Глава 38. Смена экипажа.


Глава 38. Смена экипажа.

Но назавтра агент, действительно, появился, и даже с утра, часам к десяти. Буквально сразу же прибыл и катер с десятком людей в белых рубашках. Удивительно, но одну и ту же работу в разных странах проводят от трех человек до двадцати. И чем беднее страна, тем больше людей кормятся подобными формальностями.

Накрывается стол, или столы. Выставляются блюда с бутербродами, прохладительные напитки, чай, кофе. Перед опечатыванием сигарет в ларьке в любой стране снимается дань в размере десяти-двадцати блоков. Тоже самое происходит и со спиртным, даже во вполне благополучных странах. А в неблагополучных, санитарные власти, проверяя состояние провизионных кладовых, снимают дань и там.

В западной Африке последнее время все вопросы решаются только после деребана дизельного топлива, это непреложный закон. В африканские канистры входит тридцать пять литров, но щуплые аборигены тянут их, как ломовые лошади. И не по одной канистре уносят, редко, кто пятью удовлетворяется. Но Бразилия, к счастью - не Африка. Через два часа комиссия уехала, дав добро на контакты с берегом. Вскоре подошла баржа с питьевой водой, после обеда привезли свежие продукты.

Приехали и новые специалисты. Старший механик, плотный мужчина лет пятидесяти, только поздоровался, и скрылся в каюте деда, который встретил его у трапа. Вскоре туда вызвали и Дмитрия. Начальник рации, худощавый, молодой парень из Херсона, сразу поднялся в радиорубку.

Третьему механику принимать дела было не у кого. Над ним взял шефство Коля.
- Меня зовут Николай. Я здесь четвёртым. Пойдём, коллега, покажу тебе каюту. Не голодный? До ужина дотянешь?
- Владимир. Приятно познакомиться. Ужин у вас в пять? А судовое время?
- По местному живём. Без пяти минут три. Сейчас как раз перерыв на кофе. Называется кофе-тайм. Пойдём в кают-компанию. Мы, когда в грязной робе, кофе пьём в ЦПУ. А сейчас - в курительном салоне. Сам-то куришь?

- Курю, конечно, только всё уже выкурил. Ларёк же у вас есть?
- Только что бразильцы опечатали. Так что, если мечтаешь бросить, то самое время. Но пока могу угостить. Вот - "Ассос". Греческие, неплохие, и в два раза дешевле, чем Мальборо. Как в Одессе дела?
- Слякотно, ветрено и безденежно. Зарплаты задерживают по полгода, суда сдают в аренды и продают. Контора наша потихоньку разваливается. Каждый спасается, как может. Комсоставу полегче, хотя бы спрос на нас есть.
- А где ты работал, в ЧМП?
- Нет, в ЧАМПе - Черазморпути. Землесос "Арабатский". Я на нём с окончания училища.
- А дед откуда? Как его зовут? Нормальный мужик?
- Зовут Василием Ивановичем. Такой... не слишком компанейский. Но нос особо не задирает, вежливый. Работал в пароходстве, кажется. Я его не расспрашивал.

- А радист?
- Радист херсонский. Говорил, что в Станиславе живёт. А работал на судах река-море. Зарплату ему дали по минимуму, но он и этим счастлив.
- Все мы тут счастливы. Без работы счастливым быть трудно. Валера, наш электрон, тоже на зарплату старшего электрика согласился, а что делать? Первый контракт, как и у меня.
- А вот и Валера. Лёгок на помине. Володя, кофе сам себе бери. Месс-бой только чашки моет.
- Владимир. Одесса. ЧАМП.
- Валера. Из ЧМП. Дед тоже оттуда?
- Точно не знаю. Как у меня хозяйство? Где вы третьего потеряли?

- Третьего уже вторую неделю нет. - ответил ему Николай. - В Аргентине сошёл без замены, глаза повредил. Но мастер сказал, что уже выписался, и улетел на Филиппины. Хороший специалист. И движки, и сепараторы, и компрессора - все машины в хорошем состоянии. Всё покажем, не волнуйся. А топливо ро танкам я промерял. Чуть- чуть больше, чем в журнале. Масла для движков - два куба, компрессорного - бочка, турбинное и редукторное тоже есть. Всё нормально, не волнуйся.
В кают-компанию зашли Дмитрий и новый стармех.

