"Эрлов. Песня." Ч. 1. "День переводчика"/продолжение/.


"Эрлов. Песня." Ч. 1. "День переводчика"/продолжение/.
Продолжение:


* * *
- Я один схожу. Ты тут пока посмотри, что да как, в магазин загляни, у них тут хороший есть для заводских передовиков и начальства, товары там бартерные, как в магазине "Берёзка", они же с разными странами торгуют, вот им всякое барахло взамен денег и посылают. Вообщем жди меня тут, - Георгий волновался и было от чего испытывать такого рода переживания: он не знал чем могла закончится встреча с заказчиком его переводческих услуг.

- Понимаю, дело приватное. В машине буду тебя ждать, чего мне в магазин-то их идти, пялиться на недоступное, себя дразнить. Давай удачи! - пожелал Александр благоприятного исхода назначенных переговоров.

- Давай! Пошёл я, - согласился Георгий с отказом друга проявлять обывательскую суетность и отправился решать важный для себя вопрос об экономическом сотрудничестве.

* * *
Директором большого завода, в котором финнами для его нужд производилась установка зарубежного технологического оборудования, был как и полагается большой, похожий на медведя сорокалетний человек, имевший напоминавшие лапы руки, посаженную на короткую шею крупную голову, широченные плечи, на каждое из которых, можно было бы запросто положить по бревну в двадцать сантиметров в диаметре и ещё осталось бы место, рост же при этом у него был чуть выше среднего, не более ста восьмидесяти сантиметров, фигура хозяина обозначенных атрибутов не имела определённой формы, зато содержала в себе десятки килограммов выпуклых мышц, которые так и норовили разодрать облегавший их дорогой материал, сшитого на заказ серого костюма с отливом.

- У меня обед. Предлагаю обсудить наши вопросы за соответствующим этому моменту столом. Что думаете? - сказал директор, вошедшему в его кабинет Георгию.

- Я не против, - простодушно выразил Георгий своё согласие заняться совместным с директором приёмом пищи.

- Тогда прошу сюда, - предложил директор пройти Георгию в смежную с его кабинетом комнату.

- Тут у Вас уютно! - рассказал Георгий о возникшем у него ощущении после вхождения в приватное помещение для первого лица предприятия.

- Да удобно. Не надо никуда идти, - скромно сказал директор о схожих с переживаниями Георгия чувствах, вызываемых у него отгороженным от внешнего мира укромным уголком для его кратковременного, ежедневного отдыха от возложенных на него забот.

Каких-либо изысков интерьера в комнате не было: кроме шести ничем непримечательных мягких стульев с высокими спинками, стоящих рядом с прямоугольным, столом из древесно-стружечной плиты светлого цвета, который можно было бы сравнить с текстурой дуба, в ней также находился далеко неновый коричневый кожаный диван и высокий двустворчатый шкаф, наполненный книгами-справочниками об экономике и производстве, но вот это всё, действительно, и как не странно, создавало атмосферу домашнего уюта, что расслабляло и располагало к непринуждённому общению.

Директор любезно предложил Георгию сесть за стол, затем сел за него сам, тут же неслышно открылась, имевшаяся в комнате, ещё одна дверь, и в неё вошла официантка в белом фартуке с подносом в руках, за ней зашла другая и тоже в белом фартуке, и тоже с подносом в руках, белые узорчатые, накрахмаленные кокошники украшали головы обеих женщин, они с лицами, источающими спокойствие, пронесли предназначенную для директора и Георгия еду и напитки через пространство помещения, и плавными движениями предложили их для использования, поставив перед мужчинами приборы с кушаньями и напитками, после этого они ушли, а им на смену пришла третья официантка, она также, как и две первых была в белом фартуке и в белом резном, накрахмаленном кокошнике, она несла на одной руке поднос, на котором стояла бутылка водки и два высоких фужера, женщина подошла к столу, сняла с подноса один из них и поставила его перед директором, затем сняла другой и поставила его перед Георгием, после этого она открыла бутылку водки и сначала наполнила напитком фужер директора, а затем фужер Георгия, после этого официантка ушла, забрав с собой опустевшую бутылку.

- Слышал в Белоруссию летали. Как там? - завёл директор обычный разговор на обычные темы об обычных обстоятельствах, которые не дают обычным людям чувствовать себя необычно.

- Там также, как и здесь, - сказал на это Георгий.

- Ясно! Определились, но никакой определённости, - подметил директор то, что не подметить было нельзя.

- Жизнь не остановить, - реплика Георгия была очень даже обоснованной и предполагала согласие собеседника, но на то диалог и диалог, чтобы каждая из сторон в нём могла выразить своё понимание происходящего, иначе в чём смысл разговора?

- Это так, но приостановить можно. Нагонять упущенное сложно, - выразил директор свою мысль, она была ожидаема Георгием.

- На всё дано время, - выказал он своё философское отношение к течению событий и к тому, что одно не может случиться без другого.

- Полностью согласен с данным утверждением. Ваше здоровье! - безоговорочно поддержал директор прозвучавшее суждение, и подняв наполненный прозрачным напитком фужер, качнул им в сторону Георгия.

- Ваше здоровье! - ответил тот тем же директору, и стал ожидать его первого глотка неприятной для питья, пахнущей спиртом жидкости, а после него, он и сам отпил из своего стеклянного сосуда раз, другой, третий, и так до тех пор пока в нём ничего не осталось, на это у него едва хватило дыхания, именно по этой причине его последние глотки были быстрыми и большими, необходимость этих казалось бы неразумных действий была вызвана простым подражательством зачинщику предобеденного пития водки, который без остановки выпил её двести пятьдесят грамм и даже при этом глазом не повёл.

- Кстати о времени! Ваши подопечные украли часть моего, - было первое, что сказал директор после того, как, вслед за выпитым для аппетита крепким напитком, съел тарелочку овощного салата, большую тарелку борща со сметаной и тарелку жаренного картофеля с антрекотом.

- Да уж, нехорошо вышло, впредь этой проблеме будем уделять больше внимания, - без всякого напряжения в голосе, сказал Георгий как бы между делом, коим на тот момент являлось важное для его организма занятие - заполнение его нужной ему энергией.

- Хорошо, договорились! Есть какие пожелания, вопросы? - не стал директор больше обсуждать то, что было и ему, и Георгию неприятно, и предложил для разговора новую тему.

- Есть один, - сообщил Георгий о наличии у него просьбы к директору.

- Слушаю, - выразил директор готовность оказать Георгию своё посильное содействие в его устремлениях.

- У Вас при заводе есть магазин, там имеются дефицитные импортные товары по вполне приемлемой цене, а у меня есть переводчики, которых мне бы хотелось премировать достойными ценными подарками, - обозначил Георгий предмет своих мыслей.

- К Вашим сотрудникам у меня нет никаких нареканий, и Вашу инициативу я полностью поддерживаю, но видите в чём дело: профкомом завода установлены правила по приобретению товаров, поступившим в магазин по бартерным сделкам, то есть их могут приобрести только ветераны предприятия, передовики производства, по случаю какого-то праздника также можно что-либо там приобрести. Вот и не знаю как Вам помочь в этом деле, - посетовал директор на сложившийся в его предприятии порядок, мешавший ему единолично принимать решения по такого рода вопросам.

- Правила - есть правила, я понимаю, - безропотно воспринял Георгий то, что возможность осуществить его замысел отсутствовала.

- Это так, но в любом из них есть исключения. Например в нашем случае оно может быть. Когда по календарю праздник "День переводчика"? - спросил Георгия директор.

- Такого к сожалению пока в России нет, правда я слышал, что международный день переводчика в прошлом году учредили, но это было не у нас, а значит в нашем календаре такого дня нет, - поведал Георгий директору грустную историю о том, что о его ремесле в их стране мало кому известно.

- Понятно - не в нашем районе, не в нашей области и даже не в нашей стране! Жаль, очень жаль! Такое упущение! Такая нужная нашей экономике профессия! Подождите, а кто об этом знает? - выказал директор своё отношение к существующей, по его мнению, несправедливости к переводчикам, в конце же своей речи, он вдруг задумался и задался каверзным вопросом, о чём и сообщил Георгию.

