МОЙ ОЛИМПИЙСКИЙ ОГОНЬ.


МОЙ ОЛИМПИЙСКИЙ ОГОНЬ.
Вот скоро наступит 20 января,  и исполнится ровно 3 года с тех пор, как по Волгоградской земле прошла эстафета  Олимпийского огня. Тогда путешествие огня в городе-- герое длилось 10 часов, он побывал даже под землей в метро. Но самое главное -- он побывал на Мамаевом кургане. И даже двойной теракт в Волгограде не остановил его победное шествие. Каждому факелоносцу предлагалось отказаться от пробега,если он боится за свою жизнь, но ни один не отказался. Русских так просто не запугаешь.

Свершилось!  Я медленно спускаюсь вниз по очень скользкой лестнице Мамаевого кургана. Очень холодно и темно, но этого ничуть не замечаю -- мне жарко!  Над моей головой ярко полыхает Олимпийский факел.  Волнуюсь ли я?  Да, есть небольшое приятное волнение.  Много я в жизни прошел соревнований, очень много. Но в подобном мероприятии  участвую впервые. И  поэтому в душе царит такое приподнятое настроение, чувство радости и гордости, что над моей головой горит огонь и не просто огонь, а символ Олимпиады в Сочи 2014 года.

Когда --то в далекой юности, что  -то подобное я уже испытывал. Когда  из нашего городка, меня выбрали факелоносцем Олимпиады 1980 года в Москве от плавсостава. Как победителя по зимнему многоборью ГТО  первенства Морского и речного флота в Ленинграде. Но радость моя тогда была преждевременной. Поехал  в Москву кто  - то другой вместо меня из Волгограда.
--- Извини старик, но ты у нас по зимнему виду спорта, а Олимпиада летняя. Твое время еще не пришло --  и вот я дождался все -- таки!

Теперь я бегу как представитель города воинской славы Калач - на --Дону. Ведь с именем нашего знаменитого на всю страну городка я и проходил кандидатом в факелоносцы. И не случайно мне доверили нести факел на святом месте Волгограда Мамаевом кургане. Из  252 человек только семерым была оказана такая честь.  249  был знаменитый в прошлом футболист Олег Веретенников, 250 -- это мой, 251 Татьяна Лебедева, 252 Елена Исинбаева.

2оо метров,всего лишь 200 метров по скользким от мороза ступеням, Но для меня имя города воинской славы, историческая слава  Мамаевого кургана -- не просто символы, это дорогая память. Память об отце, который воевал в войну связистом, был ранен тяжело, но из госпиталя не ушел в тыл, а  остался работать в обозе. На фронт подвозил боеприпасы и продукты, а с передовой раненых и убитых солдат. И опять был тяжело ранен  в  1944 году. Вернулся домой весь израненный  и перебитый с копной седых волос на голове. Когда мне исполнилось 7 лет, в 1953 году отца не стало, догнала война свою жертву. Мать прожившая 85 лет так и осталась до конца своих дней солдаткой.  Вот почему я склонил голову во имя всех павших солдат на этом месте и умерших уже после войны, защищавших нашу страну. Спустившись по лестнице , стал на одно колено. Заранее зная, что поступаю вопреки жесткому протоколу, предписанный каждому факеллоносцу Я заранее знал, что сделаю это, но не стал спрашивать -- можно ли, боялся, что запретят. Решил  --отдам свой долг, а там что будет, не расстреляют же!  Не поругали -- спросили лишь:" Как догадался так сделать?" Как? Сердце подсказало!

В моей судьбе ничего примечательного нет. В детстве нашим основным  развлечением был футбол. Мы играли двор на двор, команда на команду, в основном босиком. Где уж было напастись родителям, которые видели нас только утром да вечером (когда загоняли нас с боем домой) столько обуви. Первые китайские кеды, очень хорошего качества, мы получили когда играли в финале в Донецке на приз клуба "Кожаный мяч". Неудобно было организаторам соревнований выпускать на поле босоногую команду. После игры назад не забрали, и на том спасибо. Сперва их очень берег, а потом все --таки успешно разбил, перед нашими ногами никакие  "китайцы" не могли устоять.

Что такое счастье? Это когда ноги в синяках, и большой палец выглядывает из разбитых кед. А не тогда, когда ты вышагиваешь в навороченных берцах с наушниками в ушах и айпадом в кармане. Впрочем у каждого поколения свои понятия о счастье. Мы мечтали о новом велосипеде, о новом мяче.  Сегодняшняя молодежь имеет гораздо большие запросы и гораздо больше трудностей встречает на своем пути. Когда в стране есть гарантия на не копеечный труд, получения бесплатного образования, на социальное жилье,на отдых, есть предпосылки создания крепкой семьи  -- тогда есть и светлое будущее. А сейчас, к большому сожалению, все зависит от количества денег, а порядочность, честность отходят на второй план. Очень хочется, чтобы это смутное время прошло как можно быстрее, и все те приоритеты, на которые мы ориентировались в свое время, вновь вернулись к нам. Очень хочется дожить мне до того времени  и хотя бы краешком глаза взглянуть на новую Россию. А там и помереть не страшно.

