Гостиная. Тамара Ефремова


Гостиная. Тамара Ефремова

Ефремова Тамара Ивановна. Ленинградка,
окончила ленинградскую школу, Электромеханический техникум,
Ленинградский Финансово-Экономический Институт им. Н. И. Вознесенского.
Работала во Всесоюзном Институте Разведочной Геофизики.
В те годы объездила Заполярье, Донбасс, Кавказ, Сибирь (Хакасия).
20 лет проработала в Заполярье. В 90-2000-е годы побывала
в Чехии, Дании, Швеции, Финляндии, Норвегии, Италии, Ливане, Израиле и др.
Наблюдала людей и всегда восхищалась стойкостью умных и красивых женщин
и настоящих, сильных мужчин. С 2009 г. проживает в г. Керчь.
Печатается в Керченских газетах и альманахе «Российский Литератор».
Член Российского Союза Профессиональных Литераторов, Союза Писателей Республики Крым.

МОЙ КЕРЧЕНСКИЙ ПЛЯЖ

Для россиян и другого населения мира Керчь стала знаменитой. Мы говорим Керчь, подразумеваем мост, переправа, санкции разные, блокады продуктовые, энергетические и морские. Просто страшно — как вы там выживаете? Живём.
Наступило третье лето российского Крыма. Солнце, море — все по-старому, а вот пляжи в Керчи меняются, по крайней мере те, куда мы ходим — Черепашка и Московский. На другие не ездим: от дома близко и, вообще, от добра добра не ищем. Утром идём на Черепашку через Комсомольский парк большой и зелёный. Тут и лошадей живых можно увидеть. В этом году берег очистили от водорослей и в воду приятно войти. Все развлекаются, дети на качелях, горках, и взрослые тоже отдыхают целый день, купаются, загорают, в обеденное время пахнет шашлыком, столы накрыты белыми скатертями — традиция такая. Тем более, что городские мангалы, столы и скамейки — все на месте круглый год.
А вечером на Московский пляж. Вот здесь в этом году коренные изменения. Грибки новые поставили, раздевалки приукрасили, прибрежное море разделили буйками на три части: не заблудишься, и катера, чтобы не заходили в зону для купания, спасатели следят за порядком. Мы, отдыхающие, умеем мусорить. Но то ли чистота-красота в этом году себя лучше защищает, или убирать пляж стали тщательнее, но не видно бутылочных осколков, пластиковых пакетов, как в прошлом году. Из дикого пляж превратился в культурный. Теперь еду с собой можно не привозить: шашлыки приготовят специалисты. Чай, напитки, фрукты в знакомом месте. Столики со скамейками под навесом, где всегда прохладно. Отдыхающих на пляже в этом году прибавилось. Детей! Очень много. Все хорошенькие, одеты по-европейски, мальчики в плавочках, девулечки в раздельных купальничках. Очень красиво. Не пляж, а международный детский ясли-сад и школа в придачу.
Вот молодая женщина сидит на берегу с громадным, роскошным арбузом, ждёт своих мужчин. Не скоро они придут. В море, в совершенном восторге, папа с сыном играют — братья по разуму. Совершенно самостоятельный, годовалый пловец сидит в надувном круге и кружится, а папа играет в прятки — нырнул под воду:
— Нету папы. Куда он девался?
На секунду храбрый сын притих. Но нет… выпрыгивает родитель из воды, на голову положил длинные нити водорослей — «напугал»:
— А теперь ты напугай меня.
И «малой» пытается себе на голову тоже нацепить отцовское украшение.
Окружающие замерли, а вдруг малыш выскользнет из круга, и уже готовы рвануть к нему. Кому радостнее, старшему или младшему, но сколько радости они передали всем окружающим. Настоящий мужичок растёт — смелый и весёлый.
Рядом двухгодовалая, весёлая хорошулька. Ходит, песенки поёт.
Ля-ля-ля, и села в воду, засомневалась — глубоко — и перебралась на место помельче. Папа не шелохнулся — дочь сама справится. В поле её зрения попали мальчики на берегу с машинками, лопатками. И, с той же авторской песенкой «ля-ля-ля», поднялась из своей купальни, подошла к хлопчикам, отобрала игрушки и весело пошла на собственное место в море — отдыхать. Пацаны обалдели. Папа не тронулся бы с места, если бы дочь «схлопотала по заслугам». Страданий у матерей по поводу игрушек тоже не было. Солнце, море, всем хорошо.