- Я знаю, и Вы теперь знаете, - перечислил тот ему знающих об определённой в ходе разговора проблеме.

- Значит трое! - подвёл итог директор.

- Кто третий? - удивился Георгий сказанному директором.

- Он! - директор посмотрел вверх и улыбнулся.

- Что из этого следует? - попросил Георгий разъяснить директора суть его идеи.

- А это значит, что никто кроме нас троих не знает об этом. Идите в магазин, выберете всё, что Вам нужно, напишите список, отдайте его моей секретарше, пусть она отпечатает заявление в трёх экземплярах о том, что Вашему коллективу переводчиков требуется приобрести товары, далее по списку в связи или на "День переводчика", который наступит послезавтра, затем я поставлю на бумагах свою визу, после этого на них поставит свою закорючку председатель нашего профкома, а затем Вы спокойно получите полюбившийся Вам товар. Всё гениальное просто! Слышали такое? - рассказал директор Георгию об необходимой последовательности его действий для получения им желаемого.

- Слышал, и вполне согласен с этими словами, - выразил Георгий своё единодушие с директором в том, что находчивость всегда сокращает путь к поставленной цели.

- Тогда действуйте! Успехов! Правильно, что зашли, много всего хорошего сделали, - предложил директор закончить встречу и заняться реализацией заключённых на ней договорённостей.

* * *
- Римма, вот тебе бумаги, наймёшь машину, получишь по этому списку товар и привезёшь в контору, там с Никитой разгрузите всё. И аккуратно чтобы! - сказал Георгий, подавая Римме заверенное директором завода заявление на получение в специализированном магазине предприятия товаров по случаю "Дня переводчика".

- Вещи-то смотри какие! Ты наверное такие видела только на Невском у фарцовщиков рядом с Гостиным двором, - обратил Александр внимание женщины на уникальность представленных в списке товаров: там были импортные джинсы, модные пуховые куртки аляска, кроссовки известных зарубежных брендов, и даже японские видеодвойки там были - это совмещённые с небольшим телевизором видеомагнитофоны, много там чего было, включая блоки пресловутых марок сигарет, жвачку, одноразовые зажигалки и игрушки кубики Рубика - многое в том списке не производилось в России, а то что производилось не выдерживало конкуренции с зарубежными аналогами.

- Ура! Мы работаем дальше! Решили всё-таки вопрос! - по-своему восприняла Римма данное ей поручение, определив в нём главное для себя - её не уволили в связи со сложившимися обстоятельствами!

- Не решили, а решил! Понимай разницу, - выправил Александр высказывание Риммы.

- А всё, поняла! Георгий Андреевич, спасибо Вам, что помогаете выживать в такие трудные времена! - с чувством поблагодарила женщина человека, так постаравшегося в вопросе устранения возникшей в производственном процессе проблемы, что она взяла и исчезла.

- Ввожу для вашей команды сухой закон и в будни, и в выходные, и в праздники, - не смог не удержаться, чтобы не сказать колкие слова Георгий.

- Чтоб никаких с ними фуршетов! - вторил ему Александр.

- Ни фуршетов, ни брудершафтов, не сомневайтесь ничего этого здесь больше не будет, - принялась заверять Римма мужчин в том, что ситуация с трезвостью на строительной площадке больше не выйдет из под её контроля.

- Было значит! - заметил предательскую оговорку Александр.

- Что? - нисколько не смутившись допущенного в своих речах промаха, попросила Римма дать пояснение намёку на что-то непристойное.

- Брудершафты с финнами, сама проговорилась, - обозначил Александр то, что его встревожило.

- Нет, нет, это я так к слову. Не думайте про меня такое. Бр-р-р. Как в голову-то тебе, Саша, пришло? - открестилась Римма от сказанного и осудила Александра за недопустимую мысль.

- А тебе? - в свою очередь упрекнул Александр женщину за то, что та не следит за своими словами, которые, собственно, и выражают находящуюся в человеке мысль, или коварно выдают её.

- Да не было у меня с ними ничего! Ты лучше расскажи откуда ты про Невский знаешь и про фарцовщиков. Ты не один из них? - ещё раз со всей категоричностью заявила Римма о своей безгрешности и перевела разговор совсем в другое русло, в котором обсуждение греха было естественным и понятным, так как спекуляция, коей занимались по мнению правоохранительных органов фарцовщики, была уголовнонаказуемым деянием.

- Ты что понимаешь в этом что-то? - с удивлением спросил женщину Александр.

- Никогда! Никогда я не преступала закон и спекуляцией не занималась, - понизив голос, сообщила Римма о своей незапятнанной биографии.

- Вот и хорошо, значит можно тебе доверить импортный, дефицитный товар, - сказал добродушно Александр, причиной же его благодушия было то, что он не поверил Римме, а поэтому определил в ней единомышленника по некоторым совсем нетривиальным вопросам жизни, что позволяло уже не верить, что не так уж и важно, а доверять, что как раз очень важно.

- Всё сделаю, не беспокойтесь, доставлю в целости и сохранности. Георгий Андреевич Вы не забудьте, что без пятнадцати семь нам нужно на фуршет, - Римма уловила, что Александр признал в ней необходимую для некоторых поручений надёжность, и, обрадовавшись этому, пообещала и дальше соответствовать ожиданиям нравившихся ей мужчин, а ещё она напомнила им о намечавшемся текущим вечером мероприятии, имевшим на её взгляд увеселительный характер.

- Нет, она всё о своём! На презентацию Римма, на презентацию, а на фуршет уже потом, после неё, - настрой женщины показался Александру забавным, и он в который уже раз подшутил над ней, она же отнеслась к его словам как к комплименту и манерно улыбнулась мужчине, давая ему понять, что оценила его чувство юмора.

- Не забуду, Римма, спасибо, что напомнила. До встречи вечером, - со своей стороны сказал Георгий и тем самым показал свою культуру и то, что он умеет быть благодарным тем, кто помогает ему.

- До свидания, - попрощалась с мужчинами Римма - на её лице была приятная улыбка, а в её теле вызывающая доверие расслабленность.

* * *
- Хорошая она женщина. Ты ей нравишься. Знаешь? - сказал Георгий об очевидном Александру.

- Да знаю, нормальная она тётка, жила бы ещё в нашем городе, то сошёлся бы с ней. Устал я от любви! Хочется простого мужского счастья: чтобы ласкали, добрые слова говорили, ни в чём не упрекали, ждали в конце концов, - рассказал Александр о своих новых воззрениях на взаимоотношения полов.

- Расстояние разве помеха в этом вопросе? - предложил Георгий ответить Александру на вопрос о том, что главнее - желание счастья или старания быть счастливым.

- Это ты про Никиту? Ты-то сам уже перестал быть перелётной птицей. Кстати, как там у тебя с Евгенией ваша семейная жизнь? Счастлив? - понял Александр кого приводил в пример Георгий и спросил его о том как ему живётся в новом качестве, ведь совсем недавно тот женился и теперь был не просто мужчиной, а мужем.

- Не знаю, что и сказать. Сложно всё тут. Как письмо от Катрин получил, так и запуталось это всё, да так, что теперь уж ничего и не распутать, поэтому пусть жизнь идёт как идёт, ни во что вмешиваться не хочу! - рассказал Георгий о своих переживаниях.

- Не отвечал ей? - спросил Александр - ему было интересно, что сделал Георгий после напоминания его бывшей подруги о себе.

- Нет, - предельно коротко ответил Георгий на вопрос о личном.

- Ты хоть честен с Евгенией? Знаешь, что она сильно любит тебя? - в ответе друга Александр уловил нотки сожаления о несделанном, и поэтому, не удержав порыв своего любопытства, задал такие вопросы, на какие особенно и не ждал ответов.

- Знаю, знаю! Со стороны видишь как легко судить, да советы раздавать: я тебя жизни поучаю, а ты меня, а со своими-то вопросами и разобраться не можем, - сделал вывод Георгий о том, что далеко не каждая тема подходит для обсуждения, друзей это рассмешило и они прекратили говорить о личном.

