Рейс без соотечественников-5. Окончание рейса и начало отпуска



Весь контракт был очень тяжёлым. Я работал один в окружении иностранцев. Трое из них были греками, пятнадцать – филиппинцами. Первые два месяца я как-то не придавал этому значения, а потом заскучал, в каждом порту стал искать соотечественников. Просто по-русски поговорить.

Но главные сложности происходили из-за того, что денег нам не платили. Несколько раз выдали авансы наличными, а переводы домой не шли.

И это ещё не всё. Материально-техническое снабжение, даже самый обычный расходной материал, выписать на судно было невозможно. Вообще. Варились в собственном соку. Даже фреон, необходимый для работы кондиционера, был на исходе. Работала только холодильная установка провизионки. Кондиционер стоял камнем, хотя и был в рабочем состоянии.

А рейс был, между прочим, как специально – почти по экватору. Сингапур, Вьетнам, Доминиканская республика, Куба,Экваториальная Западная Африка, Конго, кажется, и только через семь месяцев – Уэльс и Бельгия.

Так что главное, с чем мы боролись – это удушающая жара. Филиппинцы, как правило, сидели на крышке трюма до полуночи. Вечером там было прохладно. Многие и спали в гамаках. Включали на всю ночь каютные вентиляторы, обливались водой, рискуя проснуться с прострелом поясницы.

И вот в эти дни позвонил я домой. Как, спрашиваю дела. Жена отвечает, что пошла на какой-то американский тренинг. Я опять спрашиваю, что нового, как дочь. Супруга, как будто не слышит. Опять за рыбу гроши. Тренинг, тренер. Я говорю, это что, типа аэробики, что ли? Нет, отвечает. Психологический тренинг.

Через неделю очередной звонок. Какая-то она необычно возбуждённая ещё. Трудно разговаривать. А у меня дела – хуже некуда. Пришли в Уэльс, кто-то написал письмо в ITF, морской профсоюз, с жалобой. Подозревали в этом меня. Капитан позвал в каюту, предложил подписать отказ от претензий к судовладельцу. У меня контракт был окончен, мне теперь –только деньги получить, да домой. Ладно, говорю, подпишу.

Ищу себя в судовой роли на месте старшего механика, я обычно пятый. Нет меня, на моём месте греческий суперинтендант. Нахожу себя в списке последним. Подстраховались, если что, корректировочной жидкостью замажут. Я подписал. Говорю, если в Бельгии не будет замены, сам ITF вызову.

Нет, приехала замена. Мой знакомый, Витя Литвинов. Вот огромный океан, тысячи судов, а менять меня часто приезжают знакомые. Парадокс. Посочувствовал я ему. Поговорили, бумаги подписали, пошли в город, Витя меня повёл, он в Антверпене, как дома. Квартал красных фонарей. Поглазели на проституток за стеклом. Сидят леди на витрине, ждут клиента, кто книжку читает, кто свитерок вяжет. Забавно.

В час ночи, наконец, получил расчёт за весь рейс. Слава тебе, Господи, наконец-то, живые деньги. Правда, за день отъезда не дал капитан, зажал. Ты, говорит, сегодня уже не работаешь. Неправильно это, да чёрт с ним. Подали такси, и поехали мы в аэропорт. Из Бельгии в Голландию. В Амстердам. Там всё рядом.

Ладно. Возвращаюсь домой. Вымотал меня этот рейс. Всё же через пару дней поинтересовался, что это за тренинг такой, которым жена так увлеклась. Отвечает, что ничего особенного. Ага. Перегорела. Нет, уж, родная, рассказывай. Ну, говорит она, американский тренинг. Проводил московский тренер, с четверга по воскресенье. Интересно было? Ну, так... Но я-то помню её эмоции. Я, говорю, сам хочу посмотреть. Ну, хорошо, у них завтра вечером в Воронцовском дворце гостевая встреча.

