Рейс без соотечественников-2. Вьетнам





Счастливо избежав несчастного случая, мы и работать, и соображать стали быстрее и лучше. Конечно, нарушение техники безопасности было налицо. Дверь крана следовало подстраховать. Теперь, уже на четвёртый кран, пусть и с опозданием, повесили тали, предохранили его открытую дверь от падения. Лучше позже, чем никогда. Сняли с крана сгоревший электродвигатель, смайнали его на грузовую палубу. К этому времени Джерри с мотористом уже отдали крепления мотора третьего крана и застропили его, приготовив к демонтажу.

Дальше всё пошло без затруднений. К вечеру четвертый кран был проверен и готов к работе, дверь его установлена, закрыта и задраена. Можно было расслабиться, оглядеться. Со всей этой сутолокой я и не заметил толком, куда нас поставили. А поставили нас посредине реки Сайгон, на швартовные бочки. Такие же, примерно, суда стояли и впереди и сзади. У каждого трюма уже стояло по барже, а то и по две, груженных где-то выше по реке. Предстояло погрузить двадцать две тысячи тонн риса на Гаити.

Проливные дожди начинались неожиданно и так же неожиданно заканчивались. Но открывать только что закрытые трюма не спешили, делали это только по команде старпома, который ждал полного прояснения неба. "Угроза дождя" - есть такой термин для облачной погоды, когда крышки трюмов открывать опасно. Кроме барж с рисом, крутились возле нас и многочисленные джонки, с которых предлагали купить свежую рыбу, овощи, фрукты, комнатные растения. Другие джонки, с промтоварами, и вовсе прописались в районе парадного трапа.

Ассортимент у них был разнообразный, как в магазине. Что ни спросишь, всё у них есть, и очень недорого. Поэтому, и днём, и вечером, то один наш парень спустится к ним по трапу, то другой. Шортов (или шорт?), рубашек, маек, сувениров всяких у них было полно. В том числе и диковинок: спиртовых настоек на скорпионах, змеях и жень-шене, которые предполагалось употреблять, как лекарство. Я купил бутылку, сам же и выпил позже, а потом залил водкой и привёз домой.

Процветал и натуральный обмен. Вьетнамцы интересовались металлоломом, пустыми металлическими бочками, отработанным маслом, даже остатками сепарации топлива и масел. В других портах за сдачу грязных нефтепродуктов приходилось платить, здесь же вьетнамцы сами прямо из танков забирали их, ещё и благодарили, носили нам прохладительные напитки и фрукты, многие из которых я пробовал впервые в жизни.

Три крана работали нормально, днём машинная команда занималась профилактикой, насчёт фреона не было ни слуху, ни духу. Герасим сказал, что и не будет. Компания не присылала снабжения вообще. То есть, абсолютно. Денежные переводы домой пересылали только грекам. С ними ещё как-то считались, остальным изредка платили аванс, всё остальное - в расчёт.

Второй механик со старпомом по вечерам выбирались в город. Выпросив у капитана аванс, решил съездить и я. Во Вьетнаме впервые я побывал ещё во время военных действий, сразу после училища. Хайфон, столица Северного Вьетнама запомнился мне тогда бесконечными рядами советской техники на улицах, посещением зубного врача и дракой польских моряков с китайцами в клубе моряков. Китайские суда тогда были разрисованы иероглифами с цитатами Мао до капитанского мостика. Мы сидели в интерклубе молча, не вмешиваясь в драку. Порядки тогда на советских судах были строгими.

В Сайгон я попал первый раз. Поехал я днём, чтобы засветло разобраться, что где находится. Нужно было позвонить домой. Катер высадил меня возле интерклуба. Моряки наши отзывались о нём с одобрением. Пообещав себе вернуться туда вечером, я двинулся к проходной. Неожиданно, начался ливень.

До центра можно было ехать на такси, на мотоциклах, или на велорикшах, которые очень упрашивали нанять именно их. Я предпочёл мотоциклиста, который одолжил мне дождевик и запросил доллар до центра. Через пять-шесть минут я уже любовался городом. Дождь прекратился, выглянуло солнце. Передо мной был Рекс-отель, очевидно, один из лучших в городе, потому, что рядом я увидел памятник Хо Ши Мину, за его спиной - великолепный дворец, рядом - здание театра. Проезжую часть широкой улицы делил пополам пешеходный бульвар с пальмами.

Не задумываясь о маршруте, я пошёл, куда глаза глядят, наслаждаясь видами города. Широкие тротуары, на которые не стесняются выезжать байкеры, многочисленные скверы и парки, самая разнообразная архитектура разных времён и народов. Множество мотоциклистов и велосипедистов, толпы пешеходов, кафе, рестораны и уличные забегаловки. Рынки, базары, магазины. Простенькие и шикарные. Множество изделий из натуральных тканей, из кожи, даже такой экзотичной, как змеиная, крокодиловая, страусиная.

Я спросил, откуда можно сделать международный телефонный звонок, и вышел на Парижскую площадь. Передо мной был красивейший католический собор, как оказалось - собор Сайгонской богоматери с её скульптурой впереди. Слева была стоянка такси, а справа - старинное здание почты, внутри его - телеграф и телефон. Я заказал разговор с Одессой, такса была три доллара минута, немало при вьетнамской дешевизне.

В ресторане морского клуба, куда я зашёл поздно вечером, тарелка креветок и литр пива мне обошлись не намного дороже, чем телефонный разговор с домом. Клуб, расположенный на территории порта производил впечатление. К ресторану примыкал большой зал с дискотекой, на втором этаже были два магазина и массажные кабинеты. Большая зелёная территория с ручейком и мостиками. Неудивительно, что наши филиппинцы и в город не ходили.

* Иллюстрация из интернета. Необычный ракурс. Спасибо автору. 



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 104
Опубликовано: 05.02.2017 в 10:33
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1