Василий Шлёпнога


Вася Шлёпнога работал в нашем ЖЭКе дворником и был с рождения придурковатым малым. Учился в школе для детей с отклонениями. Но впоследствии, будучи уже взрослым тридцатилетним мужчиной, стал оказывать внимание одиноким женщинам, которые были достаточно старше его самого.
Писал невинные записочки местным красавицам примерно следующего содержания:
«Здравствуйте, Лариса Захаровна! Лариска! Пишет вам Вася Шлёпнога. Ты самая симпатичная во дворе.
Давай вместе ходить за хлебом».

При всём при этом Вася вёл себя так, как будто хранил военную тайну и был готов пострадать за вверенный ему секрет. Женщины, для которых влечение Василия не было секретом, как и положено всем легкомысленным красавицам, воспринимали старания ухажера со смехом и незлобным снисхождением.
Но, когда «симпатия» Василия выдавала его секрет соседкам, он тут же переставал с ней здороваться и переключался на новый объект.
И опять в ход шли записочки. И всё повторялось сначала.
Таким образом, Вася перебрал все кандидатуры во дворе и на соседних улицах.
Но ни одна из женщин так и не решилась завязать с ним близких отношений.
В доме, в котором, жил Василий - в полуподвальном помещении располагался милицейский Опорный Пункт, сотрудники которого много лет прослужили здесь, и естественно все знали друг друга - и Ваську тоже знали все.
В ходе известных перемен площадку перед Опорным Пунктом благоустроили. Врыли несколько фонарных столбов, построили небольшую стоянку для служебного транспорта, поставили пару мусорных контейнеров.

Вот с этих-то мусорных баков и пошла у Василия в жизни полная неразбериха.
Ходил он работу в ЖЭК равномерно, не выпивал, убирал территорию аккуратно.
И случилось как-то раз Васе выбросить какую-то картонку в контейнер принадлежащий опорному пункту. Скандал был – кричали на весь двор.
Менты в дурдом обещали отправить, на работе зарплату задержали, дома мать с отцом накуксились.
Васька продолжал молча и исправно выполнять свою работу, но мусор с того времени норовил выбросить в служебные контейнеры милиционеров. Не понимал Васька сложность политической ситуации.
И гоняли его, и предупреждали, и рублём наказывали, и увольнением грозили.
Без толку – дурак и всё тут!
А уволить не могли. Только дурак за такую зарплату дворы убирать будет.
Милицейские начальники посоветовались с коммунальщиками и выхода из ситуации не нашли. Мусор с участка ЖЭКа каждое утро попадал в милицейский бак.
Так все на том и успокоились – исключение, конечно, не из приятных, но терпимо.
Но только Василий не успокоился.
Боль от любовных ран не утихала в сердце молодого мужчины, да и нервные перегрузки из-за споров с начальством сказались.
Появилась у Васьки новая причуда. По ночам, когда включались фонари и площадка с контейнерами с надписью на каждом «Опорный Пункт №34», освещалась, как верхняя палуба океанического лайнера, Василий, как ни в чём не бывало, устраивал прогулку возле мусорки.
Сделав пять-шесть кругов вокруг баков, дворник забирался верхом на контейнер и…делал по-большому. То есть, отправлял свои естественные надобности по их прямому назначению, а сказать еще проще - какал.
Сперва такие вещи происходили весьма редко. Но постепенно периодичность произвольного самовыгула Василия крайне возросла. И вот, теперь уже каждую ночь пред окнами «опорки» Василий тужился верхом на контейнере, отражая спиной тяжелый взгляд старшины из окна подвала.

К странностям и неожиданностям в жизни привыкаешь не сразу. Понять происходящее вокруг себя, найти причину или отсутствие таковой иногда очень непросто. На это способны лишь только мудрые и терпеливые люди.
Но новые сотрудники Опорного Пункта Охраны Порядка № 34 Мозолин и Головкин таковыми не являлись.
Для них в службе постового всё было ново: и новое место службы и новая ещё как следует не проглаженная форма, выданная после томительной стажировки и новые ощущения.
Ох, уж эти ощущения. Блестящие чёрные дубинки, которые можно пустить в ход ради сохранения порядка – да, что там порядок, ради жизни на Земле!
Исполненные чувств и героизма рядовые Мозолин и Головкин заступили на первое дежурство.
По странному недоразумению, молодых сотрудников не предупредили о регулярных ночных выходках Шлёпноги.
И вот, когда постовые вышли на улицу первое, что они увидели под фонарями, было глумление Василия над самым святым, что есть в душе молодого сотрудника милиции – над служебным мусорным бачком.

- Эй, урод, ты совсем обнаглел?! – вскричал первым Мозолин.

Головкин, расчехлив блестящую дубинку, ринулся вперёд к площадке.
Василий, увидев незнакомые лица, испуганно втянул голову в плечи и медленно убрал правую руку за спину. Придерживая левой рукой сползающие тренировочные штаны, он вдруг выбросил резким движением навстречу милиционерам свою правую ладонь:

- А вот!

Кусок дерьма упал на блестящую отражающими полосами новенькую форму Головкина и посыпался вниз по синим брюкам оставляя характерный след.
Головкин внезапно остановился, как будто в него только что выстрелили из обреза прямо в упор.

- Да ты, сука, что такое делаешь-то? – прошептал в ужасе Головкин, отступив от бака.

- Ты знаешь, ты это, мы тебя сейчас в камеру бросим и наручниками к трубе подвесим, - закричал в негодовании уверенный и бескомпромиссный Мозолин, - А ну, поднял руки, быстро!

Василий спокойно спрыгнул на бетон, подтянул штаны и повернувшись лицом к стальной мульде запустил руки внутрь контейнера.
Набрав в левую руку кучу своего же дерьма и выбирая из неё правой рукой куски поменьше, Шлёпнога пошел на милиционеров.

- Это кто вам разрешил тут ходить? – закричал басом Василий, швыряя дерьмо в рядовых, - Ваши документы…

Не имея времени на раздумье и самое главное, не имея средств защиты от такой наглой и грубой агрессии, Мозолин и Головкин попытались отчаянно спастись бегством.
Ведь люди иногда даже и не знают, чего они хотят, но зато каждый определенно знает, чего он не хочет.
Словно разрывные пули и осколки от взрывчатки били по их удаляющимся спинам комья ненависти несущегося по чистым ночным проулкам Василия…

Никогда и нигде ни Мозолин, ни Головкин не рассказывали потом об этом первом их дежурстве. И не знают даже близкие, что было с той новенькой формой.
Не знают с тех пор ни жильцы нашего дома, ни старшина из Опорного Пункта, ни работники ЖэКа, как и почему Василий Шлёпнога вдруг стал совершенно уравновешенным человеком, женился на своей бывшей однокласснице, перестал грустить и ходить по ночам к мусорной площадке…





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 97
Опубликовано: 14.01.2017 в 20:07
© Copyright: Егор Худыськин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1