Колядки и Щедровки, записанные по ту сторону р. Сяна, на Северозападном Погорье Карпат, у Лемков


...При всех лишениях и недостатках, которым подвержены горцы-Лемки, они бодрый, веселый и певучий народ. Особенно девушки и женщины вечно с песнями. Жнет ли Лемчанка (говорит А. Торонский), гребет ли сено, доит ли корову, или мелет на жерновах, ее работа всегда сопровождается песней. У девушки нет такого занятия, нет такого времени, чтобы она не пела песни. Нужно прислушаться при свете луны, вечером, к возвращающимся с удоем молока из кошар, девушкам, как мило по горам и лугам разносятся женские голоса песен, и звуки югасов (овчарей) наигрывающих на сопелках и фуярах свои заунывные мелодии. Случается, что одна девушка затянет задушевную песню на одном из бугорков, и вдруг ей откликнется другая с долины, а там третья, четвертая на лугу, или возле усадьбы, и вся окрестность зальется звуками одной и той же песни.
Парни редко поют при работе, разве пася скот, или при пляске: песни (спевавки) их по большой части лирического, некоторые и эпического содержания. Они обыкновенно заимствованы у Угорских Словаков, составлены на каком-то полу-Словацком наречии. Таковы же и плясовые их песни (шалалайки). Народ перенимает их на заработках, приносит домой и поет: новость нравится людям, иные подхватывают, поют за ними, заменяя Словацкие обороты своими, и песня становится своею, домашнею. Иного свойства обрядные, колядки, царинные, свадебные песни. Это песни свои, туземные: Словацкая стихия не имела на них никакого влияния, и они носят на себе признаки древности, в них сохранился Русский дух и чище Русский язык. Есть еще песни полунабожные, назидательного, сказочного содержания, которые поются на вечерницах в Великий Пост. В них говорится о ничтожестве земных благ, будущности человека за гробом и т.п.

В настоящем Сборнике помещены песни, собранные у Лемков в селах: Калнице, Суковатом, Середнем, Рапеде, Завадке, Поляне, Высове и проч.
В заключение сообщим, что Торонский составляет статью об отношениях Лемков к своим соседям и сообитателям. Ближайшие соседи Лемков - это Мазуры на северном и Словаки на южном склоне Бескидов, частью перемешанные с Угорскими Русскими (Лемаками, Маковичанами, Краиняннами и Спижаками). Не смотря на частые сношения Лемков с Мазурами, они резко отличаются друг от друга. Лемко никак не выучится по Польски; даже служащие по дворам и в войске и извощики, побывавшие в Кракове и других городах, не могут построить свой язык на Польский лад, чтобы нельзя было узнать их происхождения. Лемко не роднится с Мазуром, не перенимает от него ничего, ни платья, ни обычаев. Напротив того он охотно сообщается с Словаками, легко привыкает к Словацкой речи, любит иногда похвастать знанием Словацкого наречия, которое даже считает чем-то лучшим и высшим своего родного. Побывав на заработках или в услужении за Бескидом парни и девки легко перенимают Словацкую речь, Словенцкий наряд и часто переменяют свои имена: Натка, Феня, Парася на Словацкие: Анница, Катица или Марця. Предания, обычаи, песни, все тянет Лемка за Бескид к своим с древнейших времен единомышленникам и соседям
Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, северо-восточной Угрии и Буковины. Составлена Я.Ф. Головацким. 1876
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_240.htm

3. Колядки, поемые хозяйкам (газдиням, господиням)
II 38—40(57—60) зап. в с. Калнице Сяноц. у.

