Рейс без соотечественников-4. Братская помощь на Кубе




Многие считают, что механики с рыбопромысловых судов лучше других разбираются в холодильных установках. На самом деле, наоборот. На рыбаках есть специальная рефрижераторная служба, минимум из двух человек, которая и обслуживает рефтехнику. Когда я был старшим механиком траулера, то заходил периодически в рефмашину, проверяя то, что мне было доступно: чистоту, порядок, наличие лекарств в аптечке, маркировку трубопроводов. И всегда спрашивал что-нибудь типа: "Напомни-ка мне, что такое промсосуд и для чего он предназначен".- Полученную информацию я забывал мгновенно.

Механики на судах торгового флота вынуждены обслуживать холодильные установки сами. И пусть они не такие мощные, навыки в работе абсолютно одинаковые, как и теория.

Попав на греческий балкер третьим механиком, я тоже особенно не вникал в премудрости фреонового хозяйства, с ним колдовал второй инженер.

Следующий рейс я делал стармехом. Должность и обязанности были мне знакомы по рыбакам, английский я к тому времени знал уже сносно. Поступило предложение, я не долго думая, согласился. Диплом первого разряда у меня давно был.

Опасений, конечно, было много. Что за судно, в каком оно состоянии, какой национальности моряки, я не знал. Но больше всего переживал я за рефрижераторные установки, их на судне несколько: система кондиционирования воздуха жилых помещений, кондиционер поста управления и провизионная холодильная установка, предназначенная для охлаждения и заморозки наших судовых продуктов.

Сразу скажу, что никто из судовых механиков, ни греческий второй, ни филиппинский третий, мне ни в чем помочь не могли. Рефустановка – оборудование специфическое. Без знаний теории и приемов работ подходить к ним нельзя. Необычная техника.

Но как-то я приноровился. Научился добавлять в систему фреон, выпускать из системы воздух, менять масло, освоил регулировку, так и прошли благополучно два моих контракта, два года почти. Даже полюбил это дело.

Но на третий год я ПОПАЛ! Опять-таки никто, кроме меня на судне в холодильных делах ничего не соображал. Мало того, судоходная компания не желала тратить ни цента на техническое снабжение. Подавляющее большинство экипажа составляли жители Шри Ланки – острова Цейлона. Второй механик, как и старший помощник, и капитан были греками. Я один представлял бывший Советский Союз.

Фреона на судне было очень мало и кондиционер из-за этого не работал, хотя ходили мы практически по экватору: Сингапур, Вьетнам, Гаити, Куба, Западная Африка. По вечерам выходили на палубу, допоздна сидели на  крышках трюмов, наслаждались вечерней прохладой. Хозяин деньги жалел и фреон не покупал. На провизионную установку немного фреона у меня было, но где-то в системе появилась небольшая утечка, которую я не мог даже обнаружить, не то, что устранить. Я потихоньку добавлял в систему фреон, поддерживая его рабочий уровень и ждал очень крупных неприятностей.

Приходим мы на Кубу в порт Нуэвитас грузиться сахаром на Африку. Россия тогда помощь Кубе прекратила почти полностью. Вместо машин - сплошные повозки с лошадьми. Но частники бензин где-то доставали, вечером приезжали к проходной, искали клиентов. Мы вышли в город. Переход был тяжелый. Да и как он мог быть легким в тропиках без кондиционера? Спасались вентиляторами, но все равно это были не ночи, а мучения. Скорее бы утро, да на работу.

Сел я к одному парню, повез он меня в центр. Разговорились. Вот где мой испанский, наконец, пригодился. Да еще как! Рассказал мне мой новый знакомый, Марио, о том, что он инженер – электронщик, потренировался я в испанском. Оказалось, что не забыл, выходит откуда-то из подсознания. И вдруг меня осенило:

- Марио, а нет ли у тебя знакомого рефмеханика. У меня проблемы.
- Есть такой. Алексей, по вашему. Он у вас в Союзе учился. По русски разговаривает, а работает здесь, на берегу сейчас. Раньше плавал , на рыбаках ходил.
- Марио, рули  давай к нему!
- А ты же лобстеры хотел, креветки…
- Да какие там лобстеры. У меня камень с души сейчас свалится, а ты про еду.

Приехали мы, познакомился я с Алексеем. Описал ситуацию, честно сказал, что даже капитан не в курсе моих проблем, а компания такая, что зимой снега не выпросишь. У меня, говорю, денег тоже - только на Кубе погулять, но что-то придумаем, не даром будешь работать.

Приехал он ко мне с утра. Привез небольшой баллон азота. Собрал весь фреон в конденсаторе, потом опрессовал азотом  систему под давлением в пятнадцать атмосфер, и сразу же определил, где фреон уходил. Оказалось, что течь была в середине охладителя мясной камеры. Дело мастера боится.

Вырезал мой Алексей кислородом испаритель, вытащил из камеры в коридор. Свищ он уже нашел, варить надо. И тут за ним прибежал какой-то кубинец, работа срочная. Алексей  пообещал вернуться и ушел. Часа на четыре! В мясной уже плюс давно, я тупо жду Спасителя. У нас на судне даже сварщика не было.

И он пришел. Как обещал. Часов шесть вечера уже было. Заварил свищ в трубе, установили мы испаритель на место, приварили к нему трубы, проверили. Все-класс!

Надо расплачиваться. Смотрю, он на заклепочный пистолет глаз положил. Отдал я ему и пистолет, и пачку заклепок, канистру рефрижераторного масла презентовал и яблок отгрузил. Очень все кубинцы яблоки любят, а они у них не растут. Ну, благодарил, конечно. Очень он меня выручил.

И сейчас еще раз благодарю. Ни Марио, ни Алексей этого не прочитают, конечно, но хоть какой-то кубинец прочтет, ему тоже приятно будет. Замечательные парни эти кубинцы.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Ключевые слова: куба, судоремонт, рефустановка. фреон,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 77
Опубликовано: 05.02.2017 в 08:53
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1