Салават. Ответный визит англичан



Моряки со стажем помнят, конечно, киноаппараты «Украина», огромные жестяные футляры с лентами, обмены кинофильмами с другими судами по одному и оптом. Массовые просмотры кинофильмов в столовой команды, «киномехаников», следящих за поведением аппарата во время работы. Не такое простое дело, не диск в компьютер установить.

Фильмов было много, но все равно их не хватало. Смотрели все, а так называемые «дежурные» – то есть любимые – по много раз. Очень любили «Бег» с Ульяновым и Дворжецким, но чаще в разряд дежурных попадали музыкальные комедии. Однажды это были «Архимеды», немудреная комедия с длинным Ивановым (помните Кузнечика?). И все равно во время стоянок в портах мы обычно ходили по другим судам за фильмами. Бывало, и по иностранным. Брали по две ленты, чтобы на вечер хватило.

На «Салавате» первым помощником был известный впоследствии, как секретарь парткома ЧМП, Запорожец. Был он там штатным, экипаж держал крепкой рукой, а капитан в нашем рейсе работал подменный, пенсионного возраста и в культмассовую работу Запорожца не лез.

Так вот, во время длительной стоянки «Салавата» в Бомбее мы ходили за фильмами ежедневно, и обычно это делал я, умеющий связно пробормотать пару английских фраз. Но одного меня не пускали, да мне и неинтересно было одному таскать тяжеленные коробки по огромному порту. Нас ведь не все встречали с распростертыми объятиями. Приходилось побегать. Я и выводил на вечернюю , одобренную начальством, прогулку своих друзей: боцмана Виталия, Севу Мархбейна – моториста, третьего механика Виктора Кравчука.

В Бомбейском порту тогда было очень интересно, гораздо занимательнее, чем в городе, где полно нищих, преследующих моряков по пятам. А в порту так прекрасно пахло, так артистично грузчики таскали тяжелые мешки по сходням! Разнообразие лиц, красок, запахов в полутьме порта завораживало. Мы и не спешили с нашей миссией. Шли по причалу неторопливо, переходили от дока к доку – так называются в Бомбее разные под районы порта – читали на корме порты приписки судов, рассматривали флаги стран, где находились эти порты. За фильмами можно было зайти на любое судно тогда – не было никаких режимов безопасности, но многие отвечали, что фильмов нет, или киномеханика нет, или времени на обмены нет, скоро отход. Часто нас выручали поляки, неплохо мы с ним общались. А однажды… собственно, это я и хотел рассказать. До сих пор была преамбула.

Однажды зашли мы на судно с английским флагом. Экипаж тоже состоял из англичан. Судно было из новых, нас провели в большое, красивое, украшенное цветами в кадках помещение, где плавательный бассейн соседствовал со стойкой бара. Моряки располагались свободно за столиками. Нас приняли очень любезно, спросили, какой национальности, с какого судна, кто мы по должности. Узнав, что двое из нас механики, предложили проводить в машину, которой они явно гордились. Старший механик лично провел нас по, действительно современной установке, его я понимал хорошо. Ну, а говорить мне всегда было легче, чем понимать чужой язык, поэтому я болтал больше, чем нужно. Представился зачем-то главным ремонтным механиком.

Впрочем, я не соврал, я и был и старшим, и младшим, и единственным ремонтным механиком. Мы много шутили, выбрались наверх и присоединились к боцману, которого англичане наперебой угощали горячительными напитками. Выпив по рюмке и поболтав еще немного, мы засобирались домой. Наш народ ждал фильмов. Неожиданно стармех спросил, могут ли они посетить советское судно. Как я мог отказать? После полученных без обмена фильмов, после экскурсии в машинное отделение, после ста грамм джина с тоником? Мы все пошли на выход, три англичанина с нами. Сойдя с трапа и оглянувшись на судно, я увидел еще троих, следовавших за нами.
-- А эти куда?
-- Тоже к вам хотят в гости. Или нельзя?
-- Конечно, можно, -обреченно ответил я. Теперь уже все можно.

Приближаясь к судну я заметил, как вахтенный у трапа схватился за телефон.
--Помпе звонит, не иначе, - подумал я.
Пароход буквально вымер. Ни одного человека не встретилось нам по пути. Я открыл свою каюту.
-- А почему каюта такая маленькая? Ты же главный!
-- Только по судоремонту. Интриги. Главный по эксплуатации апартаменты занимает.

У меня была глубоко запрятанная бутылка «Старки». Я и достал её из чемодана. А боцману сказал, чтобы шел к артельщику и без бутылки тропического не возвращался. Но Виталя неожиданно приволок целую авоську вина и вдобавок свой аккордеон.
-- Как тебе удалось? – спросил я подпитого боцмана.
-- Я комиссару сказал, что нас хорошо угостили, и теперь мы должны соответствовать, иначе будет дипломатический скандал!
Неожиданно моя «Старка» не пришлась по душе англичанам. Зато «Ркацители» и «Алиготе» они одобрили:
-- Классное вино! Я возьму этикетку?
-- Не позорь меня, сними лучше со «Старки», - ответил я.

Виталя играл на аккордеоне. Английский стармех с интересом осматривал пишущую машинку, фотографии моей семьи, разговоры не утихали. Братание в лучшем смысле этого слова!

Позже ребята попросились на экскурсию по судну. Я этого побаивался, но деваться было некуда. В кают-компании стояло пианино, и один из гостей стал что-то наигрывать.
-- Поздно уже, ребята! Не шумите.
Наконец, они утихомирились. Мы проводили гостей к трапу и попрощались.
-- До завтра, друзья. Фильмы вернем, не беспокойтесь.

Утром никаких разборок не было. Но относить фильмы мне не разрешили, сказав, что управятся без нас.



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 44
Опубликовано: 09.01.2017 в 09:11
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора








1