Поэтическая карта России


0. Эпиграф

Америка – офисный стул:
Все можно настроить, как нужно,
Нажал на рычаг, повернул…
Удобно, нет спору.… Но скучно.

Европа – старинное кресло:
Местами потерто и тесно,
Но в нем так уютно ютиться,
Дыша ароматом традиций…

Россия – скамейка в саду:
Как сядешь – занозы в заду,
И дует, и жестко, и холодно здесь…
Но только на ней имена наши есть.


1. Кижи


Над гладью озерной мелькают стрижи,
Ловя уходящее лето.
В воде отражаясь, сияют Кижи
В лучах предосеннего света.

Кресты их похожи на мачты судов,
А парус, невидимый взгляду,
Гудит под напором карельских ветров
И сердцу дарует отраду.

А рядом, на озере, как в старину,
Красивы, стремительно-ходки,
Крутыми бортами ломают волну
Кижанки — онежские лодки.

Здесь издавна люди по водам пути
Вершили средь рифов и мелей,
И парус поставить, на веслах грести
Все с самого детства умели.

Здесь в каждом селении мастер был свой,
Владевший особым секретом:
До нашей поры различает любой
Их лодки по верным приметам.

Ведь их вековой отшлифовывал труд,
И радостно видеть, что ныне
По водам онежским кижанки плывут
Точеным изяществом линий.

Форштевнем, который по-русски курнос,
Веслом, что в руках узловатых,
И волны, и время пронзая насквозь,
Плывут они в белых закатах.


2. Утро в Саратове

Утром к телам возвращаются души, с высей обратно летят,
Где миллионы примятых подушек наши портреты хранят.
Солнце с луною котенком играет, трогает лапкой незлой.
Город, проснувшись, глаза протирает дворницкой шумной метлой.


3. Питер


Я вписан в этот город, как строка. Я – клинопись шагов на тротуарах.
Деревья, до последнего листка, хранят меня средь рукописей старых.
Ничто не пропадет и не уйдет, но прочитать кто сможет эту книгу?
Чтоб там, где переулка поворот, увидеть вдруг житейскую интригу,

Размашистые, четкие шаги, и детские каракули вприпрыжку,
И чье-то восклицанье «Не беги!», и чью-то беспокойную одышку.
Мой город помнит миллионы лиц, неровные, запутанные строчки,
Из каменной души не рвет страниц, и чуть вздыхает у последней точки.


4. Царицын – Сталинград – Волгоград

Здесь давно вдоль границ полыхали зарницы,
Рвались «гости» туда, куда их не просили,
И построили предки на Волге Царицын
Охранять рубежи расцветавшей России.

Много видели те деревянные башни,
Их сжигали дотла – они вновь вырастали.
Солонцовую сушь люди сделали пашней
И мечи на плуги перековывать стали.

Но опять сквозь века пролегла здесь граница
Между светом и тьмой, между смертью и жизнью.
Запылала вода, но нельзя отступиться.
Город крепостью стал, защищая отчизну.

У планеты, корежимой хворями злыми,
На тебя опирались все меридианы.
Словно оберег свой, сталинградское имя
Надевали на улицы дальние страны.

Над водой поднимается солнце, алея,
И звенят голоса самой лучшей наградой.
С выпускного идем по широким аллеям.
Начинается день моего Волгограда.


5. Волжский

Солнце играет на трубах заводов, льется на крыши цехов.
У проходных оживленье народа: город к работе готов.
Труженик-город, себя создавая, вырос в бескрайних степях,
Волгу и Ахтубу соединяя в крепких надежных руках.

Там, где одна лишь полынь прорастала, «тыщеквартирный» встал дом.
Молоды улицы, юны кварталы, буйная зелень кругом.
Волжский энергии полон и силы, славы рабочей достоин.
И пока Волжский наш есть у России, я за Россию спокоен.


6. Промзона Прокопьевска

Забасит трубным гласом гудок заводской,
Ввысь поднимутся дымные флаги,
Брызнет солнце оттуда, где небо с землей
Скрестят рельсов звенящие шпаги.

И потянутся, в медленном таянье сна
Разминая стальные суставы,
На крутых поворотах кренясь с полотна,
К выходным семафорам составы.

Длинношеие краны кивнут мне без слов,
Вагонетки покатят, сигналя,
И взметая щепу, загуляет тесло
По смолистой пахучей скрижали…


7. Зауралье


Я рос в далеком Зауралье.
Был небогат, но дружен дом:
На велике одном гоняли
По очереди всем двором.

Распугивая кур и уток,
Наш конь стальной летел вперед.
И я как счастья ждал минуток,
Когда наступит мой черед.

Один в седле – ватага следом
Бежит со всех ребячьих ног.
Дозваться из окна к обеду
Нас никогда никто не мог.

Но шина старая латалась
Почти что каждые два дня,
И в мягкой почве оставалась
Одна такая колея –

Не перепутать! И нередко
По ней в безбожно поздний час
Отцов суровая разведка
В лесу отыскивала нас…

Катилось солнце катафотом
По безмятежным небесам,
Но с каждым днем менялось что-то,
А что – не ведал я и сам.

