МНОГОГРАННИКИ. Галина Дмитрюкова


МНОГОГРАННИКИ. Галина  Дмитрюкова
ПОДАРОК НЕРЕИДЫ 1)

Было раннее утро. Я сидела наверху скалы, любуясь восходом солнца, которое окрашивает небо в нежно-розовый цвет. Внизу плещется море, необъятное и волнующее. Сколько оно хранит тайн… Сколько затонувших материков скрыто под его водами!
Сколько сокровищ хранится на дне моря! Говорят, что в водах его живут русалки… Красивая легенда!
Поверхность воды осталась вверху. Она колыхалась перед глазами, словно я смотрела через стекло. Громадные водоросли раскачивались и казались живыми. И вдруг между ними я увидела глаза, смотрящие прямо на меня. Таких глаз я никогда не видела — в них было что-то демоническое. Огромные и умные, они смотрели внимательно, как будто испытывая меня. Под длинными ресницами, глаза казались тёмными и похожими на листья водорослей. От них невозможно было оторвать взгляд, они просто приковывали его к себе.
Вода легко всколыхнулась вместе с водорослями, и я увидела выплывающую нереиду. Она была совсем близко. Я заворожённо глядела на неё, а она, чуть отплыв, медленно повернулась ко мне, словно желая убедиться, что я смотрю на неё. Я много слышала об этих существах, живущих в прибрежных водах моря, о том, что они красивы и умны. Но такого я не могла представить. Она была прекрасна! Недаром ходили легенды о том, что своей красотой они очаровывали моряков.
Её волнистые белокурые волосы закрывали половину тела, переходящее в рыбий хвост, отливающий серебром. Нереида двигалась очень грациозно. Её грудь и плечи были словно из белого мрамора.
— Ты хотела меня увидеть? — спросила она приятным певучим голосом.
— Да, но я думала, что ты — вымысел людей, и нереид не существует.
Она удивлённо глянула на меня, и её ресницы медленно опустились.
— Мы хранительницы прибрежных вод и бережём их энергетику, так же, как и нимфы. Наш мир — просто один из тех, которые существуют на этой планете, их много.
Она медленно перевела взгляд куда-то вдаль, и я увидела светящуюся точку, которая приближалась с большой скоростью, разворачиваясь по спирали. Внутри него я увидела какие-то энергетические вихри, похожие на галактику, тут же трансформирующиеся в знаки инь и янь. Словно художник-абстракционист создал трансформирующуюся материю. Замелькали — знакомые образы Христа и Богородицы. Словно на дисплее компьютера, предстала коллекция икон и мозаичная роспись Христа, выложенная на стене храма, который оказался ушедшим под воду.
— Это ваш мир, — всё так же певуче сказала морская красавица. — А это наш…
В тот же миг я увидела существ с рыбьими хвостами и туловищем мужчин. Их бороды и длинные волосы, как на ветру, развевались от дыхания моря. Один из них держал в руках витую раковину, служившую, видимо, для зова дельфинов. Я посмотрела на нереиду, она поманила меня за собой, перемещаясь едва заметными движениями хвоста Я свободно дышала, словно не понимая, что нахожусь в другом мире. Впереди на глубине я увидела необыкновенно красивый цветок, похожий на актинию. Был он около двух метров в диаметре, прозрачные лепестки его, как мантия, двигались к центру. Цветок менял окраску прямо на глазах, превращаясь из бледно-голубого в белый и тут же окрашиваясь в нежно-розовый цвет. Это было восхитительное зрелище. Но это был не цветок, это было какое-то существо, одно из тех, какими заселены моря и океаны.
Я вдруг подумала, что, может быть, потеряла сознание и утонула, и это вижу в другом мире, в котором пребывают наши души после смерти. Осторожно коснувшись рукой своего тела — убедиться, что это всё-таки я, — увидела чуть насмешливый взгляд глубоких глаз. Нереида внимательно смотрела мне в глаза. Она знала, о чём я думаю. Невероятно! Существо, которое живёт под водой, обладает телепатическими способностями и изучает меня, как рыбку в аквариуме! Я разглядывала этот мир, такой таинственный и непостижимый... «Интересно, они так и общаются между собой?» — подумала я и тут же получила ответ:
— У меня есть имя. Меня зовут Тай. Есть очень много способов общения: звук, ультразвук… Сейчас, например, мы общаемся энергетическими импульсами.
Я почувствовала себя дикарём из племени бэндибу.
Это всё было невообразимо. Красота подводного мира очаровывала; поистине, велик Творец, создавший этот мир!
Колышущаяся ламинария своими листьями, похожими на рюши из лент, создавала непроходимые заросли.
— Пойдём, я познакомлю тебя с сёстрами, — пропела Тай своим певучим голоском. Она медленно поплыла вперёд, оглядываясь на меня.
Я шла легко, чувствуя необычность среды, но не испытывая никаких неудобств. Странно, но я не задыхалась. Мелкая сельдь стайками сновала передо мной, было ощущение, что тебе перешли дорогу. За мной увязался морской конёк. Он плыл рядом, поглядывая своим круглым глазом. «Наверное, это сопровождающее лицо» — подумала я и он смешно задёргал вытянутым носиком.
