Наладка-2




Работать в наладке мне понравилось. Деньги, конечно, платили смешные, но и трудовых подвигов никто от меня не ждал. Сам Валера регулярно печатался в технических журналах, и нас всех убеждал, что ничего сложного в этом нет, а деньги платят. Другой статьёй побочных доходов, опять же с подачи Коппа, (а Копп – это голова), были рацпредложения.

За самое простое рацпредложение без экономического эффекта платили по десять рублей каждому соавтору. Поэтому мы всегда оформляли рацухи на троих, включая третьим начальника котельной, главного механика, или другого какого инженера заказчика. У всех предприятий был план по рацпредложениям. Поэтому начальство нас на объектах поддерживало, и включало наши предложения себе в план, а полученные десять рублей были немалым подспорьем к скудным командировочным. Зарплату мы оставляли жёнам. Кстати сказать, рацпредложение без экономэффекта, не означает, что его не было. Просто подсчитать его было трудно, порой невозможно. Тридцать же рублей на троих платили беспрекословно, ещё и спасибо говорили. Иногда попадалась на объектах и халтура. Но мне, в силу низкой моей квалификации, с этим везло редко.

График нашей работы был такой: числа 27-го каждого месяца мы возвращались из командировок, отмечались у бухгалтера, сдавая командировочные удостоверения, затем докладывали Валере об официальном прибытии и вручали ему подписанные заказчиком процентовки. Так назывались наши плановые задания, составленные на базе утверждённой заранее сметы. Бывало, что приезжали на несколько дней раньше, подписав командировочные у заказчика. Главное, чтобы он был доволен нашей работой, а в то, когда мы уезжаем, когда приезжаем, большинство заказчиков не вникало.

В таких случаях мы сразу же звонили Коппу, докладывали, что всё порядке, мы вернулись, а он разрешал нам побыть пару дней дома. Иногда возникала необходимость помочь работающим в Одессе и окрестностях, чаще же мы могли уделить внимание своим семьям. В день официального прибытия шли на вокзал к приходу «нашего» поезда и добывали билет с нужной датой. После оформления командировок нас отпускали по домам, при этом говорили, к примеру, что 29-го будет техучёба в десять утра, а 30-го в три часа – общее собрание.

В начале месяца, второго или третьего все разъезжались по объектам. А до того, в конце каждого месяца, очень часто совершались экскурсии выходного дня. Ездили на один-два дня по всей стране. Чаще – летали. Были во множестве городов, и повидали ребята много, и сдружились. К сожалению моему, я с ними не ездил ни разу. Даже тридцать – сорок рублей на поездку в Минск или Ереван, выкроить из семейного бюджета не получалось. Очень теперь об этом жалею.

А насчёт дружбы я повторю. Более спаянного коллектива я не встречал в своей жизни. И это при том, что все наладчики работали по разным объектам в разных городах. Валера Кравчук, наладчик электроучастка, которого все любили за остроумие и лёгкий нрав, говорил, что даже, когда наша фирма сгорит, он будет сидеть возле кучки пепла, и никуда не уйдёт.

На объектах в командировках мы появлялись рано утром, в одно время с рабочими, как нам настойчиво рекомендовал Валера Копп. С утра решались все производственные вопросы, проводились совещания, летучки и пятиминутки. Обедали мы обычно на объектах, в дешёвых рабочих столовых, вместе с персоналом, а вот после обеда уже начинали смотреть в сторону гостиниц, где мы останавливались. Нашим трудягам: электрикам, механикам, прибористам, было хуже, они работали руками. Теплотехники же – аристократия наладки. Раздав задания слесарям и «порешав вопросы», можно было незаметно смываться, что мы и делали.

По вечерам выходили из гостиницы редко. Обычно, если на объекте собиралась большая компания, расписывали пулю, то есть, играли в преферанс. По божески, как для своих, по пол-копейки вист. Проигравшие выкладывали деньги на стол, а выигравший шёл в магазин и тратил свой выигрыш. Так что удовольствие у него было, в основном, только моральное. Покупали хлеб, плавленые сырки, докторскую колбасу, бывало и колбасы качеством похуже: ливерную, кровяную, да не ту кровяную, которую на Привозе продают, другую. Дополнением к еде шла бутылка-две каких-нибудь чернил, типа плодово-ягодного вина. На водку у нас денег не было.

Но это было потом. А в начале я набирался опыта в Одессе. Работал на стекольном заводе, на Южных очистных сооружениях, в Белгород-Днестровском. Пока однажды шеф не посчитал меня уже подготовленным для самостоятельной работы и не послал меня одного в командировку в Очаков, на промкомбинат, где установили небольшой котёл на твёрдом топливе, Е 1/9.

В Очаков, который находился километрах в восьмидесяти от Одессы, можно было ехать тогда тремя видами транспорта: самолётом с аэропорта «Застава», автобусом и «Кометой», судном на подводных крыльях. Билеты стоили одинаково дёшево: два рубля, автобус на десять копеек дороже. Я, конечно, поехал морем.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 64
Опубликовано: 28.01.2017 в 16:02
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1