* * *
- Садись ты за руль, пришлось, как сказал Никита, в персональной столовой директора устаканивать, а вернее, если уж быть совсем точным, то уфужеривать наш насущный вопрос, так что для управления машиной не имею на сей час должной трезвости, а значит и права, - сказал Георгий о присутствии в его организме алкоголя.

- Я даже не заметил, - удивился Александр тому, что услышал.

- Это плохо! - оценил сказанное Георгий.

- Что? - спросил Александр о том, что подразумевал Георгий, говоря о неудовлетворительных качествах его способностей видеть в оболочке человека человека.

- Мои состояния трезвости и нетрезвости идентичны! Что в этом хорошего? - объяснил причину своего неудовольствия Георгий и обратился к Александру с вопросом, о том, нормально ли это быть одинаковым при разных обстоятельствах.

- А что плохого? - попытался Александр вызнать то, что думает Георгий о душевной непроницаемости прежде чем высказать об этом своё мнение.

- Нет уж ты первый ответь! - сказал усмехнувшись Георгий - хитрость друга развеселила его.

- И правда интересно! Вопросы вроде бы об одном и том же, но они о разном, - начал медленно излагать формировавшуюся в нём мысль Александр, развиться до конца ей не дал Георгий.

- Вот и я говорю, что главнее для человека: хорошее или плохое? - сказал он.

- Это ты про выбор? - догадался Александр о том, на что Георгий направляет его мысль.

- Ну, конечно! На что ориентироваться, когда принимаешь решение? - развернул Георгий содержание своей идеи.

- Слушай, я растерялся, не знаю что сказать! Вроде пустячный вопрос, а ответа на него не нахожу! - произнёс Александр фразу, за ней наступила пауза, но она длилась недолго, вскоре на сцене композиции жизни появился ещё один персонаж, в диалог друзей он вступил не испрашивая на это их согласия.

* * *
Неожиданно сплошной массой пошёл сочный, спелый, летний дождь, пространство наполнилось влагой, серо-голубая пелена возникла в нём, она размыла формы наполнявших его предметов и сделала их неузнаваемыми. С каждой секундой дождь всё более и более усиливался, и вот уже его составные - миллиарды летящих к земле маленьких капель небесной жидкости образовали из себя падающее озеро, внутри которого, по его дну двигалась старенькая голубая легковушка с людьми, постоянно ищущими ответы на постоянно возникающие перед ними вопросы.

В полупрозрачном водном пространстве возникла тень, она быстро увеличивалась в размерах - навстречу легковому автомобилю плыл большой грузовик с прицепом, когда машины поравнялись, на низенький "жигулёнок" одномоментно обрушились сотни литров воды, смешавшейся с дорожной пылью, она была коричневого цвета, лобовое и боковые стёкла полностью утратили свою прозрачность - эта грязь была выброшена на маленькую машинку огромными колёсами прошедшего рядом с ней автопоезда.

В движениях дворников, работающих в максимальном режиме, возникла лихорадочность, они завжикали по лобовому стеклу легковушки так, как будто понимали, что в тот момент от них зависит жизнь и смерть сидящих в ней людей, а также существование её самой, но как они не торопились им никак не удавалось тут же очистить стекло от свалившегося на него с большого механизма мутного месива.

- Прямо держи! Прямо руль! Держи прямо! - не прекращая повторял одни и те же слова Георгий.

Александр молчал, он сжал чёрный, тонкий обод руля и не шевелил им ни вправо, ни влево, мужчина наклонился вперёд, он хотел видеть, но только залившая автомобиль грязь не позволяла ему это. Он инстинктивно захотел остановиться, ведь движение вперёд при таких обстоятельствах было опасным, но окрик Георгия не позволил ему это сделать.

- Газ держи! Газ не сбрасывай! Веди машину! Не останавливайся! Не сбрасывай газ, скоро выедем. Скоро будет свет, - говорил и говорил Георгий, понимающий то, что остановка в таких условиях ещё более опасна чем само движение.

Постепенно работа дворников и первозданная влага дождя сделали своё дело и убрали наконец с лобового стекла автомобиля грязные потоки, и впереди, как и обещал Георгий, за стеной дождя появились первые проблески света, они указывали на место в пространстве, где процесс природного очищения уже закончился, оставалось только добраться до него.

- Мы движемся наугад, мы не видим дороги! Что там будет впереди, мы не знаем! Этот дождь льёт так, будто хочет очистить землю от нас! - выкрикивал Александр предложение за предложением, кому предназначался его крик было неясно - то ли Георгию, то ли он кричал самому себе.

- Не от нас, от грязи, - громким голосом, убеждающим тоном Георгий рассказал Александру о тайне дождя.

- А мы кто? - выкрикнул после слов друга мучивший его вопрос Александр.

- Мы люди! - прокричал ответ Александру так громко, как мог Георгий, на мгновение его голос заглушил шум обрушившейся на землю стихии.

- Ну и что? - смысл сказанного не был постигнут разумом Александра, и поэтому он вновь стал пытать Георгия своим желанием узнать правду о жизни.

- А вот что - этот мир для нас! Понял? Для нас, для того чтобы мы были счастливыми! - раскрыл Георгий назначение одного для другого. Озвученная мысль вызвала в мужчине весёлость и он рассмеялся. В этот момент машина выехала из под облака, занятого увлажнением земли чистой водой.

- Как ты ездишь! Как ты постоянно ездишь на ней! Это же такое напряжение! Больше не сяду за руль никогда в жизни! - поклялся Александр отказаться от самостоятельности.

- Не зарекайся, может и сядешь. Самому управлять ведь, согласись, интересно, - дал добрый совет другу Георгий.

- Интересно, да стрёмно, - нашёл Александр определение тому, о чём говорил Георгий.

- Что за словечко такое? - заинтересовался Георгий тем, как обозвал происходящее с ними на дороге Александр.

- Напряжённо значит. Не просто напряжённо, а долго напряжённо и от этого кайф, - расшифровал Александр значение, впервые услышанного Георгием слова.

- Это ещё что такое? Ты как заговорил! Один раз в экстремальных условиях за рулём посидел и уже на такой слэнг перешёл, - поразился Георгий тому насколько быстро его друг вжился в роль управляющего движением человека.

- Слэнг он на то и слэнг, чтобы коротко, но понятно, - отшутился Александр.

- Я понял, - задумчиво протянул фразу Георгий, как раз в это время машина выехала из полутьмы на свет.

* * *
- Время ещё есть, давай заедем в банк, деньги снимем, тянуть с нашим бизнесом не будем, ночью выедем в Питер, - предложил Георгий совершить ещё одно действие в цепи намеченных им для достижения поставленной перед собой цели.

- Думаешь пришли денежки? - выразил сомнение Александр в расторопности банковских систем двух молодых государств.

- А много ли им надо времени, чтобы от Минска до нас дойти! - уверенно сказал Георгий о том, о чём не имел и малейшего представления.

- Я честно говоря не знаю сколько, - не стал скрывать Александр скудости своей информированности по перемещениям в пространстве денег.

- Это же всего навсего бумажка, платёжный документ называется: тот кто платит пишет на ней сумму денег и согласие на их снятие со своего счёта для зачисление на счёт того кто указан на том клочке бумажки. Так что ноги-то Александр у денег виртуальные, тыщу километров за секунду пробегут! - выдвинул Георгий версию того, как работают банки.

- Закон сохранения энергии - деньги не исчезают, - толкование Георгия понравилось Александру, оно возбудило его фантазию, которая тут же породила довольно-таки справедливую ассоциацию.

- Это точно! - радостно воскликнул Георгий - сказанное было настолько понятным, что восхитило его.

- Исчезают их владельцы! - закончил свою мысль Александр и рассмеялся.

- Тоже верное замечание, заключённая в нём идея по сути гениальна, - с серьёзным лицом проговорил Георгий своё жутковатое признание правил игры в которую он ввязался.

- Это не я придумал, - попытался отговориться Александр от своих слов, заметив то, насколько они встревожили Георгия.

- Я знаю. Время, - глубокомысленно изрёк фразу Георгий и попытался посмотреть через ветровое стекло автомобиля вдаль, но её там не было видно из-за множества машин и домов, а также из-за снующих повсюду людей.

