, долгих лет жизни, счастья, удачи и прочего, что обычно желают, завалили именинника подарками. Капитану даже неловко стало:
— Друзья, спасибо. Ну, куда мне столько всего?
Один из его друзей, с шуткой, спрашивает:
— Дмитрий Борисович, у вас на будущий год юбилей. Какой бы вы хотели подарок?
Грустно стало капитану. Сразу подумал о своём возрасте и скором выходе на пенсию:
— Отпраздную юбилей и на пенсию. А, как показывает статистика, моряки, выйдя на пенсию, долго на этом свете не задерживаются. Надо и о вечном позаботиться. Вот у лётчиков на памятниках пропеллеры устанавливают, а у моряков якоря. Вот бы и мне якорь на будущий памятник.
Стали друзья его успокаивать:
— Рано вам об этом думать. Здоровье у вас отличное. Вы ещё и до ста лет бегать будете и многих из нас переживёте.
Через несколько дней видит капитан, что около проходной стоит якорь и портовый рабочий его красит. Спрашивает у своего заместителя:
— Что за якорь стоит у проходной, откуда?
— Да, это ваш якорь, как вы хотели. Сняли его с бесхозного судна, которое уже не первый год стоит в ожидании отправки на металлолом.
Так и стоит этот якорь у проходной. Идёт утром капитан на работу, видит свой якорь, а потом и внимания на него особо обращать перестал. Стоит якорь и стоит, это уже стало привычной картиной.
Теплоход «Н. Бауман» поставили в ремонт в один из волжских затонов. Ремонт предстоял длительный, и весь экипаж был направлен на другое судно такого же класса т/х «Сормовский», на котором в это время закончился ремонт на этой же базе. В порту Тольятти погрузили груз назначением на порт Ялта. Пока судно следовало до Ялты, экипаж занимался обычной в таких ситуациях работой. Подчищали все заводские недоделки и, естественно, заканчивали покраску судовых конструкций. В общем, работы у экипажа было много.
В порт Ялта прибыли рано утром. На рейде на борт судна поднялся портовый лоцман. Объясняет капитану особенности швартовки к причалу в порту:
— Причал открыт южным ветрам, и поэтому к причалу надо подходить с отданными носовым и кормовым якорями. После швартовки у якорных цепей выбирается слабина. И судно стоит безопасно у причала. В случае шквалистого ветра и волны с моря, швартовы, заведённые на причал, потравливаются, а якорные цепи набиваются, и судно оттягивается от причальной стенки. Таким образом, можно безопасно для судна и причала продолжать грузовые работы.
— Хорошо, — говорит капитан и даёт команду боцману на бак:
— Приготовить левый якорь к отдаче, — на корму:
— Приготовить кормовой якорь к отдаче.
На корме руководит швартовкой второй помощник капитана. Для отдачи якоря необходимо предварительно якорь-цепь потравить до выхода якоря из клюза. Начали травить цепь якорной лебёдкой — якорь из клюза не выходит. В чём дело? Смотрят, а веретено якоря погнуто, и якорь плотно застрял в трубе клюза. Судно уже рядом с причалом, отдан носовой якорь. Поступила команда:
— Отдать кормовой якорь. — А он не идёт.
Доложили на мостик капитану. Все это слышит лоцман и береговые работники. Вопрос:
— Почему не готовы к швартовке? Почему раньше все не проверили?
Команда на корму:
— Второй помощник примите все меры, кормовой якорь должен быть отдан.
Все свободные матросы и механики собрались на корме. Решили попробовать немного стравить якорную цепь и попытаться выбить якорь из клюза. Наставили на веретено якоря деревянный брус и начали бить по нему кувалдами. Получилось. Выбили якорь из клюза и спокойно стравили до грунта. Подошли к причалу. Начали выгрузку груза.