Зубчатки все быстрей вертелись,
Велосипед, увы, не рос…
И мы с друзьями разлетелись,
Как спицы лопнувших колес.

Теперь с трамвайного маршрута
Мне никуда не повернуть.
Вот только сердцу почему-то
Тесна порой бывает грудь,

И по ночам все чаще снится
Звучанье ветра в струнах арф,
Когда стремительные спицы
Дороги вяжут длинный шарф.

Как будто вновь рулем рогатым
Велосипед мой воздух рвет,
И я, как в детстве, мчусь куда-то,
Куда – не зная наперед.


8. Легенда о Петухово

Звеном к звену срасталась сталь, как поезда, шли дни и ночи,
Ложась в Транссиба магистраль — страны огромной позвоночник...
И, среди прочих, инженер в село приехал Петухово.
Там каждый первый — старовер, не доверявший жизни новой:

«Зачем железка, дескать, нам? Подохнут куры ведь от дыма,
Смутит скотину шум и гам. Давай-ка рельсы двигай мимо!»
А мужики-то все — кремень! Упрешься — не было бы бунта:
Они ж привычны целый день ворочать пласт сибирских грунтов.

Поворотили в этот раз и городского инженера.
А в папке у него приказ и план масштабного размера.
Ему толкуют: «Выход прост. С бумагой спорить, братец, глупо.
Но так ли, сяк десяток верст — начальство ж ведь не смотрит в лупу...»

И магистраль вдали легла от староверов с хитрым словом,
А станция (не близ села!) осталась в картах Петуховом...
По транссибирскому пути неслись, кипя, года прогресса.
И стала станция расти со звонкой скоростью экспресса.

При станции поселок рос, и в дни войны, покинув лоно,
Стал городом под стук колес на фронт идущих эшелонов.
Указ Президиума дал ему названье Петухово.
Родился город, возмужал, годиной закален суровой.

И стало как-то не с руки, чтоб то село звалось как город:
Из Петухово в Петушки его переназвали скоро...
По рельсам песнь летит гудком, стучат сердца в колесных сплавах,
А город крепким позвонком стоит в хребте стальном державы.


9. Куликово поле

Ветра над полем Куликовым –
Как шесть веков тому назад.
И, устремляясь вдаль, суровым
Становится невольно взгляд.

Задумаюсь, глаза прикрою,
Представлю поле – как тогда:
Иду звериною тропою,
Из Дона пью – вкусна вода!

Цветет ковыль, по плечи ростом.
Тону я в море ковыля,
Где, радуясь тяжелым остям,
Семян ждет матушка-земля.

Стоит зеленая дубрава
Утесом средь ковыльных волн.
А ветерок, лихой и бравый,
Взбегает вверх на Красный холм.

Но нет, не только запах пряный
Горячий ветер мне принес.
Врага почуяв, конь мой прянул,
Насторожил точеный нос.

Заржал он, как напоминая,
Что в поле я – не праздный гость.
Я – линия сторожевая,
И вот, собрав поводья в горсть,

Скачу к своим с недоброй вестью,
Что тут, сильна как никогда,
Идет со злобою и местью
На Русь Мамаева орда.

А там князья сидят в чащобе
И кровью спорят, кто главней?
И враг ликует, Русь во гробе
Топча копытами коней.

Мелькнет ордынская папаха –
И гнутся головы окрест.
Сырой земли славянский пахарь
Убит, поруган… Но воскрес!

Весь русский люд: крестьянин, воин,
Ремесленник и зверолов –
Встает, решителен, спокоен,
Услышав звон колоколов.

И Кремль, и Сергиева лавра,
Во все уделы шлют призыв:
«Едины будем, братья, в главном,
Вражду усобиц прекратив!»

И, как ручьи, от самых малых,
К одной стекаются реке,
Идут дружины под начало
Московских стягов вдалеке.

Мужая в трудную годину,
Презрев беду и нищету,
Сплотилась Русь в строю едином:
Плечом к плечу, щитом к щиту.

О, мать-страна, ты слезы вытри:
Бойцы шли с верой, не с тоской!
Их вел к победе князь Димитрий,
Еще без прозвища Донской.

Хоть непростым был путь к Непрядве,
Мы бой орде готовы дать.
Всей их крамоле и неправде
Единство наше не разъять!

Для поединка с Челубеем
Избрал монах удел земной:
Сразив – сражен… И солнце, рдея,
Взошло над нашей стороной.

Весь день оно палило в небе,
Текло кровавым потом с лиц.
И за бойцом боец, как стебель,
Булатом скошен, падал ниц.

Но за победу не напрасно
Мы платим жизнями оброк:
Уже на холм прорвался Красный
С полком засадным князь Боброк.

И по степи, огнем объятой,
Коней усталых горяча,
Орду мы гнали до заката
К реке Красивая Меча.