- Думаешь, что когда-то обходились без них? - задал естественный вопрос Александр - придумать можно только то чего не было!

- Пишут, что в одном месте их будто бы не было, - подтвердил Георгий предположение Александра.

* * *
- Нет, что вы! Не раньше чем через две недели придут ваши денежки. Может и позже. Белоруссия ведь теперь другое государство! У нас по городу идут расчёты четыре, пять дней, а вы захотели из-за границы за день платёж получить. Нет, и не мечтайте ребята! Дней хоть через десять приходите, но никак не раньше, - сказала работница банка, она даже недослушала Георгия, с энтузиазмом рассказывавшего ей о своём богатстве и о своём праве распорядиться им, её слова без всякого преувеличения сильно удивили мужчину.

- Нет там никакой границы! Хватит нам мозги пудрить, наверное крутите наши деньги, знаем мы ваши банковские фокусы! Вот у меня номер платёжки, по которой деньги отправлены на мой счёт, а теперь покажите мне где они, - вдруг утратил сдержанность и потерял контроль над своими эмоциями Георгий.

- Вы не расстраивайтесь так сильно, никуда ваши деньги не денутся, подождать надо несколько дней и они будут на вашем счёте. Специфика такая банковская, сложно мне объяснить Вы не специалист, - увещевала работница банка Георгия.

- А Вы попробуйте, я же не совсем дурак может и пойму, - предложил Георгий проверить его ментальные возможности.

- Если по-простому, то сначала деньги из другой страны в Москву поступают, там на них смотрят, и если то государство, откуда они пришли, не должно нашему, то их отправляют дальше непосредственно в банк получателя. Белоруссия вроде как Российской Федерации ничего не должна, так что задержек точно по вашим деньгам не будет, оснований для беспокойства точно нет никаких, - познакомила работница банка с тонкостями банковского дела мужчин.

- А если должна? - спросил, как бы между прочим, Георгий.

- Вот если была бы должна, тогда уж беспокоиться точно было бы о чём. Могли бы тогда списать ваши денежки как задолженность государственную, - спокойным голосом сообщила банковская служащая о заурядности обозначенной Георгием ситуации.

- Как же работать тогда? - зачем-то обратился с философским вопросом к работнице банка Георгий, и как оказалось не зря!

- Теперь для ускорения получения переведённых денег все используют авизо, - поделилась работница банка с Георгием специальными знаниями.

- Это что такое? - спросил банковскую работницу несведущий в финансовых делах Георгий.

- Это по-просту говоря официальное письмо банка или официальное извещение о том, что поручение клиента о переводе денег выполнено. Дали бы к примеру Вам такую официальную бумажку Ваши Белорусские партнёры, Вы бы её в Центробанке показали и тогда деньги на Вашем счёте уже были бы на следующий день. Всё понятно как в другой раз надо действовать? - спросила сотрудница банка.

- Что тут непонятного! Всё просто объяснили. Понял я всё. Спасибо за науку. До свидания! Пошли Александр, я бы сейчас сказал: нас ждут великие дела, но до меня это уже кто-то сказал, поэтому я повторяться не буду и скажу так: нам стало кое-что известно, и теперь опять же нам - решать, что с этим делать! - поблагодарил Георгий работницу банка за предоставленную информацию и предложил Александру подготовиться к приключению, признаки которого всё более и более проявляли себя в окружавшем друзей реальном мире.

- До свидания! - сказала словоохотливая работница кредитного учреждения и с большим интересом проследила за уходом двух молодых мужчин из гулкого, просторного, но безлюдного помещения банка, как будто пытаясь их запомнить, через короткое время женщина вспомнит этот разговор и вспомнит одного из приходивших к ней, в тот день, когда это произойдёт, она испытает сильное волнение.

* * *
- Осталось ещё немного времени, заскочим к Зиновию Зиновьевичу, ждёт он нас, волнуется, - выйдя из банка и посмотрев на свои наручные часы марки "Ракета", предложил Георгий сделать ещё одно, вне всякого сомнения, нужное дело.

- Поехали, - с готовностью согласился Александр доехать до завода, изготавливающего железные бочки и рассказать его директору приятную новость о продаже его залежавшихся на складе двухсотлитровых ёмкостей для краски и олифы.

- Чем дольше я живу, тем больше понимаю, что невозможно остаться чистеньким, когда вокруг все грязненькие, - своё глубокомысленное высказывание Георгий сопроводил многозначительной паузой в движениях тела, молчаливым осмотром лежащих перед его глазами перспектив, коими были: дорога, один конец которой упирался в Москву, а другой в Санкт-Петербург, и её противоположная сторона, на которой располагалось здание роддома: "Я должен наконец что-то создать, не зря же я появился на свет!" - подумал мужчина и двинулся в сторону припаркованного на автомобильной стоянке банка голубого отцовского жигулёнка.

- Много ты и живёшь! - бросил Александр вслед ему удивительную фразу о количестве жизни человека.

- Год жизни в такие времена сопоставим с пятью в период, когда она течёт в спокойном, размерянном темпе, - предложил Георгий своё понимание меры присутствия человека в Мире.

- Всё так и есть, хотелось бы только, чтобы она текла всё же не так стремительно, - согласился Александр с тем, что события порой не идут, а летят, и посетовал на то, что они при этом пролетают через человека, забирая у него силы, и не давая ему пережить себя, рвут его на части, и безвозвратно оставляют их в себе, и тем самым безвременно старят его и разрушают.

- Вопрос сегодня должен звучать не так, - заявил Георгий о новом подходе восприятия времени перемен.

- А как? - попросил Александр об одолжении друга пояснить своё высказывание.

- Не что ты хочешь от жизни, а что она хочет, чтобы ты сделал прямо сегодня, прямо сейчас, - рассказал Георгий о своём представлении требований современности.

- Пусть так. И что же она хочет от нас? - спросил Александр друга, приняв его допущение как непреложный факт.

- Действий! Размышления ей не нужны, это потом - правильно, неправильно! Сейчас ей нужны действия! Скажи, ты в этом разбираешься, как поменять финские марки на рубли? - рассказал о своей мысли Георгий и сказал о самопроизвольно вытекшей из неё другой своей мысли.

- Да ты что, Георгий Андреевич, и правда не знаешь как это делается? - искренне удивился Александр тому, что его товарищ не знаком с трюком превращений иностранной купюры в отечественную и наоборот.

- Правда, Александр Егорович, не знаю, и даже более: я не то что до сегодняшнего дня не держал валюту в руках, я даже не видел её в живую, - признался Георгий в своей неопытности в валютных спекуляциях.

- Не знаешь и ничего страшного. Сейчас расскажу как это делается и узнаешь. Всё просто! Надо к валютчикам подойти, суть им сказать, что хочешь: ну это значит купить или продать валюту, и они всё тут же тебе обсчитают по барыжному курсу, а потом, если всё устраивает, обменяют и поменяют всё так быстро, что ты подумаешь: "А чем занимаются банки? Зачем они нужны?" - и впредь будешь ходить только к ним, вот так вот всё просто Георгий Андреевич, - обрисовал то как ведётся нелегальный валютный бизнес Александр.

- Эти валютчики есть в нашем городе? - спросил его Георгий - ему понравилась история о продаже денег за деньги.

- Конечно! Рядом с нашим офисом в центральном универмаге всякой валютой торгуют, сделки моментальные - ты мне, я тебе, на всё про всё пять секунд, я же говорю: это не то что в твоём банке! - не удержался Александр, чтобы не выразить своё отношение к медлительности существующей банковской системы.

- Он не мой! - обратил Георгий внимание друга на допущенную им в своей речи неточность.

- Я знаю, это к слову! - объяснил Александр то, почему героем его колкого замечания стал Георгий.

- К какому? - вынужден был спросить Георгий о недосказанном.

- К банке, - смеясь преобразовал понятие банк в понятие банка Александр.

- Точно! Из банки достал, в банку положил. Поехали в офис, - идея друга Георгию понравилась, он проговорил её для самого себя, то есть для того, чтобы обозначить её значимость для будущего, а затем у него родилась своя идея, реализовать которую он предложил Александру незамедлительно.

