Елена Бондаренко


Елена Бондаренко
ДЕРЕВЕНСКАЯ НОЧЬ

Деревенская ночь —
Это нечто вовсе особенное!
Стрекотанье цикад
И далёкий собачий лай.
В этой старой избе
Ощущаешь себя обособленно
От сует городских,
Где всю ночь тарахтит трамвай.
Воздух льётся в окно,
Чуть поддёрнув затейливый занавес,
На белёной стене
Суетится яблони тень.
Утомляясь душою,
Только здесь возрождаюсь заново
И не сплю до зари,
С петухами встречая день.


* * *

Морозный воздух обжигает лица,
Хрустит упруго под ногами снег,
Плетёт узоры чудо-кружевница,
Несётся с горки серебристый смех.

Как хорошо, как весело, как вольно!
Легко на сердце и в душе покой.
Искрится белоснежное раздолье,
Лишь носит ветром шарфик золотой…


ОЖИДАЯ ВЕСНУ

Кочует тепло по другим континентам
И март расплескался холодным дождём.
Весна незаслуженно ждёт комплиментов —
У юной красавицы лик измождён.

Хоть, в общем, дождь — это вовсе не плохо
От зимнего плена земля отдохнёт.
Вот только метель — белобрысая рохля,
Набухшие почки насмешливо мнёт.

Ропщу, в ожидании ясных денёчков.
Натянуты нервы, в душе непокой.
Когда же? Когда? Может, будущей ночью
Наполнюсь живительным соком — весной.


* * *

Ничего не случилось,
Не разбилась посуда.
Только сердце забилось
В ожидании чуда.
Только в душу впорхнули
Серебристые трели
И глаза распахнулись,
Звонче птицы запели.
Всё, что было знакомым
И обыденно-серым,
По каким-то законом,
Стало празднично-белым.
Я как будто проснулась
После долгого сна.
Может, это любовь?
Может — просто весна…


* * *

Я слагаю стихи,
Без кокетства — такие, как жизнь,
Я слагаю стихи,
Видно, время пришло поделиться,
Чем живу, чем дышу,
Чем стремилась всегда дорожить.
Память прожитых жизней
Строкой на бумагу ложится.
Откровенья мои
Для кого-то, быть может, сложны,
Для кого-то наивны, смешны,
Недостаточно тонки.
Но на всех угодить
Не смогла даже мудрая жизнь.
Так примите как есть,
Сердце друга и душу ребёнка.


* * *

Паутинка стекло
Оплетает,
С ветки жёлтый листок облетает.
Бьётся стужа в окно,
Точно знает —
Здесь уют и тепло
Остывают.
По наклонной бреду,
Жажду чуда.
Стынь и холод пришли
Ниоткуда.
В сердце тлеет огонь,
Догорает.
Протяни мне ладонь —
Замерзаю!


БАБЬЕ ЛЕТО

Грохнулась туча на землю промозглым дождём,
Кривляясь, куражась в свинцовых щербатых лужах.
Простуженный Август, цветным укрывшись плащом,
Забился под зонтик хрустальных паучьих кружев.
Благо, Сентябрь заглянул: — Не прогневайся, брат!
Не доглядел, тучу злобную в погреб не запер,
Лезь на чердак, отлежись. Это я виноват.
Вместо меня будешь осенью свадебный шафер.
Лето прошло, обделённое жарким лучом.
Свадеб пора. Разгулялась по улицам осень.
Солнышко греет, кружась в вышине калачом,
Юноша Август венок над невестами носит.


ЗОВ ЗЕМЛИ

Упаду и землю обниму руками,
Не жалея силы, соберу все камни.
Чернозём и глину пальцами просею,
Потом и слезами орошая землю.
Мать-Земля, прости нас, позабывших корни.
Мы в научной тине, словно в клетке чёрной.
Знаю, зла не помнишь, согревая в стужу.
Проникая в поры, — очищаешь душу.

“Полюшко-поле, раскинься широко, одари богато.
Иду я к вам налегке, соберу побольше травушки,
Одарю ею тех, кто добр и понятлив.
Иду я в зелёные луга, в дальние места,
По утренним и вечерним зорям.
Умываюсь медовою росою,
Утираюсь солнцем,
Прикрываюсь облаками,
Опоясываюсь чистым воздухом.” *

Заночую в роще, под сосной нарядной,
Поцелую стебель смоляной и пряный,
Тоненький росточек, как дитя, взлелею,
Из листочков клейких вылью росы в землю.
Пусть растут и зреют, наливаясь соком,
И пшеничный колос, и трава осока…
Коль потребность будет, на колени встану.
Просыпайтесь, люди! Распахните ставни!