Потом, вернувшись, хоронили
Всех тех, кто встретил в поле смерть.
Как братья, спят в одной могиле
Боярин, князь, дружинник, смерд…

И травы шепчутся над ними,
Как шесть веков тому назад,
И не один фотограф снимет
Над золотым крестом закат.

Средь ковылей дубы ковчегом
Плывут сквозь ветра непокой:
Чем выше зелень их побегов,
Тем глубже корни под землей.


10. Олонец

Стучат молотки корабелов в ускоренном ритме сердец:
Весь занят строительным делом любимец Петра – Олонец.
Когда-то здесь бились со шведом гребцы новгородских ладей,
А нынче куется победа с закалкой в студеной воде.
Здесь ядра так мастер сработал, что в герб городской попадут.
Здесь первенцы русского флота со стапеля скоро сойдут.
Фрегатам на озере тесно, покинут они колыбель,
Андреевских вымпелов песню неся до заморских земель.
Летать научились орлята, окрепло Петрово гнездо…
И пот свой смывал император купельной карельской водой…


11. Кемь

Был черствый хлеб вкуснее сдоб, был ратный труд, простой и страшный:
На фронте пашней пах окоп, в тылу окопом пахла пашня.
Впрягались бабы в тяжкий плуг, и почва впитывала стоны.
Мукою, смолотой из мук, на фронт грузились эшелоны.

А там своя была страда, и приходили похоронки
В артели вдовьего труда, в деревни на кемской сторонке.
Кружили, словно воронье, над опустевшими домами.
Кололо жесткое жнивье босое сердце старой маме…


12. В суоярвской глуши

В суоярвской глуши, на ковре земляник, что окрасились огненной кровью когда-то,
Обелиск вырастал из земли, словно штык погребенного взрывом в окопе солдата.
Пробивался он вверх, сквозь забвенья пески, шар земной обнимая своими корнями.
И салютом цветут на полях васильки в память тех, кто навеки остались парнями.
Среди времени брызг, как маяк – обелиск. Побеждают хлеба сорняковую небыль.
Золотою звездой светит солнечный диск на шинели бойца, превратившейся в небо.


13. Варгаши

Это был хороший городок, только очень маленький. Изучен
Был он нами вдоль и поперек, вглубь – до корневищ, а ввысь – до тучи,
Что над ним висит одна и та ж –
Маленьких домишек бельэтаж.
Вот мы дотемна и пропадали в лабиринте рельсов на вокзале, лазя меж вагонов грузовых.
Там порою скорые составы, пригибая головы и травы, мчались вроде молний грозовых,
На мгновенье бросив на перрон
Капли света из чужих сторон.


14. Гранитный генерал на улице Чуйкова

Генерал с лицом темнее гранита –
Въелся дым, впечатал в память зарубы –
Скорбно замер с головой непокрытой:
Не разжать ему недвижные губы,

Не назвать своих бойцов поименно,
Прямо с марша уходивших в былину.
Сколько в землю полегло батальонов
На пути от Сталинграда к Берлину?

И ни мрамора, ни бронзы не хватит,
Чтобы каждому воздать по заслугам…
Но взгляни: в могилах спящие рати,
Прорастают зеленеющим лугом!

Жизнь всегда, в итоге, смерти сильнее –
Тихий сквер облюбовали мамаши:
Вечерами здесь, пока не стемнеет,
Дети бегают, ручонками машут.

В центре шумной озорной переклички
Генерал следит, как дедушка строгий,
Чтоб стихали мимолетные стычки,
Чтоб смотрели непоседы под ноги.

Улыбается гранитною складкой,
Мягче взгляд, что был в бою тверже стали:
«Из таких же, как вот эти ребятки,
И мои богатыри вырастали...»

Ведь солдаты не за то умирают,
Что им памятников мы понастроим...
Рядом с памятником дети играют –
Это лучшая награда героям.




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 7
Количество просмотров: 263
Опубликовано: 05.02.2017 в 15:09
© Copyright: Павел Великжанин
Просмотреть профиль автора

Татьяна Кувшиновская     (21.11.2020 в 22:08)
С Днём Рождения, Павел! Здоровья и благополучия! Творческих успехов!
Цикл достоин РА.

Николай Кульгускин     (18.02.2017 в 10:06)
Отличная подборка. Самое место ей в РА как победителю конкурса - Любовь к Родине.
https://www.litprichal.ru/commentary/6973/

Павел Великжанин     (20.02.2017 в 09:17)
Спасибо!

Давид     (06.02.2017 в 03:04)
согласен с Беллой, слишком большой объём
для конкурсной работы, но не мне - жюри
решать, что на конкурс отобрать.

Белла Минцева     (05.02.2017 в 16:56)
Напрасно вы так всё в одну кучу...
Понравились многие стихи, могла бы редансировать, но... с некоторыми не могу согласиться, поэтому - не редансирую.

Павел Великжанин     (05.02.2017 в 17:05)
Ну, это целостный цикл стихов, тут сложно что-то убрать.

А что вызвало несогласие?

Белла Минцева     (05.02.2017 в 17:22)
Ну, не очень понравились Питер, Кижи, Куликово поле...
Понравилось Зауралье.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1