Посредине прибрежного моря в плавательном круге сидит абсолютное, философическое Очарование. Все, как положено по моде этого сезона, беретик с цветочком на голове, руки на розовом круге. Все вокруг радуются солнцу, брызгам и только наша купальщица серьёзно смотрит куда-то вверх. Наверное, с космосом общается и кажется задаёт какие-то свои вопросы:
— Время так быстро бежит, а я сижу здесь вся мокрая, жизнь мимо течёт, а что дальше…
Что будет дальше, и мама её не знает, крепко держит за ручки полугодовалую умницу.
В самом начале июня море у Керчи ещё не очень тёплое. У воды молодой дедушка с трёхлетней внучкой:
— Холодно, ой, как холодно — с дедовской, умилительной любовью согревает девочку.
Внучка строго:
— Не бойся дед, пойдём.
И бесстрашно идётвводу. Лидеррастёт, аможетипрезидентомстанет!
Поначалу многие дети боятся моря. По берегу ходит молодая мама. К ею лицу прижимается испуганный, бледный сынок. Но мама умница — терпеливая, знает, что пройдёт совсем немного времени, и она с тоской будет вспоминать это спокойное хождение — пацанёнок из моря не вылезает, и ей загорать будет некогда.
В один из прохладных дней молодые родители лежат загорают, бабушка стоит у моря «на воротах» и не пускает полуторагодовалую внучку в воду. Любыми способами хитруля-русалочка добирается до воды. Папа лениво встаёт, берёт толстушечку на руки, заходит в воду подальше от берега, полощет ребёнка в холодной воде и наверно думает: «Испугается, замёрзнет и ляжет с родителями греться». Ничего подобного. Через несколько секунд из огромного тёплого полотенца вылезают пяточки, попа и опять свободолюбивое создание шлёпает к воде мимо расслабленного сторожа. А бабуля-то прозева-а-а-ла.
Взрослые, которые без детей, живут на пляже своей жизнью. Кто просто оздоровляется, а кто ищет друзей.
— Ой, плотик уплыл, — дама борется с ним на виду у всех. Пожилой «Донкихот», куда лезет? Поплыл в сторону пострадавшей — а как же, спасать надо. Доплыл, доставил девушку на островок и убыл в своём направлении.
Оглядывается, а плотик опять в море. Собрал он свои предпоследние силы и поплыл опять спать несчастную. Отбуксировал теперь уже на пляж. Бедняга последние силы отдал спасению утопающей. А надо было? Может, помешал девушке встретиться с будущим счастьем? Больше на этом пляже плотика не видели.
Сдулся и пылится где-нибудь, как не выполнивший боевое задание. Эх, «Донкихот» ты керченский.
Три дамы, три грации бальзаковского возраста, кустодиевского типа, все при параде, стоят в неглубоком море. Мимо плывёшь, как будто зашёл в магазин, где только что пролили годовые запасы духов, одеколона и прочего парфюма. Опасно.
Сидит на берегу женщина средних лет, роскошных форм. Радостно-удивлённая морская волна разбивается о её шикарную фигуру. Из воды выходит, наверное, отставной седовласый офицер:
— Афродита Иванна, вам помочь?
— Вы ошиблись, меня не так зовут.
— Я не знаю вашего имени, но вы, как Афродита из пены морской появились передо мной.
Собрав всю оставшуюся обаятельность, поистёртую трудной многолетней жизнью, она подала ему руки, и он «поволок» её на берег. Тепло на душе стало спасителю, что-то ему напомнило корму любимого судна в ракушках.
Надоело плавать — иди по дороге над морем в парк. Берег такой крутой, что спуститься к морю может бывалый местный либо спортивная молодёжь. Зато там можно купаться вместе с другом — впечатлительным и громко лающим от восторга. Остальным пешеходам по дороге открывается такой вид! Посреди моря стоит гигантский «медведь» с ушами, лапами и воду пьёт. С этой головы смельчаки ныряют в воду — картина расшатывает нервы зрителям. Можно от жары уйти в парк, почти лес, где ещё пока угадываются следы былого социалистического богатства. Красивые фонари, танцплощадки, колоннады… Здесь начали восстанавливать пансионаты и их обитатели загорают с утра до вечера на пляже. Интересная жизнь на пляже, а мы утомлённые жарой, водой и активным отдыхом, едем домой. Встаём под душ в саду, пьём горячий чай, глаза закрываются сами собой.
Спасибо пляжу. День удался на славу.