КАПРИЗЫ ДОЖДЯ

Колючий серый дождь хлестал кнутом,
И ветер завывал, стонал и плакал.
И, грохнув костылём, ударил гром,
И на дворе был май. И ворон каркал.

Прозрачный силуэт размыт дождём.
И на душе мороз. И в мыслях студень.
Надорванный портрет, где мы вдвоём,
А на столе свеча. И ужин скуден…

Разлучник хмурый дождь забылся сном.
Рассвет согрел лучом. И выпил лужи.
И снова вместе мы, а грусть в былом.
Я так тебе нужна! И ты мне нужен!


СОЛНЦЕ

Поснимаю решётки с окон,
Оборву все шторы и тюли!
Чтобы солнце с неба высокого
Зазвучало в душе ноктюрном!
Чтоб, наполнив меня собою,
Наделило волшебным даром:
Исцелять равнодушных любовью,
Счастьем знать, что живу недаром.


ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ КАЗАНОВА
басня

Поймали жертву злые ведьмы,
Приволокли на шабаш в лес:
«Съедим тебя, уж будь уверен,
Ты по уши, приятель, влез!»

Пылал костёр, дрова трещали,
Взлетали искры до луны.
Колдуньи бешено плясали,
Мечтой о трапезе полны.

Эх, кабы знали ведьмы-дуры,
Как разговорчив их шашлык,
И как хитра его натура,
То с корнем вырвали б язык!

Мужчина хилый, право слово —
Не Аполлон и не урод,
Но слыл он местным Казанова,
Хоть был слепым, как старый крот.

Икал от страха, заикался:
Он видел всяких. Но таких!!!
Тяжёлый случай оказался…
А может, просто снять очки?

И сразу всё переменилось,
Расплылись жуткие черты.
Ах, слепота, как божья милость,
Всё обернула шуткой ты.

Мужчинка вмиг преобразился:
«Не так уж дамочки страшны.»
Расправил грудь, в плечах налился
И затянул свои псалмы:

— Очаровательные феи!
Вы девы ангельской красы.
Мечтаю стать певцом! Орфеем!
Чтоб вас воспеть на все басы.

Сударыни! Нет! Нет! Не спорьте!
Вы просто дивно хороши.
Прежде, чем съесть меня, позвольте
Хвалу воздать вам от души.

Вот Вы — красавица! Мадонна!
Достоин кисти чудный лик!
Да Винчи был бы околдован,
Как жаль, что я не так велик!

А Вы изящней дикой кошки,
Так грациозны и легки,
Как тонок стан, какие ножки!
Ах, умираю от тоски!

А это кто в жемчужном платье,
Словно невеста без фаты?
Готов Вам ручки целовать я
И каждый день дарить цветы!

Вы — Идеал! И я немею.
Вы воплощение мечты.
Похожи чем-то на Медею.
Я пленник Вашей красоты!

Не знаю, что со мной творится —
Я сам себе не господин.
На каждой я готов жениться,
Но много вас, а я один…

Земля-старушка задрожала:
«Кого он выберет из них?»
Вдруг та, что «в белом», завизжала:
«Он мой избранник! Мой жених!»

А та, что так с Медеей схожа:
«Ты в зеркало-то погляди!
Я лет на двести помоложе.
Он мой! Убью! Не подходи!»

Кровавая была делёжка,
Оспаривая шёлк фаты,
Ряды редели понемножку —
Остались космы да хвосты…

Ну, а мужик, очки нащупал,
Губу печально закусил:
«Ну, над ж! Просто бес попутал!
Где это я? Такси, такси!»

Да, любят женщины ушами
(Лишь единицы чтут «немых»),
И расстаются с головами…
Мораль понятна? Кончен стих.

________________________
* Молитва Анны Осиповны Приходько (баба Аня-травница, 93 года) г. Керчь (газета “Керченский рабочий” от 6. 03. 2003 г.)



Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 49
Опубликовано: 05.01.2017 в 23:45
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора








1