57 Ой долов, долов на полонине,
Славен есь, гей, славен есь,
Наш милый Боже, на высокости, славен есь!
Там же ми лежит давно стежейка,
Ой ишла ми нёв Божяя Мати,
А стречат еи светле сонейко:
Бог помагай, Бог, Божая Мати!
- Боже дай здоровя, светле сонейко!
А ты, сонейко, высоко светиш,
Высоко светиш, далеко видиш,
Ци сь не видело моёго сына?
- Нет не видело, нет не слыхало. -
Ой пошла ж она дале стежейков,
Ой стречат еи ясен месячок:
Бог помагай, Бог, Божая Мати!
- Боже дай здоровя, ясен месячок!
А ты, месячку, высоко светиш,
Высоко светиш, далеко видиш,
Ци есь не видев моёго сына?
- Нет я не видев, нет я не слыхав. -
Ой пошла ж она дале стежейков,
Та стречат еи ясна зорничка:
Бог помагай, Бог, Божая Мати!
- Боже дай здоровя, ясна зорничко!
А ты, зорничко, высоко сходиш,
Высоко сходиш, далеко видиш,
Ци йсь не видела моёго сына?
- Ой я видела, ой я слыхала,
Ой долов, долов на полонине,
Там овон стоит, веселя строит

58 А з за той горы, з за чорнейкои,
Звенели, звенели,
Чотыре волы в золоте горели,
За тима вовмы золотый плужок;
Божая Мати насеня косит,
Насеня трое, не еднакое:
Едно насеня - зелене винце,
Друге насеня - яра пшеничка,
Трете насеня - ладан пахнячий.
Яра пшеничка на Божу службу,
Зелене винце на причащаня,
Ладан пахнячий до кадилници.

59 А в Риме, в Риме, в Ерусалиме,
Радуйся, радуйся, земле,
Сын нам ся Божий народив!
Божа Мати в полозе лежит,
В полозе лежит, сына повиват,
Ей повивачойки с самого злота,
А пеленочки та джунджовыи,
Ей зойшлися к неи та все святыи,
Зачали они гадку гадати,
Гадку гадати, як сына звати;
Найменовали: Няй буде святый Петро!
Божая Мати так не злюбила,
Так не злюбила, не дозволила.
Найменовали: Няй буде святый Павло!
Божая Мати й так не злюбила,
Так не злюбила, не дозволила.
Найменовали: Най буде сам милый Господь!
Божая Мати так полюбила,
Так полюбила, тай дозволила,
Горе устала, подяковала -
Будь Богу явно, а людём славно!

60 Коло нашого дому Божая радость,
Дай Боже, ей, дай, Боже,
Счастя, здоровя в том доме!
Ей дворы метены, столы стелены,
А за тим столом святый Никола,
Головойку схилив, слезойку вронив,
А с той слезойки ясна керничка,
З ясной кернички Богородичка,
Ризы белила, твердо заснула.
Прийшли до неи гостейки трои,
Гостейки трои, не еднакии:
Еден гостейко - ясне сонейко,
Другой гостейко - ясен месячок,
Третий гостейко - та дробен дожджик.
Сонейко гварит: Не е над мене,
Ой як я зойду, в неделю рано,
Поосвечаю церкви, костёлы,
Церкви, костёлы и все престолы -
А месяц гварит: Не е над мене,
Ой як я зойду, в ночи с повночи,
Поосвечаю гости в дорозе,
Гости в дорозе, волойки в возе -
А дожджик гварит: Не е над мене,
Ой як я впаду три раза на ярь,
Та зрадуются жита, пшеници,
Жита, пшеници и вся ярина.

II 41—42(5—7), зап. в с. Ославнце Сяноцкого у.

5 А на горойце загородойка,
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи, Боже, помилуй!
На тих яворах висит скобойка,
А в той скобойце колисанойка,
В той колысанце сам милый Господь,
Тамтады лежит давна стежейка,
Тов стежков иде та сем сот Жидов:
Едны ми гварят: Заколышеме!
Други ми гварят: Перевернеме!
А трети гварят: З собою возмеме! -
Божая Мати то не злюбила:
Тоды вы мого сына возмете,
Як вы на горе шовку траву зрахете,
У лесу листок, у море песок.

