Глава 37. Зачет по испанскому и детские воспоминания Марии.


Глава 37. Зачет по испанскому и детские воспоминания Марии.

- Ну что ж, проверим, как вы усвоили пройденный материал, - строго сказала Мария, обращаясь к Валерию.
- Кэ ес эсто? (Что это?), спросила она, поднимая свою руку.
- Есто ес су мано, сеньора маэстра. (Это ваша рука, госпожа учительница).

- Кэ ес эсто? - она постучала по его голове.
- Есто ес ми кабеса. (Это моя голова).

- Как по испански... уши?
- Лас орехас, сеньора маэстра.

- А глаза?
- Лос охос.

- Правильно. Волосы?
- Лос кабельос.

- Опять верно. А губы?- Мария указала на свои прелестные губки.
- Лос лабиос, - ответил Валера, и припал к губам Марии на полминуты.

- Транкило, омбрэ! ( Спокойно, мужчина!). Экзамен ещё не закончен. Кэ эс эсто?
- Шея. То-есть, эль куэльо.

- И эсо?
- Эсо ес эль сэно маравильосо. Пермите ме ле бесар. (Это восхитительная грудь, сеньора маэстра. Позвольте мне поцеловать её.)

Так развлекались наши друзья-любовники уже пятую ночь подряд. Машина была в двухчасовой готовности, море - спокойным, переносная рация лежала на столе, включённая на малую громкость, сосед Марии за переборкой - второй помощник - через день-два уезжал, а большая часть экипажа до полуночи ловила рыбу, и запекала улов на гриле. По баночке пива капитан выдавал три раза в неделю, а якорная стоянка продолжалась уже седьмой день.

И если уж такими обстоятельствами не воспользоваться, каких тогда ещё ждать? Капитан привычки имел устоявшиеся, спать ложился в полночь, вставал рано, да и не преступление же они совершали, в конце концов? Преступлением было бы упустить возможность отдохнуть душой и телом, которая им неожиданно предоставилась.

- Мария, а ты хорошо Рио помнишь? Сколько тебе лет было, когда вы сюда приезжали?
- Лет восемь - девять. Папа тогда плавал, отпуска были длинные, и мы часто втроём путешествовали. Остановились здесь в отеле, в южной части города. Вокруг всё было очень ухожено, красиво и безопасно. Пальмы, кактусы, тротуары, выложенные плиткой. Помню, что на каждом шагу встречались полицейские. По утрам мы с мамой пили сок из свежевыжатых манго. Завтракали всегда в отеле, потом шли на пляж.

- На Копакабану?
- Нет. Копакабана - самый большой, и самый известный пляж. Но от нашего отеля было намного ближе до Ипанемы. Он меньше, конечно, но тоже огромный. Широченная песчаная полоса, усеянная людьми на подстилках, картонках или в шезлонгах. Много грибков от солнца. В основном, молодёжь передвигается, кто купается, кто играет в мяч, кто просто бродит, без конца поправляя свои бикини. Продавцы разносят кокосы, мороженое. Там весело.

В другую сторону от отеля было большое круглое озеро, а за ним - тропический Ботанический сад. И я вокруг озера каталась на лошади и на велосипеде.

- На стадион "Маракана" папа один ездил, на футбол, а мы в это время гуляли в Ботаническом саду. Там мне очень понравилось. Его ещё вице-король основал, двести лет назад. Настоящий тропический сад, с пальмовыми рощами, зарослями бамбука, с озёрами, прудами и фонтанами. Я оттуда уходить не хотела, но родители решили, что надо и другие места в Рио посмотреть.

- Ездили в исторический музей, в музей изящных искусств, но этого я совсем не помню. Всё в голове перемешалось. Мне больше нравилось на природе. Вот в Ботаническом саду на обезьян на деревьях смотреть было намного интересней.
- Не много ты запомнила.

- Валера, я маленькая была. Запомнила, что было мне интересней. Вот как мы поднимались к статуе Христа-Искупителя, это хорошо запомнилось. Там, на горе, натуральные джунгли, и сквозь эти джунгли проложены дороги. Автомобильный серпантин - более полого, а рельсовая дорога, по которой мы ехали на электровозе, так та - почти вертикально.

- На горе устроена смотровая площадка. Вид на Рио с неё ошеломительный, а сама статуя рядом, как многоэтажный дом, сорок метров высотой. Туда все туристы поднимаются, статуя считается одним из новых чудес света. В создании статуи помогали и другие страны, например, голова и руки Христа были созданы во Франции. Даже говорили, что всю статую сделали в Европе, но в этом я не уверена.

- Много народу вокруг?
- Очень много. Но смотровая площадка большая, все фотографируются на фоне города в позе Иисуса Христа, с распахнутыми руками, как крыльями. Моя мама из очень религиозной католической семьи. И она мне много ешё дома об этом рассказывала, поэтому мне и запомнился день поездки лучше всего.

- А вы на чём на гору ехали?
- На паровозике. Маленький, всего на два вагона, но вместительный. Очередь движется быстро. Каждые двадцать минут электричка отходит.

- Мария, а ты не слышала,мастер питьевую воду заказывал? На прошлой неделе мы дня три подряд её расходовали, когда Ник испаритель чистил, в цистерне всего пару тонн осталось. И скоропорт пора бы получить, в овощной камере одна картошка.
- Валера, ты знаешь такой термин: "свободная практика"?
- Смутно. Мы такого в мореходке не учили.

- "Свободная практика" - это возможность для судна общаться с берегом. Вести грузовые и любые другие операции. Приедет агент, потом иммиграционные, таможенные и карантинные власти, проверят судовые документы, сделают досмотр, опечатают спиртное, сигареты, тогда и дадут разрешение на свободное сообщение судна с берегом. А до тех пор - ни воды, ни снабжения, ни замены экипажу, ни увольнения на берег.

- То есть, после посещения судна властями мы можем и на берег съездить?
- Теоретически. Это у капитана надо спросить, отпустит ли он, согласится ли за катер платить.
- А когда власти приедут?
- Аманья, Валера. А "аманья" -это "маньяна". А "маньяна" - это...
- Знаю, знаю. Когда-нибудь. Скоро. Ждите.



Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 38
Опубликовано: 07.01.2017 в 20:25
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора










1