- А Зиновий Зиновьевич? - напомнил Георгию о первоочерёдности намерений Александр.

- Должны успеть, - поменял свой план действий Георгий, руководствуясь значимостью для себя его пунктов.

* * *
- Никита, где деньги? - прямолинейный вопрос Георгий застал врасплох человека совсем недавно хваставшегося обладанием целого состояния.

- Какие? - с растерянным и даже испуганным видом спросил Никита.

- Ты чего это, смеёшься над нами? Валюта где? Столько бились сегодня за неё! - грозным голосом оказал Александр давление на память Никиты, этот приём воздействия на забывчивость оказался эффективным.

- А эти. В столе они, - тут же сообразил Никита, что хотели его друзья.

Георгий открыл верхний ящик стола, взял конверт с финскими марками, открыл его, осторожно извлёк из него несколько синих купюр, посмотрел на них, положил обратно, затем выбрал в пачке иностранных денег коричневую и зелёную купюры, поднёс их к глазам и внимательно изучил, после этого понюхал цветные бумажки с цифрами пятьдесят и сто, удовлетворив своё любопытство, мужчина аккуратно вернул банкноты на своё место.

- Александр Егорович, ты у Риммы ещё конверт брал, посмотри что там, - сказал Георгий о том, о чём так скоро успел позабыть его товарищ.

- Да, точно! Совсем как-то из головы вылетело, - Александр достал из внутреннего кармана пиджака конверт, внешне похожий на тот, что был в руках Георгия и открыл его.

- Ничего себе! Зелень! Понятно теперь! - присвистнул Никита, увидев содержимое конверта.

- Что тебе понятно, мальчик с марками? - высокомерно, но в то же время с оттенком заботы, сказал Александр.

- То, что такое быстро забывается, дяденька с долларами, - не обратив внимание на выказанную Александром надменность, Никита указал на то что деньги порой вызывают провалы в памяти даже у интеллигентных людей.

- На нюхай мальчуган, вот эти воняют. Вот, Георгий Андреевич, понюхай как деньги пахнут, - протянул Александр пакетик с долларами сначала к носу Никиты, а затем к рукам Георгия.

- Хватит нюхать, надо из этих денег русские деньги сделать. Кстати, сейчас хоть не расстреливают за это? - спросил Георгий о существовании ответственности за предложение делать валютный бизнес и за сам такой бизнес.

- Кто его знает. Статью так-то за валютные спекуляции как бы не отменяли, - сказал Александр теребя бороду, его глаза при этом блестели, а мышцы лица, отвечающие за формирование на нём улыбки, растягивали губы мужчины по сторонам.

- Двигаться по одной дороге со временем и остаться без его отметин нереально, а потому идём менять, как их - баксы, - вспомнил Георгий то, как в народе называют американские деньги.

- На деревянные, - закончил мысль товарища Никита, взятым опять же из народа определением русским деньгам.

- Рубли деревянными зовут? - удивился Георгий тому как прозвали то, ради чего он каждодневно трудится или по-другому живёт.

- Да, теперь их так называют, сам скоро убедишься, - подтвердил Александр сказанное Никитой.

- Чендж один кг на десять кг, - назвал Никита курс обмена одной валюты на другую.

- Не важно, пошли, нужно оставаться патриотами при любых обстоятельствах. На, Александр, держи, ты специалист в этом, будешь руководить процессом, - назначил Георгий ответственного за валютную операцию и вручил ему её предмет.

- Да уж, такой груз не бросишь! - с любовью покачивая на руке пакетики с иностранными купюрами, произнёс томным голосом фразу Александр.

- Ты о чём? - заинтересовался Георгий подозрительным настроением Александра, очевидно вызванным тем, что оказалось в его руках.

- О деньгах, их ценности и об их весе, только об этом, Георгий Андреевич, и о том, что надо для них взять с собой сумку побольше, - рассказал о своих размышлениях Александр.

- Молодец, что напомнил, надо Зиновию Зиновьевичу позвонить, чтобы ждал нас, - похвалил товарища Георгий за трогательную речь о знаках обмена, позволяющих превратить товары в эти самые знаки, а их снова в товары.

* * *
- Финские не больно у нас котируются, но возьмём вместе с зеленью, - сказал валютчик и назвал сумму за которую бы он купил валюту. Цифра настолько поразила Георгия, что он хотел было сразу же согласится с предложением уличного менялы, но ему помешал это сделать Александр.

- Это несерьёзно! Мне за это на тридцать штук больше дадут, да вон хотя бы тот твой конкурент, - вступил в торг Александр.

- Двадцать, даю ещё сверху двадцать, - сразу отступил меняла от своего первоначального делового предложения и назвал новые условия сделки.

- Тридцать штук, и не рубля меньше! Нашёл лохов! - твёрдо стоял Александр на своём, видя, что то, что он имеет, нужно меняле.

- Двадцать пять! Это всё! Край! Мне тоже что-то надо наварить, - назвал меняла предел, за которым сделка для него теряла смысл.

- Ладно, жалко мне что-то тебя стало, да и время тратить не охота на пересчет бобла. Давай свои деревянные, - выказал Александр железную выдержку в вопросе ведения деловых переговоров и безразличие к тому, что чувствует меняла, общаясь с ним.

Валютчик огляделся по сторонам, потом подошёл к киоску по ремонту часов и что-то сказал сидевшему там мастеру, тот открыл дверь и подал ему большую парусиновую сумку с двумя ручками. Меняла мотнул головой, показывая тем самым, что можно к нему подходить.

- Сумка есть? - спросил Александра меняла тихим голосом, озираясь по сторонам.

- Есть. Никита давай, - тоже тихим голосом сказал Александр о том, что он не просто готов к совершению валютной сделки, а он к ней тщательно подготовился, а после этого подал меняле точно такую же, как была у того, большую парусиновую сумку с двумя ручками.

- Давайте ваши и держите снова ваши, - взял меняла доллары и марки у Александра и положил её в висящую на поясе сумку со смешным названием "барсетка", после этого он неспешно и деловито застегнул её молнию, обвёл глазами близлежащую территорию и уж затем приступил к исполнению второй части своего утверждения: "Пятьдесят, сто, двести, раз, два, три, четыре - сорок!" - приговаривал он, укладывая брикеты с пятидесятирублёвыми и сотенными купюрами в раскрытую, удерживаемую Никитой перед собой, сумку: "Пересчитывать будете?" - спросил валютчик небрежным голосом, закончив свои труды. На долю секунды воцарилось молчание. Мозг задавшего вопрос человека напрягся: "Неужели эти лохи будут считать!", мозги троих людей, кому был предназначен вопрос, пришли в отчаяние: "Неужели этот лопух хочет, чтобы мы считали эти тонны рублей! Да ни за что! По килограммам где-то так и есть! Не меньше двухсот сорока!" - та рука Никиты, в которой была сумка с деньгами, непроизвольно сделала несколько движений вверх вниз, после этого его голова с глубокомысленным выражением лица, сделала несколько кивков, как бы говоря: "Да-а, пожалуй да, столько здесь и есть." Наблюдавшие за товарищем Георгий и Александр переглянулись.

- Нет не будем, - сказал Александр. Коммерсанты не говоря меняле ни спасибо, ни до свидания, развернулись и молча пошли к выходу из универсального магазина.

* * *
- Двести сорок тонн! Двести сорок! За две минуты! Гера! Вот это бизнес! - шептал Никита, иди между наполненных мышечным и умственным напряжением Георгием и Александром, и при этом изо всех сил сжимая ручки тряпичной сумки, набитой килограммами российских денег.

- Успокойся, Никита, ты забыл цену этим тоннам, как ты говоришь. За них уплачено нашим временем, трудом, переживаниями, так что здесь всё по-справедливости. И вообще, почему ты говоришь "тонны", что это за жаргон? - урезонил Георгий разволновавшегося товарища и заодно поинтересовался у него тем, почему тысячи рублей называют тоннами.

- Так теперь говорят: поднял тонну, срубил тонну, ну и что-то навроде этого, - рассказал Никита о том, как люди обозначают свои финансовые манипуляции.