МОСТ И «МОСТИК»


Это «Мостик». Котенком он забрёл на стройку Века — Керченский мост и талисманом «работает». В свободное от саморекламы время он присматривает за рабочими. Все его любят: имя дали в честь большого Моста — пускай растёт таким же красивым, приодели — каску выдали для безопасности, красивый ошейник подарили на случай, если потеряется; его беспородную морду раскормили. Но и он лёг в металлическую конструкцию (смотри фото), наверное, очередь занял, следующий я. Представляешь картину: пробегает кот под ленточку на открытии Моста, правда, бежать далековато. Да, ладно, довезут в Президентской машине.
Очень хочется посмотреть Мост поближе, но с Керченской набережной стройка моста видна, но далековато, зато слышна. С вершины горы Митридат, что в центре города, тоже можно посмотреть, но не очень хорошо видно. Едем на смотровую площадку на мыс Ак-Бурун на улицу Цементная Слободка. Слева от дороги появился новый городок строителей — пять трёхэтажных светленьких домов. Обращают внимание кондиционеры под каждым окном. Здесь все есть для достойного жилья и отдыха. По совести сказать, не у каждого керчанина есть такое жилье. Хоть временно, но комфортно живут работники Моста: столовая, баня, прачечная, спортплощадка… Слева от дороги девять стареньких домиков местных старожилов. Сначала, в пятидесятые годы здесь жили солдаты из крепости «Керчь», а потом гражданские — под ветром, мокли под дождём и поджаривались на солнце. Сейчас им повезло, в конце года они переедут в новые квартиры в районе Нижний Солнечный. В благоустроенных дворах с детскими площадками, парковкой, построили два дома, где будут жить по-человечески 80 семей. Красота.
Сразу за домами смотровая площадка, которая становится туристическим объектом и обустраивается. Синенькие урны для мусора, стойки поставили для ограждения, чтобы любопытные туристы не упали с обрыва вниз. Там идёт стройка. Праздный народ ходит по площадке, вдаль глядит. Подошла я ближе к краю крутого обрыва, метров 20 будет… Дух перехватило. Такая мощь и такая красота! Красота профессиональной, деловой неторопливости, чистоты и порядка. Ровненько уложенные громадные стальные конструкции ждут своей очереди. С набережной мне казалось, если Мост строится такими темпами (!), то там все бегают, как ошалелые. Профессионалы, умелые люди, не суетятся.
Что нам стоит Мост построить? В 1949 году, ещё при Иосифе Виссарионовиче, планировали построить огромный Керченский мост. «Сам» стоял бы высоко и глядел бы очень далеко, да и народ бы Его видел. Но Сталин был рачительным хозяином и проект «Царь-Моста» посчитал дорогим и нерентабельным. Страна в разрухе, автомашин и поездов мало. Кто будет по этому мосту ходить? Он решил остановиться на варианте «Переправа» и в 1954 году, уже после его смерти, из порта Кавказ и обратно в порт Крым начали курсировать паромы. Я помню, как из Ленинграда ездила в Сочи, наш поезд въехал на паром: стало весело и страшненько, самую малость.
Сейчас другая страна не СССР, а Россия, поднявшаяся, но не шибко богатая, решает политико-экономическую задачу вхождения Крыма — позарез нужен Мост. Большую часть года я живу в Керчи, которая стала воротами Крыма, рядом с Переправой. Вижу эти потоки легковых и грузовых автомобилей, но сейчас, осенью, паромы отдыхают — шторма в проливе. Связь с Большой Россией прекращается. Очень нужен Мост. Его строят в другом месте, большой, дорогущий. Вокруг него много споров — разговоров в городе, и на украинском и российском телевидении. Украинцы хихикают, а россияне изготовили роскошный рекламный ролик. На смотровой площадке рядом стоит группа людей. Керчанка горячится:
— Смотрите, смотрите, всем расскажите, что мост живой, а то на Украине говорят, что показывают чужие картинки.
— Да, мы давно уже все поняли, — отвечают гости.
На набережной ведутся разговоры, кто-нибудь тихо в спину посмеиваются:
— Что, думаете, Путин построит мост?
Так противно, что даже оглянуться не хочется.
Сваи заколачивают — весь город слышит глухие, размеренные удары.
— Вот грохот, день и ночь, — ворчит мадам. Вторая говорит:
— Ой, как хорошо, а я сплю. Стучат, значит все ок!
А враг не дремлет. Пока мост строится, Переправу можно вывести из строя, хотя бы на время. Крымско-татарский батальон имени Н. Челебеджихана приготовился совершить диверсию в Керченском проливе. Суть диверсии: разбросать в проливе стальные тросы на поплавках. Они должны намотаться на винты паромов, и те надолго встанут на ремонт. Курортный сезон в Крыму, по их мнению, должен был провалиться. Господа враги Российского народа, диверсия — это, конечно, подло, но, чтобы дырявый баркас использовать… Это круто. А остальные денежки где?
Несмотря ни на что Мост живёт, растёт. Дай Бог, все будет хорошо.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 68
Опубликовано: 13.02.2017 в 16:35
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1