Минитюрк и сальник гребного вала


Минитюрк и сальник гребного вала
Туристические проспекты утверждают, что Стамбул прекрасен в любое время года. С этим трудно спорить, однако собираясь в столицу древней Византии нелишне вспомнить о том, что продолжительность светового дня в июне – пятнадцать часов, а в ноябре – девять, а значит, на осмотр города времени у вас будет в два раза меньше, чем летом.

Именно этому обстоятельству я легкомысленно не придал значения, собираясь с женой на неделю в Стамбул, бывший Константинополь. Через турагентство мы заказали небольшой номер в отеле Пьера Лоти в самом сердце древнего района Султанахмет. Многие главные достопримечательности замечательного города можно было увидеть прямо с верхнего этажа отеля, где располагался ресторан, и куда мы зашли в первый же вечер.

И Собор Святой Софии, и знаменитая Голубая мечеть, и площадь Ипподром между ними, и церковь святой Ирины, и Галатский мост через Золотой Рог – всё это можно было наблюдать из разных окон ресторана. Тем же вечером мы прогулялись по нашему району вдоль трамвайной линии, и, не пройдя и одной остановки, обнаружили знаменитый Грандбазар, затем зашли в продуктовый магазин за булочками и айраном и вернулись в номер.

План поездки я составил еще дома, потому, что в Стамбуле уже бывал, а Босфор проходил десятки раз, и хотелось посмотреть другие достопримечательности, для меня новые. Первым делом мы купили билеты на экскурсионные двухэтажные туристские автобусы, которые давали нам право в течение двух суток входить и выходить из автобуса на любой из пятидесяти, примерно, остановок.

Виды на город со второго, открытого всем ветрам этажа, конечно, были лучше, но сидеть наверху было некомфортно из-за моросящего дождя.

При посадке в автобус каждому туристу выдали карту Стамбула с маршрутами автобусов, (а их два, красный и синий), и мини наушники, которые мы подключили в гнездо в подлокотнике кресла и переключили на русский язык. Первый, более длинный маршрут, предполагает пересечение Босфора и небольшую экскурсию по азиатской части Стамбула, второй маршрут, в основном, пролегает вокруг бухты Золотой Рог.

Именно на пути следования по короткому маршруту, рядом с мостом Хилич, расположен Миниатюрк, иначе говоря, парк миниатюр. В нём собраны все турецкие достопримечательности, выполненные в масштабе 1:25. Вход стоит недорого, десять турецких лир, это цена трех чашечек кофе. В дополнение к билету прилагается карта парка и аудио гид, который рассказывает на всех языках о каждом экспонате.

Есть там и уменьшенная копия моста через Босфор, на которой я сфотографировался.
Честно говоря, от посещения парка миниатюр, я лично ожидал большего. Но был ноябрь, шёл дождь, прослушивать аудио рассказы о турецких дворцах под зонтиком мне совершенно не хотелось. А самое главное, выглядели эти дворцы и мечети совершенно не так, как в действительности. Не знаю, может быть другим людям и интересно смотреть на Собор святой Софии в два метра высотой, лично мне – нет.
То ли дело, шестидесятиметровый, торжественный, исполинский купол.

И глядя на эти уменьшенные копии, я вспомнил совершенно другую историю, происшедшую тридцать пять лет назад, как раз сразу после моего знакомства с будущей женой.

В феврале 1979 года РМТ «Буревестник» вышел, наконец, из ремонта, который тянулся незапланированно долго из-за аварии дизель-генераторов. Сразу же после выхода оказалось, что сальниковое уплотнение так называемого дейдвудного подшипника гребного вала сильно пропускает морскую воду. Гайки сальника мы поджали, но течь оставалась довольно сильной и старший механик стал просить у капитана возможности остановиться и добавить в сальник дополнительное кольцо набивки.

Работа эта сама по себе и так тяжёлая и малоприятная. А в Черном море, зимой, при температуре забортной воды, щедро обливающей тебя, в пять градусов Цельсия, - бррр! В общем, уговорили мы стармеха подождать хотя бы до Красного моря, а ещё лучше – до Адена, где температура воды круглый год – тридцать градусов.