- Куда мы катимся! - театрально воскликнул улыбающийся Георгий - его настроение было приподнятым и даже весёлым в ту минуту.

- К пиру во время чумы, никак иначе! - определил Александр вес содержимого несомой Никитой парусиновой сумки как достаточный для организации того, о чём он думал и о чём непроизвольно проговорился.

- Думаешь в стране идёт революция, - назвал Георгий процесс, о котором так нелестно отозвался Александр.

- Опомнился! Ты в своих витаниях и фантазиях о счастье очевидного не видишь. Революция не революция, а революционные течения мимо нас с тобой и Никитой протекают точно. Только вот нам они без пользы, потому как у нас много тормозов есть, а вот у тех у кого их нет - это шанс и польза, - высказал Александр свою мысль о происходящем в его стране.

- Не мимо! Мы в них, но с другим я согласен - шансов у нас нет, - вступил в диалог о роли интеллигенции в исторических процессах Никита.

- Почему нет? Мы то, что - навоз что ли для всех? - возмутился Георгий неверием друзей в себя и в него.

- Да! Ты бесстыдно повторяешь классика, вождя мирового пролетариата, - выказал Александр свои профессиональные познания.

- Но сейчас историю вершит не пролетариат, - попытался Георгий своим аргументом разрушить концепцию Александра о бесполезности учёных людей в эпоху перемен.

- А мы и для тех и для этих навоз! - выступил Никита на стороне Александра со своим мнением о назначении пытливого ума.

- Мне плевать! Я верю в счастье! Мы все будем счастливыми! - решительно заявил Георгий, и тем самым показал насколько он сильно верит в выстроенную жизнью систему и насколько ему безразлично то, что о ней говорят.

- Все или мы все трое? - слова Георгия были настолько убедительны, что Никита тут же позабыл о своих недавних воззрениях на мир и на вещи и заинтересовался счастливым будущим, о котором с таким энтузиазмом говорил его друг.

- Все мы четверо! - сказал Георгий о числе тех, кому предназначено стать счастливыми.

- Кто четвёртый? - глухим голосом спросил Александр, хотя он, конечно, догадался о ком говорил Георгий.

- Да, Вера! Ты правильно подумал. Я желаю ей счастья! - поддержал Георгий возникшее в Александре чувство симпатии к их общему недалёкому прошлому.

- Я тоже! - сказал Никита и улыбнулся.

- Чего смотрите на меня! Я тоже её люблю и желаю ей счастья! - сказал Александр то, что и рассчитывали услышать от него друзья.

- Вот и хорошо, мы все будем счастливыми! Поехали теперь к Зиновию Зиновьевичу осчастливим его. Ты, Никита, дожидайся Римму, скоро она подарки на день переводчика привезёт, поможешь ей занести в офис, - выступил как руководитель Георгий, да собственно он им и был.

- Какой день переводчика? Первый раз слышу! - выразил Никита своё недопонимание - распоряжение Георгия сильно удивило его.

- Теперь есть такой! Это наш праздник, Георгий Андреевич придумал, - раскрыл Александр, содержащийся в указаниях для Никиты смысл.

- Не я, жизнь! - поправил товарища Георгий.

- А! Всё ясно - обстоятельства так сложились и теперь у нас будет праздник, - понял по-своему Никита то, о чём говорили его друзья.

- Это так, да только в этих обстоятельствах мы все главные герои! - указал Георгий на то, насколько важно для мира их нахождение в нём.

- Опять все! И Вера там есть? - обрадовался Никита словам Георгия, они были без сомнения приятны для него, а как же ещё - он необходим всем и всему, без него все и всё - это не всё, но охвативший его при этом восторг не помешал всё-таки ему спросить о той, с которой началось его общее с Георгием и Александром приключение.

- И Вера! Она теперь всегда будет с нами! - заверил Георгий своих друзей в том, что они никогда не расстанутся.

* * *
- Возьму, возьму! Всё возьмём: и сахар, и папиросы, и сигареты всё возьмём, везите. Список председатель мой профкома составит, всё людям раздадим, большое спасибо, вам ребята, скажут. Какое вам большое спасибо за бочки! Огромное от всего нашего коллектива спасибо! Стоим ведь какой месяц, ни работы, ни денег! Подумай Георгий Андреевич, может возглавишь всё таки мой завод? - Зиновий Зиновьевич говорил как старый, многоповидавший на своём веку коммунист, как будто он находился на партсобрании по случаю сложившегося на предприятии чрезвычайного положения, причиной которого была ситуация в стране, он говорил немного возвышенно, ставя во главу угла простых работников завода, которым требовалось внимание и забота, он верил в то, что трудности будут преодолены, и что завод вновь станет успешным и нужным его государству, и он понимал, что его время прошло, что настало время молодых, сильных, и он с готовностью желал уступить им своё место и передать им свои знания и опыт, но только он не понимал почему молодые, сноровистые люди не желали заниматься тем, чему он посвятил всю свою жизнь.

- Не буду Вас обманывать, Зиновий Зиновьевич! Не производственник я. Не справиться мне с управлением завода: это же технологии, специальные знания, да много чего, что требует понимания, а у меня этого нет! Так что спасибо за доверие, но вынужден отказаться от Вашего предложения, - сказал Георгий правду о том, что не примет предложение директора завода, но не сказал ему правду почему он этого не сделает.

- С торговлей же справляешься, сладишь и с производством, я при тебе пока силы есть буду, что умею расскажу, покажу. Да у тебя есть самое главное, что нужно руководителю: ответственность в тебе есть - это главное, остальное приложится. Подумай, не торопись с ответом. А за сахар и сигареты спасибо, привози, всё заберём, - уговаривал Георгия возглавить его завод Зиновий Зиновьевич.

- Дня через два, три ждите, приедем, - перевёл Георгий разговор на насущные темы об ежедневных потребностях обычного человека.

- Счастливого вам ребята пути! Осторожнее там будьте. Шалят, безобразничают сейчас на дорогах. Порядка нет сейчас никакого в стране, - пожелал мужчинам состояния осторожности и благоразумия при исполнении намеченных ими дел.

- Спасибо! Постараемся. До свидания, Зиновий Зиновьевич! - пообещал Георгий помнить о данных ему советах.

- До свидания! - пообещал Александр скорую встречу Зиновию Зиновьевичу.

- До свидания! До свидания, ребятки, счастливого вам пути! - попрощался Зиновий Зиновьевич с понравившимися ему людьми, на его глазах были совсем настоящие слёзы: "Надо сегодня же в Питер выезжать, чтобы послезавтра, товар уже был здесь!" - подумал Георгий, глядя на скопившуюся в уголках бледно-голубых глаз пожилого директора влагу.

* * *
- Давно ты тут? - спросил Римму Александр, пристально глядя на чем-то наполненную большую чёрную дерматиновую сумку.

- Мы тут с Никитой уже всё обследовали. Фуршет будет вон в том зале, видите, вон за теми большими дверьми, - показала Римма указательным пальцем правой руки ту дверь, за которой будет то, ради чего, по её мнению, пришло на презентацию шведских товаров большинство из присутствующих в помещении, а в нём к тому времени уже собралось приличное количество народа и настолько приличное, что свободного пространства в нём не осталось - люди стояли друг к другу так близко, что их тела от этого соприкасались, из-за этого тепло множества организмов чрезмерно разогрело окружающую их атмосферу, а это в свою очередь вызвало у людей потоотделение, а в сжатом, ограниченном пространстве дефицит пригодного для дыхания воздуха и как результат духоту.

- Я тут ни причём! И к этому не имею никакого отношения, - сказал с некоторой нервозностью Никита и жестом руки указал на Римму и на её сумку: ни его смущённый вид, ни дрожь в его голосе, ни указующее, многозначительное движение его части тела в направлении уёмистой женской котомки не смогли в полной мере раскрыть перед Георгием и Александром содержимое дерматинового мешка, удерживаемого рукой их коллеги и объяснить сильное волнение друга.

- Что в ней? - потребовал Александр разъяснений.

