Цирк



Арену озарили лучи прожекторов, публику ослепили софиты.
Это было не обычное представление - это была премьера, да
премьера новогодней сказки.
Впрочем, и сам цирк не был обычным, не труппа бродячих
артистов, колесящих по пыльным дорогам Британской империи
весёлым балаганом, но старинный лондонский цирк со своими
традициями, в старинном вычурном особняке, стилизованном
под дворец, с фонтанами и аллеями ведущими к площади у
парадного подъезда.
На арену вышел дед мороз ( Санта Клаус ) с манерами равно
приличными и для дворецкого, и для хозяина поместья.
Громовым и хорошо поставленным голосом, которому не было
нужды в помощи микрофона и динамиков, он объявил номер,
номер зачинающий сказку, конечно, это были клоуны.
Когда-то давно, они и сами уже стали забывать когда, их дуэт
пользовался огромным успехом.
Они собирали аншлаг, зрители осаждали кассы и если бы не
полиция брали бы их штурмом.
Слава цеплялась за их пыльные обшлаги и высокие ботфорты,
белкой раскручивала колесо удачи...
Но вернёмся к нашей сказке.
Под гробовое молчание трибун и частных лож, пытаясь изобразить
парадный шаг караула, с некоторым комическим оттенком, из-за кулис
вышли они - старик со своею старухой, волоча за собой надувное разбитое
корыто.
Как вдруг, заиграла музыка, и мелодия, так хорошо знакомая нам, а не этим
английским снобам и занудам, мелодия способная разбудить мёртвое царство!
И голос, который, мы, никогда не путали ни с каким другим голосом:
"Выходят на арену силачи и цепи рвут движением плеча..."
Эта музыка и этот голос, не нуждались в переводе, текст, интонациями и
паузами, мгновенно очаровал и заинтриговал зрителя.
Трибуны ожили: загорелись глаза, лица зарделись счастливыми улыбками.
А что же наш дуэт? Они словно помолодели, прямо на глазах восторженной
публики.
Под музыку, под эту волшебную музыку, они стали выделывать такие коленца,
что дух захватывало. Это была сказка, самая настоящая - волшебная новогодняя
сказка!
Голос певицы погрустнел: "... а мною заполняют перерыв..."
И глазам поражённых и разочарованных зрителей, снова
предстали старик со своею старухой.
По лицам арлекин, густо намазанным гримом, катились не
цирковые, а самые настоящие слёзы, слёзы радости и сожаления,
слёзы благодарности великому искусству, которого не в силах
удержать слабеющие руки, тем более, если они волокут за собой
надувное разбитое корыто.



Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 67
Опубликовано: 07.01.2017 в 00:10








1