Владимир Григорьевич, механик опытный и предусмотрительный, продумал всю работу до мелочей, так, чтобы не только сделать её качественно, но и простой судна свести к минимуму. Туннель гребного вала, в конце которого, на кормовой переборке, размещался пресловутый сальник, был освобождён от всего лишнего, дабы дать свободный доступ к объекту.

Гайки, зажимающие грундбуксу, были очищены, резьбы, уже в последний день перед приходом в Аден, густо смазаны солидолом. Виток набивки, толщиной сорок пять миллиметров, был отрезан с небольшим запасом на всякий случай. Длина его была почти полтора метра и завести его предстояло между шестью или восемью шпильками в узкий зазор под давлением забортной воды, выжимающей наружу рабочие пять колец набивки.

Григорьевич мысленно проделал эту работу несколько раз и решил по приходу в порт, демонтировать трубопроводы охлаждения, установить вместо них временно шланги и подключить их к осушительному насосу, чтобы ослабить давление воды на набивку.

Мало того, он ещё и предусмотрел деревянные клинышки для удержания набивки под давлением и заталкивания её на место. Эскизы десяти клиньев он собственноручно начертил и отдал для изготовления боцману, который на всех судах считается мастером по работе с древесиной и имеет в кладовой необходимые лесоматериалы.

В Аден мы пришли утром, часов в девять, встали на якорь, и после этого приступили к разборке трубопроводов охлаждения. Я этот момент проспал, отдыхая после «собачьей» вахты, но около десяти уже спустился в робе в машину. Зайдя в туннель, я увидел уже присоединенные к системе охлаждения шланги и двух человек под гребным валом по колено в морской воде. Лёня Белянский, сварщик, откручивал гайки на нижней части сальника, а токарь, Игорь Ярош – на верхней. Тут же находился, конечно, и Владимир Григорьевич, и моторист вахты четвертого механика, подменяющий периодически сварщика.

Мне, как второму механику, надлежало быть в первых рядах трудящихся. Вода была тёплой, а робу я одел старенькую, так что перебравшись через гору каких-то дров, я ринулся в гущу событий, отодвинув токаря в сторону. Несмотря на все наши приготовления, работать было сложно. В туннеле было жарко и душно. Струи морской воды били во все стороны и разъедали глаза. Мы открутили все гайки, легко отодвинули грундбуксу и принялись всеми имеющимися в туннеле руками заводить и заталкивать на место дополнительный, шестой шлаг набивки.

Здесь, действительно, пригодились бы деревянные клинышки, заказанные хитроумным и предусмотрительным стармехом, но боцман, очевидно, нас подвёл. Ладно, нам уже было не до того. Кое-как мы завели и подрезали в размер кольцо набивки, затем прижали его грундбуксой. Теперь оставалось только равномерно обжать все гайки по окружности, крест-накрест, как учили. И не пережать, не дай Бог. Лучше оставить струйку стекающей из сальника воды. Ну, это уже детали.

Довольные, мы выбрались из-под вала. Предстояло ещё снять шланги и установить штатные трубы, совсем пустяк, можно и покурить. Чертыхаясь, я опять споткнулся о дрова, брошенные прямо на плитах в непосредственной близости от сальника. Вчера ведь только уборку делали, всё чисто было.

- Да какой козёл эти дрова сюда притащил! – Григорьевич тоже не смог обойти кучу стороной.
- Боцман принёс, - с готовностью доложил четвёртый механик, - ещё сказал, что с Вас пузырь.
- Не понял. Какой ещё пузырь?
- Дракон сказал, что это специнструмент, который Вы у него заказывали. Клинья!
- Что? Клинья? Вот это? Он что, опупел, что ли? Я же ему размеры в миллиметрах на эскизе указал!

* Фото парка миниатюр из интернета. Спасибо автору.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 87
Опубликовано: 17.01.2017 в 16:35
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1