Приходим. Собралось в зале человек двадцать. Вышла на цену девушка, представилась директором тренинговой компании «Весна жизни». И рассказала о том, что в США несколько лет назад родился тренинг под названием «Лайф спринг». Теперь, с успехом пройдя по Европе, он добрался и до нас. Рассказывала живо, интересно. Обаяла она меня.

Решил записаться, тоже пройти тренинг. Время у меня было, деньги – тоже. Вопрос шёл о том, что можно изменить свою жизнь. А она меня как раз в ту минуту, не очень устраивала. С сыном были Очень большие проблемы. Со здоровьем - тоже. Хотелось бы сделать несколько шагов к здоровому образу жизни. Курить - бросить, а пить – научиться цивилизованно. С работой – найти постоянную компанию для работы, а то каждый год у меня происходил поиск работы. Хорошую компанию, не такую, в которой я был. Ну, с женой, понятно, сделать отношения более тёплыми, с дочкой. Что-то мы с ней последнее время … или возраст у неё такой? Английский свой подтянуть, компьютером научиться пользоваться.

Это всё я в анкете указал на следующий день в офисе тренинга. Свои цели, так сказать. Объяснили, что это – чисто для меня самого. Чем больше я напишу, тем для меня будет лучше. Заплатил... не помню, сколько. В долларах, около сотни. Сказали: приходить к шести вечера в четверг. Он приходился на День Победы. Обычно-то, мы, конечно... Ну, как все люди. Праздник ведь. Ну, нельзя, так нельзя.

Тренинг, как я понимал, должен был принести мне какую-то спокойную уверенность в своих силах. Которой мне в тот момент не хватало. А за это я готов был и больше заплатить, и тренера слушать. Что там у них: лекции, семинар, занятия.

9 мая начался тренинг. И я быстро понял, что это НЕ лекции. И НЕ семинар. А именно жёсткий, малоприятный ТРЕНИНГ. Хотя начиналось всё именно с лекции. Несколько рядов стульев были расположены полукругом перед подиумом, на который вышел тренер из Москвы. В зале к этому времени собралось человек шестьдесят.

Эра радиомикрофонов ещё не наступила. Слышно тренера было плохо. Он сначала дал какой-то «команде» пару минут, чтобы они проверили соединения проводов, а потом начал свою речь. Она опять лилась из микрофона с сильными помехами, и я решил тренеру помочь. Как опытный организатор.

- Товарищ тренер, - начал я, - я предлагаю устроить перерыв на десять минут. Мы покурим, уже давно пора, а ваши ребята без людей в зале проверят все соединения. Так лучше будет.

Тренер выкатил на меня глаза:
- А может быть, микрофон специально так настроен? Вам это в голову не приходило?
- Нет. Не приходило. Я не для того сто баксов отдал, чтобы лай слушать по микрофону.
- Если Вы плохо слышите, надо было приходить раньше и садиться ближе. А если чем-то недовольны, милости просим на выход. Деньги за тренинг вам отдадут полностью.
- Не уйду. Я не для того пришёл, чтобы уходить. – Очень этот тренер мне вначале не понравился.

Тренинг был продолжен. Он состоял частично из общих занятий, частично из упражнений в случайных парах, частично - из работы в так называемых «малых группах». На такие группы, приблизительно по шесть человек мы разделились сами. К каждой группе был прикреплён «лидер малой группы» из числа тех, кто уже прошёл тренинг ранее. Все эти «лидеры» составляли «команду», которая на добровольных началах помогала тренеру.

Кроме того, за стенами зала работала ещё одна группа энтузиастов – «группа поддержки», состоящая опять же из людей, прошедших тренинг ранее. Задачей группы поддержки было подготовка зала для проведения тренинга, включая подсобные и санитарные помещения, обеспечение команды и проходящих тренинг питанием, уборка столов, мытье посуды, иногда – приготовление пищи и множество других мелких и нужных дел. Они работали с раннего утра до трех ночи.