На борт поднялись представители порта и портового надзора. Устроили в каюте капитана совещание, начали грозить разными штрафными санкциями. Вызвал капитан буфетчицу, накрыли стол. Портовики немного смягчились:
— Юрий Михайлович, после окончания грузовых работ, если погода будет благоприятная, вы выберете кормовой якорь, и в портовых мастерских можно будет попытаться выправить погнутое веретено.
Ночью закончили выгрузку, утром выбрали кормовой якорь, отсоединили якорь-цепь и отправили якорь в портовые мастерские для ремонта. Начали править веретено якоря. Газовой сваркой нагрели погнутое место и начали выправлять ударами тяжёлых кувалд. Греют металл до красна и стучат. Наконец, металл поддался, веретено стало понемногу выпрямляться. Ещё хороший удар, и…
— Эх, не надо было так стучать, якорь-то литой, а потом специально закалялся.
Но дело сделано, веретено якоря треснуло в месте правки. Заварить его уже нельзя. Надо только заказывать новый якорь. Портовые власти в стороне, они в правке якоря не участвовали, а с портовых работяг — какой спрос.
Выгрузка судна закончена, грузовые документы оформлены, надо отходить от причала.
Отошли от причала, судно следует в следующий крымский порт под погрузку. У капитана проблема, только начал работать на этом судне и уже ЧП.
Потеря якоря — это серьёзно. Можно и должности лишиться. То, чтонеуспелпроверитьвсесудовыеустройства при приёмке судна, так это капитанское упущение. Надо было всё проверить, как положено. Объяснения никто и слушать не будет.
Пришли в порт, начали погрузку. Груз назначением опять на порт Ялта. Сидит капитан в каюте, голову ломает — что делать?
Лето, отличная солнечная погода. Экипаж, свободный от вахт, отдыхает.
Вечером возвращаются из города два приятеля — второй помощник капитана и второй механик. Отдохнули в городе хорошо, настроение отличное. Подходят к проходной порта, и второй механик говорит товарищу:
— Саша, смотри, якорь-то, как наш кормовой.
Недалеко от проходной лежит якорь. Подошли, посмотрели — точно, как кормовой якорь, который был у них на судне. Стали думать, как его на судно доставить? Якорь-то тяжёлый. Были у них с собой две бутылки водки, купили в городе, на всякий случай. Выгрузка судна продолжается. Подходят они к водителю автопогрузчика и предлагают:
— Выпить хочешь? — И показывают бутылку.
— Давай. А что надо сделать?
— Пойдём, надо перевезти от проходной до судна якорь.
— Без проблем.
Подъехал на погрузчике к якорю и подвёз его к корме судна. Затащили на причал якорь-цепь, присоединили якорь и поставили на штатное место.
Утром второй помощник спрашивает капитана:
— Юрий Михайлович, а, что это у вас вид такой нездоровый?
— Да, не спал всю ночь. Все думал, как в Ялте к причалу вставать будем.
— Юрий Михайлович, встанем без проблем, лучше, чем в прошлый раз.
— Как, без кормового якоря?
— Юрий Михайлович, кормовой якорь у нас есть, пойдёмте, самиувидите.
Не сразу поверил капитан, но тут и второй механик подтверждает. А капитан знает, что от этих товарищей можно ожидать любого сюрприза. Пришли на корму, смотрят — кормовой якорь на штатном месте. Не стал капитан допытываться откуда он взялся, потом сами расскажут. Но настроение сразу улучшилось. В десять утра закончили погрузку и спокойно отошли от причала.
Утром Капитан Порта пришёл на работу и занялся своими делами. Работает и всё что-то в подсознании его тревожит, что-то не так. Задумался. Отложил все бумаги и, вдруг, вспомнил. Когда он проходил проходную, около неё не было якоря. Спустился к проходной — точно, якоря нет на месте. Вызвал начальника караула:
— Куда девался якорь от проходной?
— Так его ночью грузчики отвезли на т/х «Сормовский».
Швартовка и затем выгрузка в Ялте т/х «Сормовский» прошла без лишних хлопот. И снова получают рейсовое задание следовать под погрузку в порт, в котором «нашли» якорь.