Чем глубже мы опускались, тем становилось темнее, но вдруг впереди вспыхнули светящиеся точки. Очевидно, это были какие-то растения-фонарики, чтоб никто не мог заблудиться на подводных улицах. Пучеглазая рыба зависла на месте, уставившись на меня и разинув рот. Словно никогда не видела людей! Серебристые рыбы, проплывающие мимо, уже не казались мне такими глупыми, как прежде. Удивительный мир, всё похоже на сказку. У меня не было слов от восторга. Я увидела двух плывущих к нам нереид. Они видимо переговаривались между собой, издавая какие-то странные звуки, очень похожие на дельфиньи.. Подплыв к нам и совершив «круг почёта», девушки застыли на месте, глядя на меня любопытными умными глазами. Как они были похожи! Только присмотревшись повнимательней, я увидела, что черты лица у них всё-таки разнились. Тай представила сестёр. Имена у них тоже были разными: одну звали Касен, другую Нио. Им дали имена в честь подводных скал.
— На Земле нет таких, подводные скалы во много раз выше, — сказала, улыбаясь, Тай, и в тот же миг на подводном дисплее я увидела Альпы с высочайшей их вершиной Монбланом, поднимающейся на высоту почти пяти тысяч метров. Затем сразу же передо мной появились подводные скалы, от величественности которых захватило дух. Они были невообразимо огромными! Их величие смущало воображение, я была просто потрясена всем увиденным. Изображение пропало, и я даже обрадовалась этому.
Мы продолжили наше прервавшееся знакомство. Нужно ли говорить, как мне понравились сёстры Тай. Я вдруг поняла, что мне не нужно говорить — я их понимала! Мы переговаривались мысленно. Они поведали мне так много нового о море, о жизни планеты.
— В нашей Галактике существует более миллиарда планет, таких, как Земля. Океаническая система столь же хрупка, сколь и огромна.
Глупость и жадность человека могут превратить океан в безжизненные воды. В процессе освоения моря могут разорваться тонкие связи систем и нарушиться циклы воспроизведения видов морских обитателей, что приведёт к вымиранию многих из них и вызовет гибель живущего в верхних слоях моря фитопланктона, отчего вся жизнь в океане начнёт замирать. Ведь он производит более половины всего кислорода на Земле. Многие погибнут от уменьшающегося количества воздуха, пригодного для дыхания. К сожалению, люди мало заботятся об этом. — Печально сказала Тай.
Дисплей снова засветился, и я увидела на огромном экране скалистые пики, поднимающиеся со дна моря, пропасти, способные поглотить Эверест вместе с Гималаями, вулканы, выбрасывающие сквозь синюю толщу воды раскалённую багровую лаву. Пустыни из красной глины занимали площадь обширнее, чем десять Сахар, подводные луга и леса с многообразными животными и растениями, не имеющими возраста и бесконечными в своей протяжённости. Я увидела осьминогов, переговаривающихся между собой изменением цвета кожи, флюоресцирующих медуз и разноцветные кораллы.
— Этот свет не даёт тепла, не содержит инфракрасных лучей — это чистый свет, который возникает при выделении живыми клетками простого белка, называемого люциферином. Его энергия огромна, — Тай смотрела на меня серьёзными глазами, как учитель.
На экране появилось существо удивительной красоты — его бирюзовое полупрозрачное тело с оранжевыми щупальцами приближалось, грациозно извиваясь и светясь.
— Это голожаберный моллюск — подсказала Тай, увидев мой восторженный взгляд.
И вновь засверкал экран, и ярко-красные морские звёзды поползли по дну между криноидами — морскими лилиями. Я не ощущала, сколько прошло времени, словно шаолиньский монах, который может изменить ход времени, манипулируя внутренними часами, и живя и думая значительно быстрее.
— Да, тебе пора возвращаться, — подтвердила Тай мои мысли.
— Мне грустно расставаться с тобой, но это необходимо. Я хочу, чтобы ты донесла до людей любовь к морю и его обитателям. Наша встреча не случайна… — пропела Тай, и мы снова посмотрели в глаза друг другу.
Прощаться было тяжело. Казалось, что между нами возникла какая-то невидимая нить, этот таинственный необыкновенный мир притягивал с непостижимой силой к себе. Грустные Касен и Нио плыли рядом с нами. Проплыв ещё немного, Тай остановилась и я поняла, что пришло время расстаться. Нереиды хороводом плавали вокруг меня, их волосы развевались, как от ветра. Они были прекрасны! Мне захотелось дотронуться до них — и тут же их руки коснулись моих рук. Они не показались мне холодными, а в их глазах было столько теплоты!
Я подняла голову и сквозь толщу воды увидела слегка пробивающийся свет. Улыбнувшись на прощание нереидам, поплыла вверх.
Через несколько секунд я была на поверхности. На миг луч заходящего солнца ослепил меня, и радость возвращения в свой мир наполнила моё сердце. Я подплыла к знакомой скале и, взобравшись почти на самый верх, присела на прогретый за день камень, вдыхая свежий воздух и нежась в лучах солнца. Я вдруг ощутила такую любовь ко всему миру, что мне захотелось громко закричать: «Я люблю тебя, моя планета Земля!». Прижав руку к груди, я почувствовала прохладу металла, — это был Голубой Крест. Его необычное сияние завораживало взгляд, и особая магическая форма наполняла счастьем. Это был символ успеха, который мне подарила Тай при расставании, как память о морских обитателях.
Ещё в древних легендах он упоминался, как талисман благополучия. И вот я держу его в своих руках! Его изумрудные камни, наполненные энергией моря, придавали уверенности в себе. Казалось, что нет ничего невозможного, что любое желание выполнимо.
«Пусть в людях пробудится любовь ко всему живому! Пусть люди полюбят море, как землю и воздух! Пусть это будет моим желанием», — подумала я и крепко сжала в руке подарок моря, подарок нереиды.