6 Долов ми, долов, там церква камянна,
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи, Боже, помилуй!
Сидит у ней, седит та Панна Найсвятша,
Сынойка колыше, на папери пыше,
На папери пише, постойку гляде:
Посту Великого, семь недель ёго,
Ей кто го зпостит а по щирости,
Буде ёму царство й отворено,
Царство втворено, а пекло замкнено.
Долов ми, долов, и проч.
Посту Петрового, е штыри недель ёго, и пр.
Посту Макового, е две недель ёго, и пр.
Долов ми, долов, там церква камянна,
Седит у ней, сидит Найсвятша Панна,
Сынойка колыше, на папери пише,
На папери пише, постойку гляде:
Посту Роздвяного, с шесть недель ёго,
Ей кто го зпостит а по щирости,
Буде ёму царство й отворено,
Царство втворено, а пекло замкнено.

7 Ей по под Бескид по под зеленый,
Синя мгла, гей, синя мгла,
По полонине полегла!
Тамтады лежит давна стежейка,
Тов стежков ишли три черничейки:
Ой една ишла, святий крест несла,
А друга ишла, две свечи несла,
А трета ишла, святу Тройцу несла.
И стретила их Матенка Божя:
Де сте бували, три черничейки?
Де сте бували, що сте слышали?
- Были сме в Риме, в Ерусалиме,
Там ся розлучать душа от тела,
Душа до неба, тело до земли -
Честь Богу, слава з нашого слова,
Богу на хвалу, людем на славу!

II 42(8), зап. в с. Суковатом Сяноцкого у.

8 А в Риме, в Риме, в Ерусалиме,
Радуйся, гей, радуйся, земле,
Сын нам ся Божий народив:
Зорейки зорят, свечейки горят,
Дзвонойки дзвонят, службойки стоят,
Божая Мати в полозе лежит,
В полозе лежит, сына повиват,
А в полю в полю два яворойки,
А в раю, в раю ангелы грают,
На явороньках суть ретязойки,
На ретязойках колысанойки,
В колысайноце Божее дитя,
Колысала го Божая Мати,
Ей колысала, твердо заснула:
Прилетели к ней ворлове птаси,
Полетели з ним аж на небеса:
Нам буде служка, а Богу душка.

4. Колядки, поемые вдовам

II 43(9), зап. в с. Ряпеди Сяноцкого у.

9 Ей верх Бескида, верх зеленого,
Синя мгла, ей, синя мгла,
Полонинойки залегла!
Ходит вдовойка, глядат сынойка,
Ей стречат еи светле сонейко,
Бог помагай, Бог, светле сонейко!
- Боже, дай здоровя, бедна вдовице!
А ты, сонейко, яснейко светиш,
Яснейко светиш, далеко видиш,
Ци сь не видало мого сынойка,
Мого сынойка, ей Иванойка?
- Нет, не видало, нет не слыхало,
Твого сынойка, ей Иванойка.
Ой пошла она дале стежейков,
Стречат же еи ясен месячок:
Бог помагай, Бог, ясен месячок!
- Боже, дай здоровя, бедна вдовице!
А ты месячку, высоко светиш,
Высоко светиш, далеко видиш,
Ци сь не видав мого сынойка,
Мого сынойка, ей Иванойка?
- Нет, я не видав, нет, я не слыхав,
Твого сынойка, ей Иванойка.
Ой пошла она дале стежейков,
Стречат же еи ясна зорничка:
Бог помогай, Бог, ясна зорничка!
- Боже, дай здоровя, бедна вдовице!
А ты, зорничко, высоко сходиш,
Высоко сходиш, далеко видиш,
Ци сь не видала мого сынойка,
Мого сынойка, ей Иванойка?
- Ой я видала, ой я слыхала,
Твого сынойка, ой Иванойка.
Ему сваткове - в лесе птачкове,
Ему музыки - в лесе словеки,
Ему женойка - дробна рыбойка,
Ему дружина – в воде лозина.

II 44{10) зап. в с. Суковатом Сяноцк. у.