Встали к причалу под погрузку. К капитану сразу же прибыл Капитан Порта с комиссией:
— На прошлой стоянке ваши моряки украли мой якорь. Я скоро выхожу на пенсию и приготовил его себе на памятник. Отдайте. По-хорошему, прошу.
— Какой якорь, зачем он мне? — Оправдывается капитан. — Хотите, осмотрите судно. Якорь просто так не спрячешь.
Пошли всей комиссией искать якорь. Все судно облазили, якорь не нашли.
А то, что их якорь на корме, никто и подумать не мог. Не выпускают в море суда неукомплектованные всем необходимым.
— Ну, видите, нет у меня на борту вашего якоря. А почему вы решили, что он у меня должен быть?
— Грузчики сказали.
— Так они, вероятно, сами его в металлолом и сдали, а решили на меня свалить.
Этим дело и закончилось. Но в следующий заход в этот порт опять Капитан Порта выспрашивал о якоре.
Вызывает капитан своего второго помощника и второго механика:
— За то, что меня выручили, спасибо, но как перед Капитаном Порта неудобно получилось. Человек себе памятник заготовил, а мы его украли.
— Юрий Михайлович, да мы доброе дело для него сделали. У него теперь стимул появился ещё поработать и дольше пожить, пока он другой якорь не найдёт.
Доброго ему здоровья и долгих лет жизни.

ХРАМЫ

В центре Керчи недалеко от памятника В. И. Ленину на Таврической площади (им. В. И. Ленина) стоит Храм Иоанна Предтечи. Храм старинный, построен в VIII веке. Потом неоднократно разрушался и восстанавливался. Всю его историю можно изучать, глядя на это здание. Снаружи — около Храма с тыльной стороны небольшой ров и в нем видны старые камни основания, которые со временем ушли в землю; внутри Храма также видны старые камни основания и старинные колонны, поддерживающие свод. Внутри всегда много народу, причём, всех возрастов. Ну, старые приходят в церковь — это общая традиция, ставят свечки и молятся у разных ликов святых, а вот сравнительно молодые, в основном, идут к иконе Николая Чудотворца. Оно и понятно — Святой Николай покровитель мореплавателей, а Керчь город моряков.
Часто, проходя мимо этого Храма, захожу сюда, ставлю свечку Св. Николаю. Постоишь перед иконой, пожелаешь удачи всем мореплавателям. Креститься, как-то не получается, с детства не приучен, а сейчас начинать так это уже кажется не особо искренним, лицемерным.
Разные мысли и воспоминания в голову лезут, когда смотришь на церкви.
Стояло наше судно в ремонте на СРЗ в г. Измаил. Однажды пошли в город прогуляться втроём: я, второй механик и боцман. В центре города находится очень красивый Свято-Покровский кафедральный Собор. По рассказам работников судоремонтного завода, он был построен в честь победы А. В. Суворова над турками при взятии Измаила. Часть Храма отведена Николаю Чудотворцу. Предлагаю своим попутчикам зайти и поставить свечки нашему заступнику Св. Николаю. Боцман с радостью согласился, а второй механик отказался. Как мы его не уговаривали. — Не пойду, и все.
Ладно, зашли мы в Храм, поставили свечки Николаю Чудотворцу, я молча, боцман тихо с какой-то молитвой. Вышли, второй механик стоит на улице курит, нас ждёт. Идём дальше, не разговариваем. Какое-то отчуждение между нами возникло. И вскоре механик не выдержал и начал объяснять своё поведение:
— Я почему не пошёл? Я крещённый, и к религии отношусь с большим уважением. Но последнее время я заметил, что после посещения церкви и обращения к ликам святых, у меня начинаются разные неприятности. Настроение ухудшается, болезни разные проявляются, да, и на работе все из рук валится. Наверное, грехи какие-то вспоминаются.
Задумались, действительно серьёзная причина. Что делать? Боцман сразу сообразил:
— А, пойдёмте в открытое кафе, может, ему и полегчает.
