Глава 43. Вверх по Амазонке


Глава 43. Вверх по Амазонке
Глава 43. Вверх по Амазонке

Шестого декабря 1992 года "Барса" покинула гостеприимный Рио-де-Жанейро. Мало сказать, что повезло со стоянкой - чрезвычайно повезло. И на рейде отдохнули немного, и в Рио погуляли. Замечательный порт. Последние дни на судне не появлялись уже никакие инспектора, так что Дмитрий, наконец, смог сделать давно запланированную моточистку шестого цилиндра главного двигателя, а весь экипаж - развлечься на берегу, каждый по своему.

Николаю ночное происшествие с девушками понравилось настолько, что он встречался со своей подружкой каждый свободный от вахты вечер. Компанию ему составлял Игорь, начальник рации, с которым они быстро сошлись на почве любви к приключениям и бразильским девушкам. Валера же о городе не помышлял, и не роптал на свою долю. Но задумался о том, что в будущем вполне реально натаскать Николая, показать ему все типовые неисправности кранов, чтобы хоть на аварийный случай было кому краны обслуживать.
За сутки до отхода капитан объявил, что утверждён новый чартер - сахар из Итакоатиары на Южную Корею.

- А что это за зверь такой, Итакоатиара? - начали пытать мастера после ужина механики.
- Небольшой речной порт, в среднем течении Амазонки. Девятьсот миль придётся идти по реке в глубь континента. Немного до Манауса не дойдём, столицы провинции Амазония.
- А сколько до Амазонки отсюда?
- До устья - семь суток с нашей плановой скоростью. А вот как по реке будем идти, не знаю. Там и течение сильное, и отмели. Скорость - по команде лоцмана. Но к Рождеству всё равно успеваем. Так что Кристмас будете праздновать в Бразилии.
- Почему "будете"? А вы не с нами?
- Я ухожу в отпуск, и надеюсь до праздника улететь.
- А в Корею - через канал?
- Через Панамский канал - ближе всего, это около сорока суток, но за проход канала надо деньги платить. А можно идти и вокруг Африки, и через Суэцкий канал и через Магелланов пролив. Мы обсчитываем варианты, а решать будет фрахтователь.

Следующая неделя на судне началась без особых приключений. Как обычно, матросы готовили грузовые трюма. Валера занимался профилактикой палубных кранов. Николай со сварщиком сняли, и отремонтировали тормоз грузового барабана, заменили высохший сальник, пропускавший масло. Погода была прекрасная, но с каждым днём становилось всё жарче. Работа кондиционера Дмитрию не нравилась, но отрегулировать установку пока не получалось.

По вечерам, как и раньше собирались в кают-компании. Но если начальник рации легко вписался в коллектив, то стармех держался обособленно и оставался загадкой даже для своих подчинённых. После бункеровки в машине он появлялся только по утрам, а остальное время проводил в каюте за письменным столом, обложившись бумагами, и держа дверь каюты открытой. "Понты колотит", - считал Дмитрий, сам бывший стармех.

Неожиданно появилась непредвиденная работа. Завод-строитель судовых дизель-генераторов "Дайхацу" прислал свои предписания. На всех двигателях постройки семидесятых годов, ( в телексе были перечислены серийные номера дизелей), фирма рекомендовала изменить затяжку мотылёвых подшипников коленчатых валов - перетянуть все подшипники новым, более высоким усилием. Там же прилагалась и инструкция.

Первая реакция рабочего человека на подобные письма - послать подальше конструкторов, технологов и прочих теоретиков. Двадцать лет дизель работает - пусть и дальше работает. А у нас других дел по горло. Но это - реакция рабочего человека. А у стармеха - указание из компании - выполнить, и доложить. Вот и стал он проводить рекомендации Дайхацу в жизнь.

И пожалуй, так поступил бы любой на его месте. Другое дело, что не так рьяно. Никто ведь не требовал всё бросить, и заняться перетяжкой подшипников. Известный неписаный закон, напротив, советует не спешить с выполнением приказа, он всегда может быть отменён. Или хотя бы ограничиться одним пока двигателем.

Но Василий Иванович настоял на том, чтобы взяться за дело немедленно с тем, чтобы закончить работу на всех трёх дизелях до прихода на Амазонку. Дмитрию, конечно, пришлось третьему механику помогать конкретно, руками, чтобы не напортачить в спешке. На первый движок ушло двое суток, а потом, что называется, набили руку, и дело пошло быстрее. За четыре дня работу закончили, устали, как собаки, а довольный стармех отослал рапорт об этом в компанию.

Через неделю после отхода из Рио приняли на борт двух речных лоцманов, и начали продвижение вглубь континента. Осадка порожнего судна позволяла двигаться без остановок над отмелями. Амазонка в нижнем своём течении необыкновенно широкая, берегов и в бинокль не было видно, зато по пути попадались множественные острова. А течение в первое время было даже встречное, океанская волна заходила в реку и помогала движению судна.

Закончив свои дела на кранах, Валера находил себе работу на мостике и вокруг него, заряжал аккумуляторы, проверял штурманское оборудование, тифон, проверял и менял сигнальные лампы, и просто смотрел на реку, острова и тропические джунгли, прислушивался к рассказам лоцмана. Река к океану текла почти по экватору, поэтому левые притоки Амазонки были в северном полушарии, а правые - в южном.

Благодаря этому, в левых притоках паводок проходил в летние месяцы, а в правых - в зимние, поэтому Амазонка была полноводна всегда! Интересно ещё , что под Амазонкой, на глубине четырёх километров, протекала другая река, подземная, которая называлась Хамза.

Лоцманы периодически менялись, а капитан с мостика уходил редко, даже спал урывками на диване в штурманской. Явно не хотелось ему неприятностей в последние дни пребывания на судне. На подходе к порту связались с агентом и порт-надзором. Единственный причал Итакоатиары был занят другим судном, поэтому уже портовый лоцман поставил "Барсу" на якорь неподалёку.

И в первую же ночь, к счастью, не на ходу, произошла авария первого вспомогательного двигателя, иными словами, первого дизель-генератора. До полуночи оставался час, Николай, с разрешения стармеха, находился в каюте, когда сработала пожарная сигнализация. В машину все механики прибежали одновременно. Двигатель по-прежнему работал на судовую сеть, но был весь в дыму, от дыма и сработал датчик. Слышался отчётливый металлический стук. Генератор, конечно, сразу остановили.

Обследование дизеля отложили до утра, а на другой день сняли цилиндровую крышку третьего цилиндра, подняли поршень с шатуном. Тогда и выяснилось, что произошло смещение вкладыша мотылёвого подшипника. Вкладыш перекрыл канал подачи смазочного масла к подшипнику, тот мгновенно перегрелся, а антифрикционный металл расплавился. Восстановить потерявшую форму шейку коленвала было невозможно. Двигатель был выведен из строя полностью.

Из компании пришло указание дефектную шейку отшлифовать как только возможно, и собрать двигатель с новым подшипником, (наверное, для красоты), картер - помыть, но масло в него не заливать. Тем временем, заказать вкладыши ремонтного размера, толще обычных на полмиллиметра. Бригаду специалистов со специальной шлифовальной машиной обещали прислать, но в какой порт и когда, неизвестно.

Ожидаемых репрессий не было потому, что буквально в тот же день на другом судне компании, на таком же двигателе произошла аналогичная авария. Как видно, решение о перетяжке подшипников было не совсем обдумано.
Тем временем в столовой команды установили искусственную ёлку, украсили её гирляндами и игрушками. До католического Рождества оставалось пять дней.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 72
Опубликовано: 29.01.2017 в 23:57
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1