МНОГОГРАННИКИ. Анна Чудновская


МНОГОГРАННИКИ. Анна  Чудновская
СУДЬБА

Расплескалась судьба, как море.
Были радости в ней и горе.
Чёрный дым и белое полотно.
Было это, и было то.

Я подвластна судьбе, как пленница.
То подруга она, то изменница.
Не опознана и не познана,
Как «тарелка» — посланница звёздная.

Не упросишь и не уломаешь,
Что отмеряно — то прошагаешь.
До обрыва, где ждёт нас разлука,
До черты, до последнего звука.


***

Я вернусь к себе,
По пустыне дней,
По тайге невзгод,
По степи страстей.

Я вернусь к себе,
К той, какой была.
Я ещё не всё
В жизни поняла:

Вот горит закат,
Вот шаги скрипят,
Облака плывут,
Словно на парад.

Не понять листву,
Не разъять тоску.
По судьбе шагать,
Будто по песку.

Не завязнуть бы
И не утонуть.
В жизни нет дорог,
Есть лишь крестный путь.


***

Мы стали старше и «мудрей»,
И чувств своих не открываем.
Мы их старательно скрываем
И от себя, и от друзей.

Небрежно спросишь: «как дела?»
Ты у того, кто всех дороже.
И он тебе ответит тоже:
Мол, ничего, всё о-ла-ла.

Стыдимся слёз: «Ну, что ревёшь,
Как в мексиканском сериале?»
Мы чувства в цепи заковали,
Свободна только страха дрожь.

Письма искусство было встарь, —
Его «мобилкой» заменили.
А жаль, что нынче отменили
«Мой милостивый государь…»


РАЗЛУКА

Ещё мгновение поговори со мной
О чём-нибудь: о людях, о погоде,
О том, что вырастил сосед на огороде —
Лишь только б слышать голос твой.

В последний раз смотреть мне на тебя
Вот в этих отблесках заката.
И вспоминать, как дорог был когда-то,
И уходить, по-прежнему любя…


***

Утру глаза улыбкою твоей.
Не буду плакать. Всё ещё случится.
Я за соломинку успею ухватиться,
Чтоб не разбиться о злословие людей


ЗА ЧЕРТОЙ


***

Я скучаю по тебе. Я очень скучаю. Ты далеко. Но зато ты не увидишь моей старости. И у разлуки есть своё милосердие.

***

Мы можем увидеться с тобой только в Прошлом. Но туда нет дороги: её преграждает Настоящее.

***

О Рассудок бьются наши Чувства и, окровавленные, умирают…

***

Я хотела бы вылупиться из яйца собственной жизни. И взлететь. И парить над миром, с его радостями и горечью. А потом — камнем вниз. И сразу. Но яйцо уже давно сварено вкрутую.


ДУША ВЕЩЕЙ
(цикл сказок)


МОЛОКО

«И сколько можно кипеть? Что мне, больше всех надо?» — сказало Молоко и убежало.


СЕ ЛЯ ВИ

«Не уходи, я умру без тебя!» — горестно воскликнула Железнодорожная Платформа. Но поезд только дёрнулся и быстро умчался. Подошёл другой состав. Ну, что ж, надо ведь как-то жить…


СВОЙ ВЗГЛЯД

«Довели Пуговицу: сама в петлю полезла» — посочувствовала Застёжка-Молния. «Не от хорошей жизни эта Застёжка-Молния себе харакири сделала» — вздохнула Пуговица.


ЧТО СИЛЬНЕЙ

У Шурупа стальной характер. Сколько Молоток с ним провозился! И стучал, и давил — ничего не получилось. А нежная Отвёртка вскружила Шурупу голову, и он легко подчинился ей. Нежность всегда предпочтительней силы.