10 О в раю, в раю, Ангелы граут,
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи, Боже, помилуй!
Лем святый Петро тако й не грае,
Бо ёго мати аж на дне в пекле.
- Позведуй же ся, та й святый Петре,
Та й святый Петре своей матечьки!
Ци сила дала во имья Боже?
- Ей я не дала, лем пов повесма,
Лем пов повесма, пов плосконного. -
Складуй же ты их до волокенця,
Подай же ты их на дно до пекла,
Ой стане она ся того хапати. -
Подав же Петро на дно до пекла,
Стала она ся того хапати,
Стали ся на ню душки вешати,
Стала ся она отреповати:
Ей гетьте, гетьте, бо вы не дали,
Бо вы не дали во имья Боже! -
Святый Петро став, тяжко заплакав:
Ей, мати ж моя та й проклятая!
Не творилась добре, та юж и не будеш:
Не выйшла ся с пекла, та й юж не выйдеш.

II 45—46(11—12)зап. в с. Середнем Сяноцк. у.

11 Ей у попадьи у Левицкои,
Зле в ней, гей, зле в ней,
И в доме еи, зле в ней!
Мала же она девять сынойков,
Девять сынойков, десяту девойку;
Девять сынойков на розбой пошло,
Десяту девойку за крамаря дала,
За крамаря дала в Вгорскую сторону.
За девять рочьков в гостину не йшла,
Аж на десятый тож ся выбрала.
А вышла она в темненький лесок,
В темненький лесок на полянойку;
Стретило еи девять розбойников,
Ей крамарейка на смерть забили,
А з крамарейков ночь ночовали.
- Поведж, крамарейко, якогось ты роду!
- Я попадойки, я Левицкои.
- Ей Боже, Боже, що ж мы зробили:
Свого швагрейка на смерть забили,
За своёв сестрицев ночь ночовали!
Бьей ты, сестрице, звыдки сходит сонце,
Як ты нам подеш, греху ся збудеш,
А мы подеме на заход соньця,
Як мы впадеме, та й пропадеме.

12 Свята Олена долов бежала,
Ялилуй, гей, ялилуй,
Господи, Боже, помилуй!
Сынойка свого, сына глядала,
Сынойка свого, Бога милого,
Стретила она светле сонейко:
Бог помагай, Бог, светле сонейко.
- Боже, дай здравья, Мати Божая!
Светле сонейко, высоко ходиш,
Высоко ходиш, далеко видиш,
Ци сь не видело, ци сь не стретило,
Сынойка мого, Бога милого? -
Свята Олена долов бежала, и проч.
Ясен месячок и проч.
Свята Олена долов бежала,
Сынойка свого, сына глядала,
Сынойка свого, Бога милого,
Стретила она ясну зорничку:
Бог помагай, Бог, ясна зорничко!
- Боже, дай здравья, Божая Мати!
- Ясна зорничько, высоко ходиш,
Высоко ходиш, далеко видиш,
Ци сь не видела, ци сь не стретила,
Сынойка мого, Бога милого?
- Ей я видела, ей я стретила,
Сынойка твого, Бога милого.
Пощов же овон на монастыри,
Сами му ся врата й отворили,
Сами му дзвоны передзвонили,
Сами му свечи та взагаряли,
Свечи взгаряли, ангелы грали.
Поздри, панночько, у гору высоку,
А на той горе три деревини,
А на тим древе кресты роблено,
Кресты роблено, Христа мучено. -
Поздрела она на гору высоку,
На горе высокой три гробы лежит:
У едном гробе лежит сам Господь,
А в другим гробе лежит Сын Божий,
А в третим гробе Свята Пречиста,
Перед самым Богом ангелы граут,
Перед Сыном Божим свечи вгараут,
Пред Святов Пречистов ружа проквитат,
А з той ружи пташок вылетат.
Пташок вылетат по целым свету,
По целым свету то росповедат
Народные песни Галицкой и Угорской Руси, собранные Я.Ф. Головацким. Колядки
http://kirsoft.com.ru/skb13/KSNews_453.htm
КарпатоВедение
http://sinsam.kirsoft.com.ru/KSNews_755.htm



Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 54
Опубликовано: 06.01.2017 в 02:58
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора








1