РТМ Артек. День урожая. Вьяна ду Каштелу



Весна 1985 года. Первый мой рейс старшим механиком РТМ «Артек» заканчивался. Это был тот самый рейс, в начале которого мы едва не врезались в док, а в середине которого капитан не позволил нам перевести премию в фонд мира. Заканчивался наш промысловый рейс курьезно. Последняя выгрузка в районе ЦВА , то есть Центрально-Восточной Атлантики, прошла успешно, но второй помощник, который был командирован на рефрижератор подписать последние документы, забыл на базе судовую печать. Мало того, он и признался в этом только через день, когда судно уже сутки шло на север.

Капитан-директор «Артека», Игорь Васильевич Журавлев, рыбак милостью Божьей, был вне себя:
- Нет, ну я не понимаю, как можно забыть судовую печать? Это же совсем безголовым надо быть! Ну вот, дед бы забыл, я бы мог понять, - при этом он указал на меня, присутствующего при разговоре, - Но ты! Ты же, дурак, даже не пьешь!

Возвращаться на промысел было поздно. Мы полным ходом шли в Португалию, минуя даже Лас Пальмас, на заход в который весь экипаж так надеялся. В Португалии, в порту Вьяна ду Каштелу, нас ждал профилактический ремонт силами РПК – ремонтно-подменной команды. Это был новый для управления порт, никогда раньше подменную команду туда не посылали.

Но перед этим на судне состоялся праздник, посвященный окончанию промысла – так называемый почему-то «День урожая». По этому случаю наш главный специалист по свинине – рефмеханик Леня Ткач, торжественно зарезал последнего из пяти поросят, купленных полгода назад в Лас Пальмасе. К этому времени поросенок, давно получивший кличку «Машка» превратился в огромную свинью. Загородка для содержания поросят была построена по левому борту траловой палубы, рядом с загородкой для рыбы, предназначенной для производства рыбной муки. Рыбы Машка успела поесть много. Но недели за две-три, капитан строго наказал прекратить рыбные блюда в ее рационе, чтобы мясо не отдавало рыбой.

Между прочим, во время утренних ежедневных обходов парохода, Игорь Васильевич всегда навещал и рыбцех, и траловую команду, и поросят, число которых постепенно сократилось с пяти до одной Машки. При этом строго следил за чистотой в помещении для свиней.

Праздник наш удался во всех отношениях. Незадолго до конца промысла, на базе мы получили скоропорт из Лас Пальмаса и «капитанский презент», состоящий из трех ящиков литровых бутылок Терри бренди. Леня Ткач по прозвищу Шпуклер наделал колбас: и кровяной, и домашней. Была и «свежанина» - жареное мясо, и салаты. В общем, погуляли…

А через несколько дней мы уже швартовались лагом к свежевыкрашенному корпусы «систер шип» - однотипному траулеру «Венера-4». Началось братание. Три экипажа вместе на двух судах, это что-то. Самыми беззаботными были мы. Экипаж «Венеры» принимал судно после ремонта и уходил в рейс. Подменка переходила к нам, перегружала контейнера со своим снабжением: каждая бригада имела свой контейнер с инструментом, снаряжением и запчастями.

Машинную команду РПК возглавлял Сергей Гвозденко. О нем я был наслышан. Сергей Петрович в объединении «Антарктика» был личностью известной, неординарной и неоднозначной. Старший механик с громадным опытом, авторитетом, с большими знаниями – это признавали все. Говорили даже, что ему предлагали должность главного инженера объединения.

Неординарность его проявлялась (опять же, по слухам) в том, например, что он ездил в родном Николаеве на велосипеде. Вроде бы и все члены его семьи ездили. Слухи часто сопровождают таких людей. У моряков в рейсе времени много, тем более, что почесать язык можно и на вахте, между делом. Ходили и другие, более невероятные слухи, поэтому повторять их не стану.

Я же с Сергеем Петровичем встретился и познакомился впервые. Несмотря на десятилетнюю разницу в возрасте называл он меня до последней минуты по имени-отчеству , очень уважительно. Я познакомил Гвозденко с ремонтной ведомостью, прошли по судну, Вечером состоялось совместное командирское совещание по итогам приемо-сдачи.