- Там вино, апельсины, виноград, яблоки, красная рыба и даже икра и хлеб, но я повторяю, что не имею к этому никакого отношения, - выдал Никита престраннейшую информацию о чём-то таком странном, что и вообразить было невозможно! Да и правда для чего нужно было Римме нести на официальное мероприятие еду и вино?

- Икра чёрная! - подставила Римма кисть правой руки тыльной стороной к губам и шёпотом сообщила коллегам важную деталь.

- Так, так, так-с! И как же это понимать-с, Римма! Воруем-с, еду тырим-с? - также шёпотом вступил с предприимчивой женщиной в диалог Александр - он первым сообразил, что произошло на самом деле.

- Да это же всё для гостей! А гости кто! Мы! Я всего лишь взяла то, что для нас приготовили, - не согласилась Римма с характеристикой данной Александром её поведению.

- Но раньше всех! - подметил Никита одну особенность в поступке женщины.

- А как по-другому? Это же фуршет! Кто не успеет схватить кусок, тому ничего и не достанется! - рассказала Римма о своём понимании официальных приёмов с закусками и напитками.

- Откуда ты всё это знаешь? - осведомлённость Риммы не могла не заинтересовать Александра, его внимание проявило себя в виде прямолинейного вопроса, что называется: в лоб!

- Да я на этих фуршетах побывала, перебывала! Знаю, - разоткровенничалась Римма после проявленного к ней со стороны мужчин горячего интереса.

- Она как ни в чём не бывало зашла туда, в ту комнату и давай сгребать всё в свою бездонную сумку! Я так и обалдел! Как увидел, от стыда захотелось в воздухе раствориться! До сих пор в себя прийти не могу! - выложил Никита всю правду о манерах Риммы.

- А другие кто здесь, что видели это всё? - спросил Александр и огляделся по сторонам, за ним это же самое сделали и Георгий с Никитой - им подумалось, что на них должно быть смотрят все присутствующие в зале совершенно неодобрительными взглядами из-за, на их взгляд, осудительного поведения Риммы, но как ни странно, предположения разнервничавшихся мужчин оказались неверными - вокруг никому не до кого не было дела.

- Конечно видели! Они за ней попёрлись, - делился Никита подробностями полученных им впечатлений от созерцания за проделками Риммы.

- И что они сказали? - Александр, осознав, что не ему ни его друзьям не угрожает общественное порицание, стал смаковать слушание истории о ловкости и прохиндействе.

- Они-то ничего не сказали, а вот Римма им сказала, - пересказывая пережитые события Никита вдруг сильно заволновался, его дыхание стало прерывистым, а речь дробной.

- Никита, ты не переживай так. Расскажи лучше, что она им сказала, - проявил Александр внимание к товарищу, боясь, что тот прервёт из-за волнения своё повествование.

- Она сказала им, чтобы те вышли из помещения и закрыли за собой дверь - они мол ей мешают готовить стол к фуршету, - испытывая за Римму стыд, давился Никита словами.

- Что тут скажешь! Молодец, Римма! Ты опытный боец в поединках на фуршетах! - со смехом похвалил Александр проворливую Римму.

- Да уж, только не в поединках, а в поедим ка на фуршетах! - выразил своё отличное от Александра мнение Никита.

- Тихо, вам! Презентация началась, давайте послушаем опытных бизнесменов, - переключил Георгий внимание коллег с Риммы на игроков на поле предпринимательства не менее талантливых.

* * *
"Сегодня у нас не просто знакомство с приехавшим к нам в гости шведскими бизнесменами, но и показ, привезённой ими шведской продукции непосредственно во время презентации, а это значит, что понравившийся вам товар можно будет купить прямо здесь, по цене производителя. Давайте поприветствуем наших гостей и пожелаем им успехов в их начинаниях в сфере делового сотрудничества с нашими региональными предпринимателями," - начала своё выступление представительница принимающей иностранцев стороны, в конце его первой части, она инициировала аплодисменты, публика её с готовностью поддержала сдержанными хлопками ладонь об ладонь.

Два худощавых, высоких, светловолосых шведа в синих джинсах и белых рубашках без галстуков слегка поклонились и заулыбались, возможно от радости, что их так тепло принимают, а может по необходимости, то есть - по протоколу, вместе с ними улыбалась широкой, искренней улыбкой и представлявшая иностранцев женщина тридцати с небольшим лет. Она имела наипрекраснейшие пышные славянские формы, сияющие голубые глаза и слегка легкомысленную причёску на средней длины русые волосы, на ней было праздничное платье бирюзового цвета с умеренным декольте, длина его позволяла смотреть на её округлые колени и, понятно, на то, что ниже, но не позволяла увидеть то, что находилось выше них, то же, что было выставлено на обозрение покрывали телесного цвета колготки и белые лакированные туфли на высоком каблуке, это по уж полностью очевидным причинам удлиняло дамскую фигуру и привносило в неё превосходство над окружающим миром, в добавок ко всему и фасон, выбранного устроительницей приёма платья, был таким, что удачно подчёркивал те места женского тела, которые в силу природного безусловного рефлекса вызывают непроизвольный интерес у любого здорового мужчины, а так как, стоящие рядом с ней, два высоких скандинава, по всей видимости, такими и были, они то поочерёдно, то одновременно чувственно оглядывали свою радушную помощницу по продвижению их бизнеса в России.

"А ещё я хочу вам представить тех, кто сделал возможным приезд шведской делегации бизнесменов в наш город и организовал сегодняшнюю презентацию, а также фуршет в честь неё - это недавно образованные отделы по внешне-экономическим связям при областной и городской администрациях. Теперь уважаемые предприниматели у вас есть возможность обращаться по вопросам налаживания связей с внешним миром непосредственно в администрации области и города," - окончание второй части своего выступления женщина в бирюзовом платье сопроводила широким жестом правой руки, он был размеренным и плавным, его итогом стала ладонь, направленная на группу из двух мужчин и двух женщин, взгляды присутствующих в помещении последовали за ней: теперь люди знали тех, через кого внешний мир будет устанавливать деловые контакты с их регионом, кто-то из приглашённых, испытав от этого восторг, захлопал в ладоши, а остальные, тут же поддержали его. Одетые в строгие костюмы, более не имевшие в себе ничего примечательного и запоминающегося, специалисты по внешнеэкономическим вопросам, никак на это не отреагировали.

- Вот и всё! Наша песенка спета, - шёпотом облёк Никита в слова эмоции, возникшие в нём после зажигательной речи элегантной женщины.

- Чего бы вдруг? - возмутился услышанному заявлению Александр.

- Конец нашей конторке пришёл, - с сожалением в голосе сообщил о своём совершенно неприятном во всех отношениях умозаключении Никита и обречённо вздохнул.

- Не понял, а что случилось? - новый вопрос Александра поутратил энтузиазм предшествующего, в нём прозвучал испуг, то есть то, что возникает, когда явление есть, а для чего оно есть - неясно.

- Саша, ты чего не въехал? Они сразу два отдела по внешним связям открыли, и при городе, и при области! Нам, то есть вам, больше серьёзных контрактов по иностранцам не обломится! - просветила Римма темноту в сознании Александра.

- Да и так не жировали, конкурентов и без них в городе хватает, - по-своему разумению верно возразил Александр на это.

- Но теперь-то всё делиться будет поровну и по-справедливости! - словесный порыв Никиты и возникший в нём внезапный приступ смеха создали бурлящее энергичное высказывание о правильности развития делового климата в стране.

- На двоих значит! - укоротила Римма замечательную мысль Никиты о наметившихся глубинных процессах в экономической системе.

- Это бизнес! - напомнил Георгий о названии подзабытой для России потехи и тем самым указал на то, что в ней имеются правила, с которыми не спорят, когда играют, а приспосабливаются к ним.

- Да только они-то с какого боку к бизнесу отношение имеют? - задал наивнейший из наивных вопросов вопрос Никита - игра-то она на то и игра, чтобы играть в неё, а игроками в игре могут быть все кто пожелают!

- Помнишь, Георгий Андреевич, говорил я, что наступит время, и нам места не тут и не там не найдётся, не думал только, что оно придёт так быстро, - посетовал Александр на необходимость борьбы за место под солнцем при капитализме.