Действительно, помогло. Настроение у механика улучшилось, даже улыбаться начал.
На следующий год я решил провести отпуск в родном Нижнем Новгороде.
У нас гостила невестка с внуком Ваней. И опять Троица. Праздник. Решил показать, как этот праздник в Нижнем Новгороде проходит. Не очень далеко от дома в Высоково, стоит Нижегородский Собор. В детстве я туда с пацанами часто бегал на Пасху. В бога мы не очень верили, но сама атмосфера там была какая-то необычная — праздничная, и нас это привлекало. Утром в день Святой Троицы сажаю своих родных в машину и везу в Высоково в церковь на Праздник. Приехали. Народу — море. Машину не поставить, в церковь не пройти. В Нижнем Новгороде есть ещё старинные церкви. Это мой город, я знаю, где они находятся. И повёз всех в Верхне-Печерскую церковь. Она находится на высоком Волжском берегу в черте города, но около неё находятся старые домишки, которые раньше считались деревенскими и названия были: Верхние Печеры, Красная Слобода и т. д. Около этой церкви народу немного, служба закончилась, и все расходятся по домам. Поставил машину и с родственниками в церковь. Там уже бабки начали делать уборку:
— Можно нам пройти посмотреть?
— А, вы у батюшки разрешение спросите.
— А где батюшка-то?
— Вон, около «Москвича».
Смотрю, к автомашине «Москвич» два мужика подходят с мешком. Загружают мешок в багажник, слышится звон посуды. Оба одеты в цивильное. Кто из них батюшка, сразу не понять. Оба бородатые и патлатые. Обращаюсь с просьбой:
— Можно моим родным зайти в церковь, полюбоваться. Ведь праздник.
Видно, что я не вовремя подошёл. Люди делом заняты, а я с глупостью лезу.
Но положение обязывает, и елейным языком один из них говорит:
— Конечно, сын мой. Идите в церковь и бога порадуйте.
Запихнули мешок в багажник и уехали. Я с женой, невесткой и внуком в церковь. Ан, нет. Вообще, старухи народ вредный, а особенно, если у них есть какая-то власть.
— Батюшка нам разрешил, можно мы пройдём?
— Пусть платки на головы наденут, и юбки подлиннее.
Так в церковь нас и не пустили.
Но моряки не сдаются. И решил я ехать опять в Высоковскую церковь. Приехали. Служба уже закончилась. Народу мало. Прошли за ограду, идём по церковной территории. Вижу, идёт впереди мужик, командует, все его слушаются. Подошёл ближе, смотрю — Сашка Коноплев. Вместе в школе учились, вместе на лыжах с трамплина прыгали:
— Здорово.
— Привет.
— Ты, что здесь делаешь?
— Я здесь на многих должностях. Сторож, оператор газовой котельной и, когда нет батюшки, я тут главный. — И смеётся.
— Саша, ты же политех окончил.
— Ну, вот и пригодилось.
Пригласил в свой кабинет.
— Саш, как пройти в церковь. Хочу показать родным, внук очень просит.
— Нельзя. Я её запер и сдал на охрану. Чтобы открыть, это надо все объяснять вневедомственной охране. Потом замучишься объяснительные писать. А ты можешь с внуком на колокольню подняться. Я её ещё не запер.
И пошли мы с Иваном на колокольню. Внутри винтовая лестница ведёт наверх на колокольную площадку. Шли мы, шли по ступенькам, Ваня устал, пришлось посадить его на плечи. Поднялись наверх, глянули вниз — высоко. И, то ли Ваня испугался, то ли просто время пришло:
— Деда, хочу писать.
Ну, надо, так надо. Пришлось быстро спускаться, так и не полюбовавшись праздничным городом с высоты.
Сейчас Иван большой, этот инцидент не помнит. А я, как взгляну на эту колокольню, так сразу совсем не благостное вспоминается.
Наверное, не созрел я ещё до молитвы.



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 45
Опубликовано: 13.02.2017 в 17:18
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора








1