Наладка-5



Шло время, я набирался опыта. Участвовал в наладке котельной Ильичёвского рыбного порта, работал на фабрике химчистки. Денег катастрофически не хватало. Поняв, что повышать зарплату мне никто не собирается, сам обратился к начальнику управления. Он согласился без слова, но повышение ставки на десять рублей на фоне снижения прогрессивки с сорока процентов до двадцати пяти, материального положения моего не улучшило.

Я решил попробовать открыть визу заново и вернуться на флот. Как раз в это время начальник управления вызвал меня к себе и предложил подумать о вступлении в партию.
- Да я…
- Нет-нет, ничего сейчас не говорите. Подумайте хорошенько, завтра дадите ответ.

Назавтра я зашёл к Зильберштейну снова.
- Ну что, Михаил Иванович, подумали?
- Подумал. Я считаю себя еще неподготовленным к такому серьёзному шагу.
- А мы вот с Валерием Григорьевичем считаем вас подготовленным. Вы себя хорошо зарекомендовали, специалист вы грамотный, человек семейный, серьёзный. Имейте в виду, что инженерам в партию вступить очень сложно. И то, что мы вас рекомендуем, о чём-то говорит.
- Вы понимаете, у меня отец – старый коммунист, в партии с 1923 года. В нашей семье к партии относятся с огромным уважением. И я ещё не готов к вступлению в КПСС. Это вопрос будущего.
- Михаил Иванович, вы меня вынуждаете раскрыть карты. Нам дали разнарядку на трёх человек, но вы же понимаете, чтО у большинства наших работников записано в пятой графе…

- Да, Миша, действительно, - вступил в разговор Валера Копп, - в другой раз не предложат. Так что – решайся. Я тебе дам рекомендацию.
- Ну, откровенность на откровенность. Я решил вернуться в пароходство. А кандидатам в члены партии лучше работать на одном месте.
- Ясно, - сказал Зильберштейн. – В таком случае… Можете идти.
- Готовься в командировку в Винницу, - добавил Копп.

В Виннице наше управление взялось за полную наладку городских очистных сооружений. Одновременно туда выезжало человек шесть – семь. Там я и получил первый настоящий опыт запуска большой котельной в должности ответственного теплотехника. Там же по вечерам получал уроки преферанса. Было весело, безденежно и вредно для желудка.

А когда дело дошло до наладки, меня заменил Георгий Пурциладзе. К тому времени, комиссия при районном комитете КПСС приняла решение о разрешении выпуска меня за границу в составе экипажей судов дальнего плавания.

Но получить это разрешение мне было непросто. Для начала мне напечатали ходатайство от нашего управления. Затем, уже в райкоме КПСС, меня направили на собеседование к старому коммунисту, который проверил меня на правильное понимание международного положения и знание фамилий вождей коммунистических партий всех стран народной демократии и поднимающейся с коленей Африки.

Моя память никогда не могла удержать подобных вещей больше, чем на один-два дня. Поэтому, зная о предстоящей проверке, я сначала засел со своим отцом с тетрадкой в руках. Он-то как раз и читал на пенсии лекции о международном положении от общества «Знание», и заткнул бы за пояс любого работника райкома, но мне приходилось обходиться своими силами. Я составил конспект и целые сутки учил его на память. Старичка-боровичка я проскочил.

Следующим испытанием было бюро Приморского райкома партии, куда пригласили человек пятнадцать – двадцать таких, как я. Нет, они не все были моряками, были желающие поехать в Болгарию в туристическую поездку, были стремящиеся на работу за границей.

Это был театр одного актёра. Первый секретарь райкома партии, по фамилии Борщ, расправлялся с кандидатами на получение визы быстро, умело и жестоко. Наверное, мне повезло, что я оказался во второй половине выстроившейся шеренги. Когда очередь дошла до меня, Борщ, сыграв несколько спектаклей, утомился. И спросил меня чуть ли не дружески: - Кто такой?

- Выпускник Одесского высшего инженерного морского училища, - я вытянулся по стойке «смирно».
- Орёл! – одобрил мои старания Борщ. И почему не плаваешь?
- По семейным обстоятельствам. Сейчас вот жена выздоровела, сын пошёл в школу, хочу вернуться к работе по специальности.
- Молодец! Правильно делаешь. Не для того тебя государство пять лет учило, чтобы ты на берегу окапывался. Получишь нашу рекомендацию. Смотри, не подведи!
- Буду стараться.

В этот раз я уже не стал торопиться с увольнением. Получив вскоре на руки выписку об открытии допуска к загранплаванию, я отправился с ней в Черноморское пароходство, туда, где я и работал раньше. Встретили меня там неприветливо, сказали, что приёма на работу сейчас нет. Посоветовали прийти летом, в период отпусков, впрочем, не гарантировали успех дела и тогда.

Я продолжал работать в наладке, обдумывая, куда же мне податься. Насчет техфлота или судов – спасателей я как-то не думал. Склонялся к тому, чтобы поехать в Измаил, место мне уже знакомое по практике.

Но неожиданно я встретил знакомого, работавшего в рыбопромысловом объединении «Антарктика». Он меня и натолкнул на мысль пойти работать туда. В рыбный флот меня взяли с удовольствием. Механики второго разряда там были нужны. Так и закончилась моя работа в пуско – наладочном управлении, о котором я сохранил добрые воспоминания.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 83
Опубликовано: 29.01.2017 в 00:20
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1