Чертовщина



Чертовщина
В послевоенной Одессе, где я родился, меня, конечно не крестили. Отец работал в обкоме ВКПб, как тогда называлась коммунистическая партия, мама, хоть и беспартийная, тоже была далека от религии.

Когда я учился в третьем классе, нашего одноклассника исключили из пионеров только за то, что он с бабушкой посещал церковь по воскресеньям, сами же мы и проголосовали за это единогласно. Так что вырос я абсолютно неверующим, хотя и воинствующим безбожником тоже никогда не был.

Так и остался я не религиозным человеком, хотя в церкви иногда бываю. Обряд крещения я прошёл добровольно, потому что жена моя мечтала о венчании, а некрещеному венчаться нельзя. Долго жена меня уговаривала, и я сдался, наконец, решив доставить ей удовольствие ровно через двадцать один год после свадьбы.

Но и после крещения, и после венчания, ни одной молитвы я не сумел запомнить, не даются они мне. Крещусь, бывает, не без этого, но крестик на шее не ношу, не могу привыкнуть, и спать с цепочкой на шее тоже не могу. Ну, душит она меня! Сразу после крещения спал, но вскоре порвал. Неосознанно. Люда, моя жена, объясняет эти явления сопротивлением сил Зла.

Крещение – как раз один из дней, когда я бываю в церкви. Решили мы с женой добыть святой воды, и присоединились к многочисленным верующим, окружившим храм божий неподалёку от нашего дома. Бумажник свой я почему-то оставил дома, убей меня, не знаю, почему, а вместо него прихватил кошелёк, доставшийся мне в подарок после покупки супругой новой чёрной сумочки.

Кошелёк был из мягкой кожи, очень удобен в жаркую погоду, когда большой бумажник некуда положить, и летом я таскал его в кармане джинсов. Было в нём три отделения, одно, на кнопке, для мелочи, другое – на молнии, для ключей, а третье, самое большое, тоже на молнии – для бумажных денег.

Вот этот кошелёк я и нафаршировал мелкими купюрами, предназначенными для расходов в церкви. Я имел в виду, в основном, милостыню, но Люда попросила меня купить свечу, которую продавали внутри храма. Очередь передо мной была человек в шесть-семь, и я сразу же начал готовить деньги. Мелочь я уже успел раздать, а молния на среднем отделении с бумажными деньгами расстёгиваться отказывалась.

Я дёргал змейку взад и вперёд, потел, кряхтел, ругался (про себя, конечно), - ничего не помогало. Молнию, как заклинило. "Закусило", – подумал я. Так бывает с застёжками. В расстройстве я сошёл по ступенькам храма и пошёл на то место, где оставил жену. Её не было, и я начал двигаться по кругу. Наконец, она нашла меня сама.

- Ты где был так долго?
- В очереди стоял.
- А где свеча?
- Потом расскажу. А ты почему ушла?
- Освятила воду, и ушла. Людей много, другие на моё место пришли.

Мы прошли через ворота церкви на улицу и направились к нашему дому мимо многочисленных уличных киосков и лотков. Люда купила хлебный батон, пару пакетов молока, и через десять минут мы уже садились завтракать.

- Так что там произошло со свечой? Тебя минут двадцать не было.
- Очередь длинная была. А потом змейку на кошельке закусило. Не смог расстегнуть.

С этими словами я достал из кармана кошелёк, и … расстегнул его.
- Что за чертовщина?
- А я что говорила? Бесы! – удовлетворённо констатировала жена.
ился, меня, конечно не крестили. Отец работал в обкоме ВКПб, как тогда называлась коммунистическая партия, мама, хоть и беспартийная, тоже была далека от религии.

Когда я учился в третьем классе, нашего одноклассника исключили из пионеров только за то, что он с бабушкой посещал церковь по воскресеньям, сами же мы и проголосовали за это единогласно. Так что вырос я абсолютно неверующим, хотя и воинствующим безбожником тоже никогда не был.

Так и остался я не религиозным человеком, хотя в церкви иногда бываю. Обряд крещения я прошёл добровольно, потому что жена моя мечтала о венчании, а некрещеному венчаться нельзя. Долго жена меня уговаривала, и я сдался, наконец, решив доставить ей удовольствие ровно через двадцать один год после свадьбы.

Но и после крещения, и после венчания, ни одной молитвы я не сумел запомнить, не даются они мне. Крещусь, бывает, не без этого, но крестик на шее не ношу, не могу привыкнуть, и спать с цепочкой на шее тоже не могу. Ну, душит она меня! Сразу после крещения спал, но вскоре порвал. Неосознанно. Люда, моя жена, объясняет эти явления сопротивлением сил Зла.

Крещение – как раз один из дней, когда я бываю в церкви. Решили мы с женой добыть святой воды, и присоединились к многочисленным верующим, окружившим храм божий неподалёку от нашего дома. Бумажник свой я почему-то оставил дома, убей меня, не знаю, почему, а вместо него прихватил кошелёк, доставшийся мне в подарок после покупки супругой новой чёрной сумочки.

Кошелёк был из мягкой кожи, очень удобен в жаркую погоду, когда большой бумажник некуда положить, и летом я таскал его в кармане джинсов. Было в нём три отделения, одно, на кнопке, для мелочи, другое – на молнии, для ключей, а третье, самое большое, тоже на молнии – для бумажных денег.

Вот этот кошелёк я и нафаршировал мелкими купюрами, предназначенными для расходов в церкви. Я имел в виду, в основном, милостыню, но Люда попросила меня купить свечу, которую продавали внутри храма. Очередь передо мной была человек в шесть-семь, и я сразу же начал готовить деньги. Мелочь я уже успел раздать, а молния на среднем отделении с бумажными деньгами расстёгиваться отказывалась.

Я дёргал змейку взад и вперёд, потел, кряхтел, ругался(про себя, конечно), - ничего не помогало. Молнию как заклинило. "Закусило", – подумал я. Так бывает с застёжками. В расстройстве я сошёл по ступенькам храма и пошёл на то место, где оставил жену. Её не было, и я начал двигаться по кругу. Наконец, она нашла меня сама.

- Ты где был так долго?
- В очереди стоял.
- А где свеча?
- Потом расскажу. А ты почему ушла?
- Освятила воду, и ушла. Людей много, другие на моё место пришли.

Мы прошли через ворота церкви на улицу и направились к нашему дому мимо многочисленных уличных киосков и лотков. Люда купила хлебный батон, пару пакетов молока, и через десять минут мы уже садились завтракать.

- Так что там произошло со свечой? Тебя минут двадцать не было.
- Очередь длинная была. А потом змейку на кошельке закусило. Не смог расстегнуть.

С этими словами я достал из кармана кошелёк, и … расстегнул его.
- Что за чертовщина?
- А я что говорила? Бесы! – удовлетворённо констатировала жена.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 117
Опубликовано: 23.01.2017 в 09:37
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1