А в зале в это время шёл тренинг. Он проходил с шести вечера до часу ночи, примерно, в четверг и пятницу, с десяти утра до полуночи в субботу, с десяти утра – до девяти-десяти вечера в воскресенье. Понедельник был выходным, а во вторник собирались на несколько часов вечером.

Об упражнениях, применяемых на тренинге, рассказывать не буду. Упражнения разнообразные, интересные и очень действенные. В конце первого дня тренер попросил каждого из нас пообещать самому себе выполнить дома что-нибудь из разряда вещей, которые давно пора сделать, но до которых не доходили руки.

Пообещать себе конкретную вещь, и выполнить её до начала занятий следующего дня. Это может быть клейка расшатавшихся дома стульев, это может быть посещение сослуживца в больнице, это может быть письмо матери. Что угодно. Но выполнить то, что пообещал, придётся.

События первого дня большого впечатления не произвели. Непонятно было вообще, что мы там все делаем, что это за группа неудачников такая.

Следующий вечер. Пару человек из шестидесяти не пришли. Остальные, уже немного знакомые, собрались в фойе зала и за пять минут до начала занятий заняли все стулья. В этот вечер наши эмоции зашкаливали, мы, то бурно радовались, то стыдились собственных поступков, которые сами собой вспоминались. Настроение менялось по синусоиде. А домой нас отпустили около двух ночи, и состояние и настроение наше было чрезвычайно паскудным. Мы посмотрели на собственную жизнь со стороны.

Третий день. Уже с утра, и до ночи. Опять же, содержание занятий раскрывать я не стану. Но вечером, часов в пять, в составе малой группы, в течение одной минуты мы должны были задекларировать свои «Обещания». Я был первым в очереди, и пообещал начать называть свою тёщу мамой. Второй была Таня, девушка, собирающаяся выйти замуж и уехать в Америку. Она пообещала бросить курить. Другие обещания не помню. Когда прошёл круг, я сказал «лидеру»:

- Олег, я передумал. Я тоже курить брошу.
- Миша, это ведь трудно. Может, не стоит?
- Чего там трудно. Я сколько раз бросал.
- Тогда ладно. С этой минуты ты не куришь.
- Нет-нет. С утра только. Я всегда бросаю с утра.
- Так ты бросал, и снова начинал. А сейчас ты бросаешь навсегда.
- Нет, Олег, я сейчас не могу. Я должен подготовиться.
- Так ты все равно еще будешь часов пять-шесть в зале. По любому курить не будешь. Решайся!
- Ладно. Бросил.

В полночь нам дали задание на дом: по дороге домой поцеловать десять незнакомых людей. Я его перевыполнил.

Окончательное занятие первой ступени тренинга вывело наш дух на необыкновенную высоту. Тренера, который мне в начале очень не понравился, мы все зауважали и полюбили. А через неделю я, несмотря на протесты жены, записался на прохождение второй ступени тренинга.

Сейчас в моей жизни существует гармония. Я здоров, я проработал в море до семидесяти лет. У меня прекрасные отношения и с женой, и со всеми детьми.У моего сына, за которого я так переживал, всё в жизни наладилось. У меня много товарищей, я сохранил связи со старыми друзьями, в том числе и по тренингу. Конечно, я овладел английским и компьютером, иначе я не смог бы работать с иностранцами. Кое-кто из них пишет мне электронные письма, кое-кто звонит.

Совершенно неожиданно для самого себя я начал писать воспоминания о своей жизни. Вы их сейчас читаете. Я знаю точно, что очень многим из этого списка я обязан именно тренингу, о котором я бы хотел рассказать много больше. Но когда меня спрашивают: а конкретно, что тебе дал тренинг? Потрогать можно? Тогда я вспоминаю про не выкуренные за двадцать лет сигареты. Пощупайте!

*** Недавно я пообщался с Олегом в "Одноклассниках".
- Олег, - сказал я, - а ведь я так и не курю с того самого дня.
- Я тоже не курю с того самого дня, - ответил Олег.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 57
Опубликовано: 05.02.2017 в 10:42
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1