Наладка 1.


Попал я на работу в наладку совершенно случайно. Да разве не всё происходит случайно в этом мире?

Я возвращался домой из отдела кадров Черноморского пароходства в отвратительном настроении. Буквально час назад инспектор отдела кадров объявил мне, что допуск к заграничному плаванию мне закрыли. Как моряки говорят, закрыли семафор. Бдительные чекисты раскопали неблагонадёжного, с их точки зрения, родственника. Доверие ко мне упало катастрофически. Инспектор посоветовал мне зайти на другой этаж, туда, где размещались инспекторы пассажирского флота, часть из которого ходила в каботаже.

Я к тому времени сделал уже пять рейсов третьим механиком на судах дальнего плавания торгового флота и наивно полагал, что в каботажном флоте, который работал в Чёрном море, я могу претендовать на большее. Поэтому я последовал совету кадровика и постучался в дверь инспекторов пассажирского флота. Там мне, как ни странно, очень обрадовались. Оказалось, что им срочно был нужен четвёртый механик на пассажирский теплоход «Таджикистан». Я же, со своими амбициями, на понижение в должности смотрел крайне отрицательно. Стоит только согласиться, - не без основания думал я, - и придется работать в этой должности до отпуска. Зарплата четвёртого механика тогда составляла сто двадцать пять рублей, а у меня была уже жена, был шестилетний сын и мягкий характер, который, в сочетании с красотками пассажирского лайнера очень скоро мог привести к семейной драме.

Не особенно и раздумывая, я написал заявление об увольнении по собственному желанию, тут же мне и печать шлёпнули в трудовую книжку. Без волокиты.

Поехал я к себе домой, на Юго-Запад. У вокзала мне нужно было пересесть с троллейбуса на трамвай. Домой ехать не хотелось. Хотелось внести какую-то ясность в свои перспективы. И я вдруг вспомнил, как год назад повстречал своего измаильского знакомого, Валю Лисовского, который закончил Одесский политехнический институт и говорил: захочешь на берег, приходи, устрою. И сказал, что работает он в пуско-наладочном управлении на улице Иностранной коллегии.

Улица эта длиной всего два квартала, и находится недалеко от вокзала, возле которого я находился. Поищу, - решил я, - и буквально через четверть часа обнаружил полуподвал с вывеской: Одесское пуско-наладочное управление треста «Оргводоканал».

Я спустился по ступенькам вниз и оказался в анфиладе из трёх комнат. Первая была пуста. Во второй, в углу, сидела за письменной машинкой девушка, напоминавшая секретаршу. Так оно и оказалось. Это была Таня Козельская, радушно спросившая меня, что я забыл в их подвале.

- Э-э, скажите, пожалуйста, Валентин Лисовский у вас работает?
- Да, работает, но он сейчас в командировке, в Николаеве. Вернется в конце месяца.
- Спасибо. Извините за беспокойство, - я направился к выходу.
- А вы, случайно, не работу ищите?
- Ну, в общем… Да.
- А кто вы по специальности, где работали?

Я рассказал Татьяне свою короткую трудовую биографию: шесть лет в пароходстве, неожиданное увольнение из-за потерянной визы.

- Знаете, я бы на вашем месте не упоминала о причине увольнения. Просто скажите, что надоело плавать, хотите жить на берегу. Шеф вот-вот подойдёт, я думаю, что он вас возьмёт.

Начальник ПНУ по фамилии Зильберштейн, невысокий и неприметный мужчина лет пятидесяти появился через полчаса. Таня меня отрекомендовала, как друга Лисовского, который работал уже старшим инженером и был на хорошем счету.
Начальник сразу же почуял какой-то подвох:

- А почему вы бросили море, почему уволились?
- Хочется быть больше с семьёй. У меня сыну шесть лет, нужна мужская рука дома.
- Но вы ведь и здесь будете работать не дома. У нас в Одессе работы мало, командировки по всей Украине.
- Я люблю ездить. Характер у меня непоседливый. Такая работа по мне.
- А сколько вы зарабатывали в пароходстве? Здесь ведь вы будете получать намного меньше.
- Я понимаю.
- Оклад сто двадцать рублей и сорок процентов прогрессивки. Больше не могу вам предложить. Согласны?
- Согласен. Но надеюсь на повышение в будущем.
- Хорошо. Завтра в восемь утра подойдёте сюда, найдете начальника теплотехнического участка Валерия Григорьевича Коппа. Поговорите с ним. Если он вас возьмёт, я возражать не буду.

Наутро я был ровно в восемь в конторе. Людей там прибавилось. Виктор Иванович Лавро, кадровик, Танина мама, главный бухгалтер, женщина-плановик, Аркадий Гельман, начальник механического участка, несколько наладчиков. Но, главное, Валера Копп.

Везло мне в жизни на хороших людей. Валера – один из них. Было ему тогда лет тридцать пять. Спокойный, грамотный, доброжелательный, всегда готовый прийти на помощь, - да какое положительное человеческое качество не назови, Валере оно было присуще. Без малейшего апломба, он не настаивал на соблюдении формальностей, и я с первого же дня звал его по имени. Сначала у него был план использовать меня, как механика, чтобы я занимался центровкой механизмов, в первую очередь, дымососов, но позже передумал, и я стал постигать новую для себя специальность теплотехника.

В это время в Ильичёвске велись работы по пуску большой городской котельной на газовом топливе, работала бригада человек в десять: теплотехники, химики, электрики, специалисты по автоматике и приборам, механики. Возглавлял её теплотехник, старший инженер Борис Брикман, который и дал мне первые уроки в новой специальности. Пусковые работы были в разгаре, и через несколько дней состоялось семидесяти двух часовое испытание всей установки. Штат котельной уже был набран, инженеры и машинисты несли вахты, а наладчики тоже были распределены по сменам.

Необычным для меня был и размер котлов, и докотловая подготовка воды (на судовых котлах она внутрикотловая), и вид сжигаемого топлива, газ. И обязанности, конечно. Мы регулировали процесс горения, используя газоанализаторы. В пароходстве таких приборов не было.

С Борисом мы подружились. Он в те дни как раз только начал ездить на «Жигули» своего тестя, а я у него был пассажиром. Сначала он страшно боялся и пропускал на трассе всех вперёд, но со временем освоился, и тогда уже мы стали разговаривать в машине. Под его руководством я проработал первый месяц.

Вторым объектом для меня стала Белгород-Днестровская городская котельная. Там умудрились заселить жилые дома и дать в них горячую воду, не сдав котёл инспекции Котлонадзора и не запустив водоочистку. Вадим Ликах, второй мой шеф, действовал решительно. Котельную строили на паях несколько предприятий. Вадик напечатал письма их руководству, пригласив их на совещания. Письма мы вручали секретарям под расписку.

Совещание состоялось. Смотрели эти «большие люди» на нас с плохо скрываемым пренебрежением. Вадим же объявил, что в случае не выполнения наших требований об остановке котельной, мы прекращаем своё сотрудничество и не несём ответственности за дальнейшее. Нас не послушали, и мы уехали в Одессу. Месяца через два в котельной произошла авария, но к нашему управлению прокуратура претензий не имела.

Грамотные действия Вадима были отмечены начальством, а я получил урок разумной бюрократии на всю оставшуюся жизнь.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 92
Опубликовано: 28.01.2017 в 15:57
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1