- Ребята, познакомьтесь - наш новый начальник. Василий Иванович Маликов, старший механик.
- Легко запомнить. Василий Иванович, как Чапаев, - улыбнулся стармех. Кто из вас четвёртый?
- Я четвёртый, - поднял руку Коля.
- Водообработка котла и дизелей ведётся? Журнал учета контроля воды есть?
- Водообработка ведётся. И реактивов для анализа и реагентов для водообработки достаточно. А журнал - только черновой, для себя. Официально у нас - на каждый месяц своя форма для котла и для главного. У вас в каюте.

- Добро. Электромеханик?
- Я.
- Вы в курсе, что выгрузка будет производиться судовыми кранами?
- Нет, это только сегодня выяснилось. Но краны подготовлены и готовы к работе. Василий Иванович, а какие перспективы у судна, вы не знаете?
- Поставить к причалу обещают дня через три. Он пока занят другим судном. Выгрузка, повторюсь, только нашими кранами. Если что нужно сделать, время ещё есть. Четвёртый, проверьте все четыре крана. Уровень масла в редукторах, в напорных бачках гидравлики, утечки масла, состояние всех тормозов и защит. Два дня хватит?

- Хватит. А что по поводу пропусков в город и увольнения? И когда будет катер для отъезжающих?
- В шесть вечера я должен подписать приёмо-сдаточный акт. Так что мне от вас срочно нужны данные по танкам, где и сколько топлива. Второй по маслу уже дал. Катер для отпускников будет в восемнадцать тридцать. На нём можно уехать в город, только я больше одного механика пока не отпущу. Кто поедет?
Механики переглянулись.
- Давайте с меня начнём, - вызвался Николай. - Я завтра кранами займусь. А Валера в следующий раз поедет.
- Как хотите. Скажете капитану, что я отпустил. Пропуска и паспорта у него.
- По поводу замеров, Василий Иванович. Всё уже подсчитано, я вам сейчас принесу, - сказал Дмитрий.

Валера решил найти Марию, переговорить насчёт поездки в Рио. Она была на мостике.
- Мария, у вас сейчас вахты морские? Ты на берег сможешь поехать?
- Морские, но мы друг друга подменим. Сегодня второй в город поедет. А я могу завтра, капитан разрешил. Катер будет утром.
- Классно. Я тоже смогу поехать. Подумай о культурной программе.
- Уже думаю. На пляж пойдём?
- Хотелось бы. Мы ведь последний раз в Лас Пальмасе купались. А потом?
- Пойдём, куда захочешь. Мне всё равно. Можно подняться по канатной дороге на Сахарную голову. Это ещё одна знаменитость Рио. Оттуда самые лучшие виды города. Так говорят, мы не ездили, маме страшно было.

- Завтра решим. Можем после пляжа пообедать в Ботаническом саду. Там же есть рестораны?
- Есть, конечно. А есть и на пляже. А можно в шурраскарию сходить.
- Это ещё что такое?
- Шурраско - это жареное мясо. А шурраскария - это мясной ресторан. Платишь на входе десять долларов, и потом тебе каждые три минуты подносят новый вид мяса: то курицу, то говядину, то рыбу, и так без конца. Берёшь себе, что захочешь. Ходить туда нужно очень голодным. Отдельно платить нужно только за напитки.
- Пожалуй, пойдём в шурраскарию. Экзотичное место, и недорогое.
- Именно. А нам деньги понадобятся на такси и канатную дорогу. Там всё дорого, но оно того стоит.

За ужином собрались все, еле поместились. Приёмо-сдаточные акты старшего механика оставалось только подписать. Николай, одетый уже для выхода в город, спросил капитана:
- Мастер, аванс можно будет получить?
- По сто долларов. Больше не могу дать. Зайдёшь за пропуском, выдам.
- А увольнение до которого часа?
- До восьми утра. Вернее, в восемь соберётесь на причале, откуда рейдовый катер отходит. Не опаздывайте, иначе будете за свои деньги на рейд ехать.
- Как до восьми утра? А я хочу ночью вернуться.

- Тогда у тебя два варианта. Или самому платить за катер, или сегодня вообще не ездить. Филиппинцы у меня все отпросились до утра. А платить за катер дважды у меня денег нет. Так что думай.
- Я уже подумал. Останусь на судне. Поеду в другой раз, если дедушка отпустит, или уже во время выгрузки. Сказали бы мне год назад, что меня принудительно на ночь будут в Рио де Жанейро посылать, ни за что бы не поверил. Вот они, гримасы капитализма.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 118
Опубликовано: 07.01.2017 в 20:26
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1