Когда подрос, подающим большие надежды, был принят в футбольный дубль Донецкого "Шахтера". Мы всегда играли перед выходом основного состава. Все города Союза, где были команды высшей лиги, удалось объездить и не один раз. Но однажды на тренировке, когда побежал добивать мяч в ворота, нога попала между боковой стойкой и вратарем, в результате -- гипс и прощай большой футбол. Нога срослась, но мяч в полную силу я уже не мог бить из -- за болей в колене. Бегать всегда любил. Вот так и перешел в легкую атлетику на длинные дистанции,. Короткие мне не подходили  опять же из --за колена. Через пару лет уже и бегал прилично.  Мечтал о большем, Но тренер вернул с небес на землю. Объяснил, что база моя  маловата для больших нагрузок, а  без приличной выносливости далеко не убежишь, А откуда этой базе было взяться? Сорок шестой -- голодный год, выжил и на том спасибо. Старшие мои брат и сестра в то время умерли, объевшись какой -- то ядовитой травы. Разочарование было полнейшим.

Пошел в обком комсомола взял комсомольскую путевку и махнул в Усть -- Илим в составе Донецкого  молодежного трудового десанта. В тайге делали лежневку по болотам, для прохождения тяжелой техники, чтобы устанавливала опоры ЛЭП. Комарье нашей кровушки попили тогда изрядно. Когда же наступили морозы перешел в монтажники. Но после первого же подъема на опору понял -- не мое, руки сильно стынут на морозе. Работал внизу в службе обеспечения верхолазов, тоже без дела не сидели. До 43 градусов мороза работали на улице. После работы только 50 граммов спирта и согревало нас, водка на морозе превращалась в кашу, никакие чаи не помогали. Вчерашние школьницы, отбросив маменькины наставления пили спирт наравне с мужиками, поверьте, не пьянки ради.

В нашем палаточном городке был свой массовик -- затейник, так мы называли своего физорга. Кто --то наверху понимал, что молодежь еще чем -то нужно увлечь  кроме работы. Вот он нас всех увлекал, профессионально, надо признаться. Ездили на соревнования в Братск, Тайшет, на Лену, Иркутск.  Ночь в поезде туда, днем соревнования, ночью обратно, а утром на работу, за выходные оборачивались. Никто нам поблажек делать не собирался. Там я лыжную закалку получил на всю жизнь, что до сих пор не могу остановиться.

После завершения работ на Усть -- Илиме бригаду отправили на БАМ, а я поспешил домой в Донецк. От моей зазнобы  письма стали приходить все реже и реже, не ровен час уведут насовсем. После женитьбы охота к перемене мест осталась, друзья на  БАМ все звали, но мы с женой поехали на время, как нам тогда казалось в Калач --на --Дону. И очень приглянулся нам казачий край с его рекой Доном -- батюшкой, с его самобытной природой.

Стали ходить на речных судах с супругой по всей России, поступили в речные техникумы и уже с 1973 года был на командной должности, пройдя все ступени рядового состава. Супруга сошла на берег в ожидании пополнения. С 1975 года был уже капитаном и так  46 лет были отданы Речному транспорту. Год за годом , навигация за навигацией. Приходит зима -- быстрей бы домой, надоели рубка,кубрик, машинное отделение -- эти ненавистные рожи, торчащие перед тобой каждый день.  А весной, когда зазвенит капель, так и смотришь, когда же с Дона лед сойдет. "Грачи прилетели, мужья -- улетели -- шутила всегда жена. И я уходил с родной соскучившейся командой из затона, предварительно поклонившись реке, чтобы она меня вернула домой по окончании прошедшей навигации. И вы знаете -- помогало , всегда возвращала. 

А что же спорт? Я его никогда не бросал. Удивительное дело, теплоход за сутки преодолевает не одну сотню километров, а ты сидишь свою вахту шесть через шесть и  глотаешь подворачивающиеся стрессы с избытком, а их, родных, столько наваливалось --  невпроворот Поэтому я всегда бегал: в местах стоянок теплохода, В барже, было бы желание, а место и время всегда можно найти. К чему я всех вас и призываю. Движение -- это жизнь, жизнь -- это движение.

Как быстро летит время! Вот уже и три года прошло. 20 января соберемся с женой и пойдем в наш Калачевский краеведческий музей, там теперь моя форма с факелом на почетном месте висит.  Сразу же после торжеств, я передал ее в дар в наш местный музей. Не скрою, очень неплохие деньги мне за нее предлагали в свое время.  Деньги приходят и уходят, а память остается. Ею не торгуют и не торгуются --это святое! Я помню тебя отец, там у подножья Мамаевого кургана я вспоминал тебя и всех остальных воинов  сложивших головы на этой горе. Они хотели жить, они все хотели жить, а вместо них жить сегодня нам. А им нужно так немного сегодня -- памяти, нашей памяти. И они теперь все спят спокойно. Никто не забыт и ни что не забыто!

21 ноября 2017 года в городе боевой славы Калаче  - на -- Дону  намечается  всероссийское  событие. 75 лет окружения  фашистов под Сталинградом. Будете рядом, не поленитесь, приезжайте бесплатным автобусом или электричкой в этот день , не пожалеете, будет интересно, возможно   торжество пройдет даже во главе с Путиным. Предварительные предпосылки для этого есть.




Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 49
Опубликовано: 10.01.2017 в 01:40
© Copyright: Александр Харченко
Просмотреть профиль автора

ТАК-ТАК     (13.01.2017 в 13:32)
СПАСИБО ВАМ, АЛЕКСАНДР, ЗА ВАШИ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ И РАССКАЗЫ!
УДАЧИ ВАМ В ТВОРЧЕСТВЕ И В САМЫХ РАЗНЫХ ДОБРЫХ ДЕЛАХ!










1