Последние дни в Антарктике



Вернувшись из Адена «на щите», чувствовал я себя отвратительно. На следующий день нужно было ехать в механико-судовую службу с отчетом. Ощущение вины не оставляло меня. Позвонил старому другу, флагманскому электромеханику. Рассказал, как съездил, поделился заботами и тревогами.
- Да забей ты на них совсем! Ты что, виноват в чем- то?
- Да вроде нет.
- То-то же. Знаешь, в нашей «Антарктике» ловить больше нечего. Умные люди уже это поняли. Коля Ляшенко ушел, Валера Медведев ушел. Романько ушел. А мы что, дурнее их? Я уже отдал документы в круинг. Обещают до Нового года послать на пароход.
- Уже уволился?
- Пока нет. Но в рейс, если предложат, не пойду, сошлюсь на нездоровье. А будет в море все нормально, жена мое заявление в службу занесет. У тебя что, на пенсию стажа не хватает?
- Года полтора осталось. Но на льготную хватает, я уже и справку взял.
- Вот и все. В 10 утра встречаемся возле пожарной части на Мясоедовской. Возьми все документы.

Утром мы с Аликом встретились, поболтали чуть-чуть, пока шли два квартала до «Диаманта». Зашли, познакомил он меня с нужными людьми. Посмотрели мои документы.
- Вы в курсе, что необходим сертификат о прохождении тренинга по борьбе за живучесть?
- Не знаю такого.
- Узнаете у секретарши. Как с английским?
- Да так. Читаю, пишу, могу переговорить.
- Хорошо. Если готовы, можно сдать в любое время.

Я подошел к секретарше.
- На краткосрочные курсы технического английского не хотите? 10 рабочих дней в помещении мореходной школы на Приморской? 8 часов в день, в группе только механики.
- Пойду, пожалуй. – «Развязать язык» мне не мешало. Да и с коллегами пообщаться тоже. - А где делают НБЖ?
- Попробуйте на пятой Фонтана в ПТУ.
- Все, спасибо. До свидания.

Теперь можно и в службу. Поехал я в Ильичевск, в рыбпорт. Оказалось, что все радиограммы, подписанные начальником МСС, посылал не он, а его заместитель, Журавлев.

- Олег, ты меня из-за этой хреновой мукомолки вызвал? Объяснение писать?
- Нет, что ты, понимаешь, нам просто сейчас нужны опытные механики на «Атлантики».
- Слушай, я никогда не просился в загранкомандировки. Но если уже случайно попал! Да я бы, может, и умер в этой «Антарктике» патриотической смертью. Но раз ты меня снял с долларов, извини. Вот мое заявление по собственному желанию, и будь здоров!
- Я такие заявления стармехам не подписываю. Оформляй отгул выходных дней, а выйдет из отпуска Христофоров, разговаривай с ним.

Меня такой поворот событий очень устраивал. За три недели отгулов я и курсы английского закончил, и сертификат НБЖ сделал, и документы в «Диамант» сдал. Записался, как второй механик. После рыбаков на должность стармеха рассчитывать не приходилось.

- А сколько ждать придется? – спросил я у Эрлена Михайловича, инспектора круинга.
- Это я сказать не могу. Может быть, две недели, а может быть, два месяца.
Я подумал, что за пару месяцев устроюсь. Нормально!

Поехал в «Антарктику» увольняться. С начальником МСС я был коротко знаком, на одном судне работали.
- Можно?
- Заходи.
- Михаил Николаевич, я…
- Ладно тебе, еще по стойке смирно стань. Говори!
- Миша, я ухожу, вот заявление, подпиши.

Христофоров почитал, подумал:
– А куда ты пойдешь?
- Я знаю, куда.
- Берут?
- Возьмут!
- А ты что, английский знаешь?
- Знаю.

Миша помолчал. Потом подписал мое заявление и протянул его мне:
- Если бы я знал, сам бы ушел.

***

Прошел декабрь 1991-го. Начался январь. В Украине ввели в обращение временные деньги - купоны. В магазинах рубли принимать отказывались. На базарах, слава Богу, еще нет. У меня и рублей-то было – кот наплакал, а уж купонов и тем более.

Ну, бутылки сдал. На хлеб и молоко хватило. На переговорном пункте рублей пять на мелочь поменял. Десяток книг в букине продал. Вопрос надо было решать кардинально. В «Диаманте» все было глухо. Поехал я в рыбпорт. Пошел на ФТОРС, филиал технического обслуживания судов, к директору. Я его тоже хорошо знал. Из наших, тоже старший механик.

- Гена, можно как-то хоть пару сотен на купоны поменять у тебя?
- Как это я тебе поменяю? У меня что, тут банк?
- А что я теперь делать должен? Кушать-то хочется.
- Иди ко мне в ПДО прорабом по механической части. 400 купонов в месяц, а с февраля будет -800! Работа тебе знакомая, Лошаков на пенсию ушел, сейчас Миша Пащенко начальником. Будешь доволен.
- Как это я прорабом пойду? У меня документы в «Диаманте». Они меня завтра вызвать на пароход могут.
- Вызовут – пойдешь. Слово даю, отпущу. А сейчас поработай. И семье своей поможешь, и меня выручишь, Миша там без прораба зашивается.
- Да неудобно как-то. Из «Антарктики» полтора месяца, как уволился, назад пришел.
- Неудобно на потолке спать. Тебе деньги нужны?
- Нужны.
- Так в чем проблема? С завтрашнего дня приступай. А сейчас иди в ПДО с тезкой познакомься. Михаил Петрович его зовут.

Работа мне, действительно была знакомая. Совсем недавно я простоял на ФТОРСе целый год, и не просто старшим механиком обычного судна. «Лиман» тогда ремонтировался методом «бригадного подряда». ФТОРС я знал очень хорошо, и работу свою будущую тоже знал.

- Разрешите? Михаил Петрович?
- Слушаю Вас.
- Бортников, Михаил Иванович. С завтрашнего дня, прораб ПДО по мехчасти.
- Очень рад. Присаживайтесь, рассказывайте, откуда, надолго ли.

Я рассказал. Миша тоже был моряком, плавал вторым механиком. Уже через пять минут мы были на «ты», а наутро он давал мне инструкции. Все же работа была не совсем знакомой. В каждом деле свои нюансы.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 83
Опубликовано: 17.01.2017 в 16:11
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1