ТАКАЯ РАБОТА

Пепельница к вечеру серая от пепла и усталости. Голова кружится от сигаретного дыма. Она с завистью смотрит на вазы, наполненные цветами и фруктами. Она не такая изящная, как они, да и не хрустальная вовсе. Вот и приходится иметь дело с грубиянами-окурками. Работа такая… Хотя «Минздрав предупреждает…»


ПОМНИШЬ ЛИ ТЫ…

Классная доска. Скольких учеников она выучила! И не сосчитать. А сколько вытерпела. И невыученные уроки, и ошибки, и просто глупые фразы, такие как «Петька — дурак». Учителям хоть звания присваивают, их вспоминают бывшие ученики. А кто помнит о классной доске? Но она не жалуется, и лишь иногда ночью в пустом классе тихо скрипнет, как будто вздохнёт.


ЗВУКИ МУЗЫКИ

Всей душой любит Барабан скрипку. Понимает, что он ей не пара. Она нежная, певучая, а он неуклюжий, громкоголосый. Они даже разного происхождения: он ударный, а она из струнных. А Скрипка влюблена в изящный Рояль. Замирая, слушает Барабан, как вдохновенно она поёт и нежно вторит ей Рояль. Но у Рояля есть дуэты и с Виолончелью, и с Флейтой. Ну, что поделаешь, — артист, нет у него постоянной привязанности. А Барабан мечтает, что когда-нибудь Великий Композитор напишет дуэт для Барабана со Скрипкой, и тогда он всё поведает своей любимой. А пока он любуется ею из своего угла и вздыхает, согласно своей оркестровой партии.


НОЧЬ ОТ КУТЮР

Я примеряю чёрное платье ночи. Коротенькое мини летней ночи, блестящее от звёзд. Длинное платье осенней ночи, с серым шлейфом рассвета. И совсем уж глухое, монашеское платье ночи зимней… Но по душе мне простенькое ситцевое платьице майского дня, в незатейливых белых цветочках. Хотя, Ночь от Кутюрье… это звучит…


ОГРОМНОЕ НЕБО, ОДНО НА ДВОИХ

Парашют не любит небо. Да-да, это человек стремится в небо, а парашют всегда тянет к земле. Ему так уютно покачиваться в укладке за спиной парашютиста, и слушать, как музыку, гудение самолёта. Но вот прыжок. Парашют догадывается об этом по свисту ветра, да и парашютист подаёт сигнал: дёргает за кольцо. Ничего не поделаешь, ведь без него погибнет это упрямое бескрылое существо, которому не сидится на земле. И парашют раскрывается.
Вид отсюда, конечно, «обалденный», но парашюту не до него. Надо следить, чтобы человек не утонул в каком-нибудь озере или не разбился о верхушки деревьев. Но вот конец пути. Парашют блаженно растягивается на земле и с наслаждением вдыхает запах травы и пыли. Работа сделана. И он понимает человека: небо отсюда, с земли, кажется таким синим, приветливым и манящим…


ИСКРЫ

Горит костёр. И разлетаются от него во все стороны искры.
Жизнь искры — несколько мгновений. Они знают об этом, и стараются сделать что-нибудь очень важное. Вот, самая романтичная искра осветила влюблённые глаза мужчины, обращённые к молодой женщине. А самая осторожная высветила обручальное кольцо на руке этой женщины. Самая расчётливая огоньком отразилась в золотой брошке с изумрудом. И только самая беззаботная искра полетела к звёздам. Она, конечно, не долетела. Но её слабый свет слился со звёздным и усилил неповторимое очарование этой летней ночи.


ПОМЕЧТАЕМ?

Ярко светит солнышко. У норки пригрелся маленький мышонок.
Ну, как в такой чудесный день не помечтать? Он большой и сильный. Тигр или, даже страшно подумать, кошка. Вот он идёт по лесу и никого не боится. Вдруг в траве что-то зашелестело. Мышонок мгновенно юркнул в норку. Ведь мечты это одно, а шелест жизни — совсем другое. И не всегда он несёт радость, скорее, наоборот.
Это знает даже Мышонок. И всё-таки… помечтаем?



Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 08.01.2017 в 18:30
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора










1