- Подождите раньше времени паниковать! Сразу было понятно, что на переводческих услугах миллионы у нас тут не заработаешь. Будем искать что-то, найдём обязательно, - предложил Георгий друзьям не унывать, а задуматься над тем как находить в лабиринте жизни выходы к тому, в чём возникает потребность.

- Как только найдёшь, так сразу и потеряешь! - с печалью в голосе сказал Александр о своём неверии в предпринимательский жребий.

- Много пессимизма, Александр, - сделал Георгий замечание своему приунывшему товарищу.

- Это исторический реализм, - заметил в свою очередь Александр, сказано это было с такой мрачной обречённостью, что у Георгия даже кольнуло в сердце - он конечно знал историю не так хорошо как его друг-историк, но всё же имел достаточное представление о том, что происходит с теми, кто находится не на своём месте и занимается не своим делом: "Но чем нам ещё сейчас заниматься, как не коммерцией! Ещё немного, ещё раз другой провернём деньги и выходим из игры. Прав, прав Александр, надо с этим уже точно заканчивать, так и сделаем, только ещё разик крутанёмся и всё," - пообещал сам себе мужчина прекратить падение в бездну, как ему казалось, личностной деградации и зависимости от получения новых переживаний, связанным с риском и неизвестностью.

- Сегодня ночью поедем в Питер за коммерческим реализмом, конвертируем там, как вы тут говорите, деревянные рубли на сахар и сигареты, а уж дальше посмотрим что будет, - предложил Георгий заняться претворением в жизнь намеченное, а уж после этого думать о том, что делать дальше.

- Это не мы так говорим, это люди так говорят, - указал Георгию на допущенную им неточность Никита.

- А вы, что не люди? - поразился Георгий сказанному.

- Мы прослойка, - взял Никита на себя смелость отозваться таким образом о себе и об Александре, а может ещё о ком-то, но о ком не известно, зато доподлинно известно, что в момент произнесения столь громкого заявления, он посмотрел на Александра, а тот одобрительно кивнул на это ему головой, чему и был свидетелем Георгий.

- Между тем, что ещё не люди и тем, что уже люди, - продолжил Александр мысль Никиты.

- А что будет? - вернула Римма мужчин к реальности, о которой говорил Георгий, и сделала это абсолютно правильно, так как пробудила в них естественное, заложенное в них природой начало - красоваться перед женщинами и показывать им какие они смелые, ловкие и удачливые, да настолько, что способны прокормить не только себя, но и семью.

- Римма это не женское дело, ваше дело просто брать то, что как вы думаете вам принадлежит, - огрызнулся Александр на реплику женщины и таким вот образом вернул себе мужское обличие, нет, больше того - обличие самца, в котором он задаёт тон действиям, а не нытью о них.

- Это ты про икру и вино? Так ведь я всё это для вас мужиков и взяла, о вас же думала - что будете есть, что пить, - блестяще оправдала свой неприглядный поступок Римма.

- Ты что обиделась? - слова Риммы растрогали Александра, и он по-своему выразил свою признательность заботящейся о нём женщине.

- Нет, мне весело! Стараешься, стараешься и ни какой тебе благодарности, - воспользовалась Римма пробитой ею в чувствах Александра брешью и высказала ему свою обиду.

- Почему никакой! Всё, что ты здесь приватизировала мы выпьем и съедим. Это что не благодарность тебе? - обстоятельно успокаивающим, тихим голосом Александр рассказал Римме о том, что произойдёт с добытыми ею трофеями и нежно обнял её чуть ниже пояса, его касания и его слова оказали благотворное воздействие на женщину, она заулыбалась и притихла.

- Сашенька, ты ко мне после фуршета зайдёшь? - сладострастно прошептала Римма Александру.

- Зайду, зайду, но ненадолго, - заверил женщину мужчина.

- Я тебе ключ от моей питерской квартиры дам, отдохнёте там с Георгием Андреевичем, да и вообще можете у меня жить сколько захотите, - настаивала Римма на том, чтобы её домом воспользовались Александр с Георгием.

- Зачем, не надо. Мы же туда и обратно. Товар, деньги, товар! Слышала о такой формуле капитализма? - спросил Александр о бездушном правиле торговли Римму.

- Купил, продал, снова купил - что тут сложного, главное отдыхать вовремя и силы беречь, - по-своему расшифровала формулу стимула жизни Римма.

- Для кого? - поинтересовался Александр назначением требования Риммы по накоплению энергии.

- Для меня, конечно, или у тебя ещё кто-то есть? Кстати, я кое-какой сюрпризик тебе приготовила, - объяснила Римма своё пожелание и пообещала Александру приятный ему подарок.

- Римма, что они всё там мяукают - мяу-мяу, мяу-мяу, как поют о чём-то, - прервал Георгий разговор, симпатизирующих друг другу, Александра и Риммы. Как раз в это время два скандинавских бизнесмена проявляли свои симпатии к опекающей их на презентации сотруднице принимающей стороны. Пока та показывала гостям каталоги шведских товаров и рассказывала о них, её протеже стояли рядом с ней - один слева от неё, а другой справа: они не переставая улыбались, без умолку о чём-то говорили на своём певучем языке и без устали оглядывали выдающиеся формы находившейся между ними женщины, периодически то один, то другой брали её за талию, никакого сопротивление этому не выказывалось - сложившиеся между трио исполнителей оды зарубежной продукции тесные и доверительные взаимоотношения, позволяли им быстро, искренне и доходчиво презентатировать, продаваемые товары.

- Георгий Андреевич, я шведский ни бум-бум, - сообщила Римма о своей беспомощности в разоблачении намерений говорящих.

- О женщинах сказки рассказывают, - назвал предполагаемую тему происходящего общения Александр.

- Ты о снежной королеве? - выдвинул Никита свою гипотезу об обменах репликами с любезными улыбками на незнакомом для друзей языке.

- Да, а между прочим сказки-то так просто не появляются, что-то с этим вопросом у них не так, - съязвила Римма.

- Много замороженных женщин? - понял Александр таким вот образом мысль Риммы и как не странно угадал - Римма в ответ кивнула ему головой и многозначительно посмотрела в его глаза.

- И мужиков тоже! Видите как они отогреваются у той бабы, - вразумила Римма своих малоопытных слушателей.

- Это зависть Римма, нельзя так уж критично смотреть на естественные порывы! У неё посмотри какие формы, это тебе не гладкая ладья викингов, мимо них так просто не пройдёшь! - стал рассуждать Александр о мотивах поведения заморских гостей.

- Цепляют что ли? - прицепилась Римма к необдуманно произнесённым в её присутствии словам Александра о качествах женщины в бирюзовом платье.

- Зацепляют! - отшутился от ревнивых подозрений Александр.

- А мои тебя не зацепляют? - выставив грудь вперёд спросила Римма о том, о чём позволительно спрашивать только близкого человека.

- Уже зацепили! - своеобразно признался Александр в своём чувстве Римме.

- Тогда ладно, тогда и другие пусть будут счастливы, - нежным голосом пожелала Римма благости всему миру.

Высказанная в шутливом разговоре мысль заинтересовала Георгия, и он подумал: "Если у отдельного человека всё хорошо, то он добр к окружающим его людям, а если плохо, то он желает того же и другим. Насколько оказывается и просто, и непросто жить среди людей! Если рядом счастливые люди, то и сам скоро будешь счастлив, а если несчастливые, то очень скоро твоё счастье растворится в их несчастье, вот и выходит, что свет - это видимые глазом волны, но остальное-то тоже волны, только вот их человек уже не воспринимает. Или не хочет воспринимать?" - размышления мужчины были прерваны неожиданно возникшим в скоплении народа движением: оно подхватило Георгия и его друзей и понесло к ведущим в банкетный зал дверям, гостеприимно раскрывшимся после приглашения на фуршет. Как и предсказывала Римма уже через несколько минут после вхождения толпы в комнату для его проведения, выложенные в ней на столы яства и напитки бесследно исчезли.

* * *
Продолжение следует...



Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 14.01.2017 в 13:24
© Copyright: Анатолий Томин
Просмотреть профиль автора










1