Как паровоз гребной винт переехал



Дело было так. РТМ типа Атлантик стоял в плавучем доке у ремонтного причала порта Мапуту, ранее известного, как Лоренцу-Маркиш, если кто помнит. Мозамбик прежде был португальской колонией. Город португальцы очень красивый построили. Конечно, с обретением независимости, он сильно потускнел. И, тем не менее, там есть что посмотреть и сейчас.

Здание железнодорожного вокзала, например, построенного по проекту самого Эйфеля. Очень красив парк в самом центре города. Здания в городе есть совершенно необычные. В нашем экипаже работал электриком Анатолий Гусенко, у которого была немецкая «Практика», и фотографий он там наделал множество, а я развлекал его в темной фотолаборатории и заслуженно получил свою часть фото. В парке каждое воскресенье устраивали свадебные процессии и мы очень удивлялись тому, что среди невест было много дам в интересном положении. Людей собиралось много, детей было полно. Впоследствии я узнал, что в течение одного года после свадьбы мозамбикская женщина должна родить, или хотя бы забеременеть. В противном случае все друзья жениха по очереди показывают невесте правильные приемы, ведущие к увеличению человеческого рода.

Так вот возвращаясь к нашим трудовым будням. В Мапуту тогда возле берега была пришвартована так называемая плавмастерская, то есть судоремонтный цех со всевозможными станками. Работали там специалисты из СССР. Рабочие были из Клайпеды, Севастополя. Главный инженер Геннадий – точно севастопольский. Начальник отдела кадров – москвич.

После постановки судна в док первые же замеры просадки гребного вала показали, что втулки дейдвудной трубы необходимо срочно менять. Главный инженер управления распорядился отгрузить новые втулки самолетом, а нам было приказано не терять время даром и вынимать гребной вал с винтом, мы его часто еще пропеллером называем. Конечно, это только так говорится – приказал нам. Это работа серьезная, ее могут и имеют право выполнять только работники плавдока.

И вот, после выполнения всех подготовительных операций вал вместе с винтом начали медленно вытаскивать из дейдвудной трубы на стапель-палубу дока. Правильно было бы сначала спрессовать винт, но… Вал поддерживался многочисленными тросами, которые поддерживались шпилями, лебедками и дополнительными талями, подвешенными на корпусе судна.

И вот, в момент выхода из дейдвудной трубы носовой части вала, обрываются носовые тали, затем другие и вал носовой частью падает на стапель-палубу плавдока. Пропеллер остается в воздухе неповрежденный, но старший механик нашего РПК справедливо требует поставить вал на токарный станок и проверить, не искривился ли он при падении.

Деваться судоремонтникам было некуда. Нашли где-то в городе огромный токарный станок и увезли вал туда, а спрессованный винт уложили на берег. Никто и не заметил, что под винтом оказались какие-то ржавые рельсы.

Ночью по этим рельсам прошел паровоз и здорово повредил одну из лопастей винта. Нам сказали, что рельсы несколько лет не использовались и это была диверсия повстанцев. Не знаю, так ли это.

Но когда вал, проточенный «как чисто » на станке, вернулся в порт, его положили примерно на том же месте, рядом с винтом. Капитан приказал выставить вахту у вала. Назначенные вахтенные потребовали оружие, впоследствии согласившись стоять вахту безоружными, но по двое. Итого, вахту несли 10 человек машинной команды: вахтенный механик, три моториста в машине, шесть – у вала, плюс три рефрижераторных машиниста – всего тринадцать человек! Кому было судно ремонтировать?



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 104
Опубликовано: 19.01.2017 в 11:26
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1