___________
1 Нереиды — дочери Нерея (миф.), занимались рукоделием и играли с дельфинами.



***

Иди вперёд, к успеху и победе!
И верь в себя и больше ни во что.
Литавры пусть звучат
Из звонкой меди,
Ты думай о любви, и помни то,
Что слово «нет»
Нельзя считать ответом,
Когда ты к цели новой устремлён.
Пусть думают, что ты
Чудак «с приветом»,
Хоть сединой,
Как снегом, убелён.
Иди вперёд, не бойся испытаний!
Иди скорей, пока душа зовёт.
Пусть меч твой заблестит
Над полем брани
И сердце гимн победе пропоёт.


КЕРЧЬ

Пред нами Корчев. Слева — Митридат, —
Гора, что именем царя теперь зовётся.
Сенная площадь, Порфмий, Иллурат.
Волна морская о Мирмекий бьётся.
Керчь, город славы — царственный оплот.
Сюда, как в Рим, стекались все дороги.
Многоязычен мирный здесь народ
И свято чтит родные он пороги.
Здесь каждый камень помнит о войне,
Трава, что зеленеет под ногами.
Скорбит земля в безмолвной тишине
И вымерены метры сапогами.
Наш вечный город — город на века,
Ведь, кто уехал — вновь сюда вернётся
Иль будет с ним душой издалека.
Ведь Черкио не зря кольцом зовётся.
А город будет вечно процветать!
Боспор — истории значительная веха.
И скифов прежних, узкоглазых, рать
В нас отзовётся бесконечным эхом.



Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 54
Опубликовано: 08.01.2017 в 18:34
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора










1