Константин Артёмин


Константин Артёмин
* * *

Когда далёких звёзд холодный свет
Пронзит моё сознанье,
Увижу я поток бегущих лет —
Поток существованья.
И миллиарды образов, представ
Передо мной мгновенно,
Расскажут мне, что Бог извечно прав,
Что правда совершенна,
Что страшная борьба добра и зла —
Игра воображенья,
И воедино слиты все дела
Энергией творенья.

Мир — зеркало, в которое смотрясь,
Мудрец устало ищет
Между собой и отраженьем связь,
Как сирота — жилище.

Мир — книга. Между строк её читать
Умеют только Боги…
О, правящая жизнью Благодать!
Сожги мои тревоги!


* * *

Посвящённый в тайны Мирозданья,
Я стремлюсь идти прямым путём,
Подавляя грешные желанья
В сердце пламенном своём.

Каждый день парю я над землёю
И, истерзанный самим собой,
Разбиваю скалы головою,
Переполненный тоской.

Я живу безумной верой в счастье
И из кубка красоты
Пью вино, придуманное страстью
Огнедышащей мечты.

Ем плоды от Дерева Свободы
И целую прах земной.
Я — многоречивый сын природы,
Ненавидящий покой.

В сердце у поэта — только пламя.
В этом пламени сгорает он,
В небеса вздымая Божье знамя
Всех народов и времён.

Ценит он лишь яркие мгновенья
И поэтому уверен в том,
Что Господь его стихотворенья
Озарил Своим Лицом.


* * *
Светлой памяти Свами Рамакришны

«Жизнь прекрасна!» — я сказал звезде,
Появившейся в бездонном небе.
По прозрачной голубой воде
Грациозно плавал чёрный лебедь.

В воздухе дрожала тишина.
Сердце, слушая её, стучало.
Стопы ног ласкавшая, волна
Радостью меня переполняла.

Ветер гладил волосы мои
Сморщенной от старости рукою.
В первый раз я понял суть любви,
Ощутив величие покоя.

Словно мир увидев в первый раз,
Я почувствовал в груди волненье,
И, как мудрый йог, вошёл в экстаз,
Осознав, что вечно лишь мгновенье.


* * *

Там, где мысли теряют свои очертанья,
Там, где чувства теряют свою красоту —
Мы увидели мир векового молчанья,
Мы узрели манившую нас пустоту.

Неужели мы Здесь остаёмся навечно?
Неужели Сейчас нет дороги назад?
Как ужасно и холодно! Мрачное Нечто
В наши души вонзает безжизненный взгляд.

В этом взгляде бездонном в единое слиты
Зло, добро, свет и тьма, ложь и правда. Стремясь
От испуга спастись, мы, в тоске ядовитой,
С грешным миром теряем последнюю связь.

В глубину погружаясь, мы ведаем явно,
Что она навсегда растворяется в нас.
И, забыв о себе, забываем о главном,
Дабы свет наших душ безнадежно погас.


* * *

Не верьте, дети, в миражи,
И сладким снам не верьте.
Вас не спасут от скверной лжи
Ни ангелы, ни черти.

Они — такие же, как вы,
Рабы своих мечтаний.
И лишь в одном они правы —
В ничтожности исканий.

Не ждите от своих друзей
Взаимопониманья.
Эгоистичен мир людей,
Рождённых для страданья.

И не желайте правды. Нет
Её на белом свете.
Всё — ложь и суета сует.
Поймите это, дети.

И, созерцая лики тьмы,
Скажите так, ребята:
«Реальность — это то, что мы
Придумали когда-то».


* * *

Описать бесценный миг
Может лишь Создатель мига.
Лучше всех на свете книг
Ненаписанная книга.

Неспроста сказал пророк
То, что знали все пророки:
Лучше всех на свете строк —
Ненаписанные строки.

Всем известно: мир не нов.
Но одно в нём вечно ново:
Лучше всех на свете слов —
Непридуманное Слово.

Лишь Оно, рождая свет,
Говорит устами света:
Знай, что лучше всех планет
Нереальная планета.

Я нашёл на ней приют,
В мире не найдя приюта…
Мне милее всех минут
Уходящая минута.

Я — крылатый водолей,
Сын Эпохи Водолея —
Знаю: лучше всех идей
Нерождённая идея.


* * *

Лишь завершив свои дела,
О, блудный сын мой,
Ты услышишь,
Что Истина гораздо выше
Добра и зла —
и вдруг поймёшь,
Что блуд — не грех,
А трудный поиск
Сокровищ страждущей души.
И обретёшь
Межзвёздный пояс,
и ложь
распнёшь
Гвоздями новой лжи.
И будет мучиться она.
Потом умрёт.
Потом воскреснет
и станет
Светозарной песней
Сверхчеловеческого сна.


* * *

Изувеченной птицей
Буду биться о плоскость стекла.
И кровавым крылом
Рисовать непонятные знаки,
И тревожно молиться
Седому Создателю зла,
Растворяясь (как капля воды — в океане)
В сияющем мраке.

Но жестокий хозяин
Не пустит меня в свой дом.
Он с холодной улыбкой
Будет смотреть мои муки,
А когда я умру,
Смех (такой же безумный, как гром)
Разобьёт своей мощью стекло,
Распадаясь на тонкие звуки.


* * *

Он ушёл в нирвану.
Я остался на земле,
Чтобы постоянно
Быть звездой в кромешной мгле.

Но, ища обитель,
Я кричу ему порой:
«Внемли мне, Учитель!
Забери меня с собой!»

И всегда МОЛЧАНЬЕ
Неба СЛЫШУ я в ответ.
О, мои страданья!
Расскажите: где вас нет?

Видимо, напрасно
Я остался на земле…
Впрочем, как прекрасно
Быть звездой в кромешной мгле!


* * *

1

Люблю людей, влюблённых в цель свою —
Талантливых поклонников идеи.
Но больше всех талантов я ценю
Готовность жертвовать душой своею.

2

Я знаю: смерти мне не избежать.
Но если, Боже, стану я звездою,
То помоги мне в темноте сверкать
Над грустной, словно Истина, Землёю.



Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 51
Опубликовано: 05.01.2017 в 19:59
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора








1