Сдав дела, наутро я ушел в город. Попросил Гвозденко отпустить со мной электрика Моисейчева, работавшего в РПК. Валера был моим старым приятелем, и вахту со мной стоял, и в город мы часто вместе ходили, и в Одессе встречались. Легкий в общении, болтун, «балабол», как он сам себя представлял, был тем не менее, классным специалистом и хорошим товарищем.

Валера за месяц в Португалии уже освоился и начал инструктаж с того, что рассказал немного про порт.
- Миша, порт отличный. Люди замечательные. Город небольшой, но очень красивый. Река, горы! На горе монастырь стоит, если будет время, съездим на фуникулере. Здания – красивейшие. Памятники! Ему уже 500 лет, как нибудь. Опорто совсем недалеко, так что портвейн здесь делают рядом. Совсем не тот, что мы дома пьем. Пляжи здесь тоже замечательные. Почти, как в Лас Пальмасе, только чуть подальше от центра.
- Валера, подожди с портвейном и пляжами. Я угощаю. Только сначала надо определиться со школой*. Тут колониальные товары** есть? Ты же знаешь, что мы мимо Лас Пальмаса проскочили?
- Слышал. Базар покажу тебе. Но товаров на школу… Не знаю. Мы пока ничего не обнаружили. Вот, посмотри, знаменитый гранитный фонтан.
- Это позже, Валера. Надо бизнес делать. Вот это что такое?
- Магазин. Тут такие на каждом шагу.
- А очередь почему стоит? Ты где-нибудь в Португалии очереди видел? Ну-ка подойдем поближе.
- Миша, да таких магазинов – на каждом квартале десяток.
- Постой. Читай объявление: «Полная ликвидация».
- Ты что, по-португальски читаешь?
- Когда надо только.

Через полтора часа мы вышли из магазина. Денег у меня оставалось – только портвейна вволю попить, да на фуникулере покататься. Мы с Валерой отнесли мои покупки на пароход, и тихонечко слиняли в город снова. Группа моя, которой меня нагрузил помполит, была в городе и до встречи с ней оставалось еще четыре часа. Мы съездили-таки на гору, полюбовались огромными деревьями мимозы и видами на океан со смотровой площадки храма Санта Лузия.
Сорвав с трудом по ветке высоко растущей мимозы, мы спустились вниз в вагончике фуникулера – точно такого же, какой когда-то был в Одессе. Полюбовавшись архитектурой города, прошлись для порядка и по базару. Но время поджимало, и мы отправились в ресторацию, которая нам больше всего понравилась внешним видом. Заказали, естественно, морепродукты, дома их не поешь, и портвейн. Сказка, а не вино!

Вечером , вернувшись на судно и сдав паспорта своей группы помполиту, я упаковал вещи. Джинсовые куртки-косухи, симпатичные хлопчатобумажные пыльники, необычные майки…Это я удачно зашел!

Утром Сергей Петрович показывал мне свои приобретения. Жене он купил красочную иллюстрированную книгу о Португалии. Дочке – солнечные очки с тесемочными креплениями дужек.
- Нравится?
- Конечно, Сергей Петрович. Очень оригинально. – А что еще скажешь? Человек не от мира сего. В «Антарктике» я знал еще двоих таких. Это были мои друзья Леша Нежнов и Максим Причишин. Деньги, казалось, их не интересовали вовсе. Прекрасные все люди, между прочим!

Мы уезжали на автобусе в Лиссабон. Нам предстоял семичасовый переезд почти через всю Португалию. Сейчас я стараюсь избегать таких поездок. Но тогда мы были молоды, здоровы, веселы и возвращались домой. Возможность посмотреть по пути еще и Португалию, воспринималась, как бесплатный бонус за ударный труд.

*- товары на школу - то. что покупалось на продажу, основной источник существования моряков
** - колониальные товары - то же самое.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 96
Опубликовано: 16.01.2017 в 21:30
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1