Венетико-4. Везет дуракам и пьяницам



В Корее раньше я не бывал, ни в Северной, ни в Южной. Порт Инчхон, бывшее название Чемульпо, куда мы привезли бразильский сахар, находится рядом со столицей Южной Кореи, Сеулом. Но и сам по себе, он не мал, два с половиной миллиона жителей!

Нам, однако, он не показался большим, видели мы там мало. Если я узнаЮ теперь, что кто-то из моих друзей заходил в порт Инчхон, спрашиваю:
- А в «Золотом Петушке» был?
- Конечно, был! – отвечает практически каждый.

А ведь «Золотой петушок» - всего –навсего скромный ресторанчик русской кухни, расположенный под крышей продовольственного рынка. Ничего удивительного, что мы там оказались, не было. Стояла зима, а мы одеты были по-осеннему. Поэтому, выйдя в город, мы перемещались быстро и резко, от одного теплого универсама до другого.
В универсамах было тепло и приятно. Там были установлены международные телефоны, там угощали горячим кофе и всякими корейскими закусками. Сейчас и у нас, бывает, в рекламных целях, наливают десять капель кофе, там же можно было отведать разные сорта перед тем, как купить. Как на наших рынках.

Но покупать в Южной Корее мы ничего не собирались. Мы вышли в город просто развеяться после длинного перехода из бразильского порта на Амазонке через Панамский канал.

Судно наше компания решила продать, и все мы буквально на следующий день прощались с пароходом. На рынке мы с электромехаником оказались потому только, что он оказался на нашем пути и там было не так холодно, он был крытый. Неожиданно мы увидели небольшой ресторан с русским названием «Золотой петушок». Зашли, конечно. Нас по-русски приветствовала официантка , усадила за тяжелый дубовый стол и подала меню на русском языке.

За соседним столиком уже сидели наши люди: второй механик с каким-то русским парнем, как оказалось, со своим однокашником –дальневосточником.
Больше половины небольшого зала была пуста. Официантка поинтересовалась, готовы ли мы к заказу. Мы кивнули.
- Как пельмени у вас, вкусные?
- Будете довольны. Закуски будете заказывать?
- Пожалуй. Пол-литра хорошей водки, рыбное ассорти. Одну порцию для начала. И две бутылки пива. Похолоднее.
- Ну, вот, Олег. Сегодня посидим по-человечески, а завтра уже будем ужинать в гостинице. Вылет – послезавтра рано утром.
- Иваныч, а как мы летим? Детали полета пришли?
- Пришли. Рейс на Амстердам, всю ночь в аэропорту придется сидеть. В десять сорок утра вылет на Борисполь.

Неожиданно из больших динамиков полилась музыка. Наша, причём, музыка, отечественная. Под такую музыку и пить приятно. Тем более, что разговаривать мне не хотелось. Все мои украинские инженеры осточертели мне до ужаса. Механики были очень молоды и самонадеянны. Электромеханик был ближе всех мне по возрасту, и футбол мы с ним любили оба, и приехали на судно в Италию вместе, но и с ним друзьями мы не стали. Олег слишком любил выпить, и если была такая возможность, остановиться не мог.

Впрочем, в «Петушке» мы посидели хорошо. И закуска, и еда были вкусными, персонал забавно, довольно чисто говорил по-русски, настроение улучшалось с каждой рюмкой. Мы проработали с Олегом на судне шесть месяцев семимесячного контракта. Формально, судовладелец не должен был нам ничего, кроме зарплаты. Но в последний день мы узнали об акте доброй воли владельца: всем членам экипажа выплатили по месячной базовой ставке, независимо от времени, проведенного на судне.

Дела новому старшему механику я практически сдал. Старый грек был на борту уже три месяца, знакомился с судном, начиная с Голландии. Новый капитан, киевлянин появился на судне тоже довольно давно – в Панамском канале. Поэтому нам оставалось только пожелать им удачи, вынести чемоданы на причал и окинуть «Венетико» прощальным взглядом: «Прощай, друг! Мы неплохо потрудились с тобой. Нам пора домой. Нас ждут».

Одна ночь в корейском отеле и перелет до Амстердама ни чем особенным не запомнились, а вот в Амстердаме начались приключения. Нет, в город никто из нас не поехал, да и в отель ночевать – тоже. Нас было шестеро, и мы заняли уединенный ряд кресел в терминале аэропорта, сложили всю ручную кладь вместе, и по очереди её караулили. Свободные от караула возле вещей начали обходы терминала с его многочисленными магазинами, барами, ресторанами, комнатами отдыха.

Все, кроме электромеханика оставили в общей куче всё, за исключением паспортов и бумажников, по крайней мере, я эти вещи держал в карманах.
Электромеханик же, несмотря на наши советы, таскал сумку в руках. Там у него был полный комплект морских документов ( а их около десятка), удостоверение моряка, заграничный паспорт и зарплата за полгода за вычетом денежных переводов матери. Олег был в разводе. Он не доверял своих ценностей нашим «вахтенным» и с портфелем не расставался. Портфель этот представлял собой стандартную сумку для компьютера, только ноутбука внутри не было.

Сидеть, конечно, было неудобно. Лучше, чем в самолёте, но всё равно не комфортно. А ожидать вылета предстояло более полусуток. Сидели, дремали, читали, разговаривать было лень. Ждали утра. Около полуночи ко мне подошел электромеханик и сказал, что он потерял свою сумку. Сон мгновенно улетучился.
- Как потерял? Где? – Глупее вопроса не придумаешь. Ясно, что здесь, в терминале. А если бы знал он точное место, не будил бы меня. Был Олег выпивший, конечно, но не пьяный.
- Ну, пойдем искать. - Терминал, конечно, громадный, пассажиры занимают два этажа, зал вылета на одном, зал прилёта на другом. Но в полночь наши шансы обнаружить сумку были достаточно велики. Аэропорт был пуст. Работали лишь несколько баров и туалетные комнаты. Мы пошли спокойными кругами, осознавая, что время у нас есть, а искать надо тщательно.

В туалетах проверяли все кабинки. В барах – смотрели под столиками и расспрашивали барменов. Наконец, нам повезло. В неработающем уже баре хозяин вытащил сумку из-под стойки. Олег тут же заказал сто грамм. Бармен в ответ налил ему кофе и посоветовал отдохнуть.

Мы пошли к нашим ребятам, сели с ними рядом и как-то худо-бедно задремали. Но сидя долго не поспишь. Часов в пять, наверное, я окончательно проснулся и стал разминать уставшие органы. Проснулся и Олег и пошел умываться.
- Олег, оставь сумку!
- Не могу, там все мои документы. Я из рук её не буду выпускать.
За час до объявления посадки он таки выпустил её из рук и позабыл место, где выпустил. И если ночью аэропорт был пуст, то в девять утра в нем были не сотни, а тысячи людей. И у каждого второго в руках или на плече точно такая же тёмно-серая сумка. Ну что тут скажешь? Я просто посоветовал ему обратиться к аэропортовской службе безопасности.

Через десять минут нас попросили удостоверить личность электромеханика. Потом они отошли от нас и стали обходить терминал по кругу, разыскивая бесхозную сумку. Объявили посадку на рейс до Киева. Мы разобрали нашу ручную кладь, прошли в накопитель, и затем в самолёт. Олега не было. Да и как он мог быть? Но как обычно, самолет не трогается с места мгновенно. Идёт раскладка багажа по отсекам, пристёгивание ремней, инструктаж по поведению пассажиров в случае вынужденной посадки.

Окончился инструктаж, самолет уже запустил двигатели, когда в проходе появился наш электромеханик. Как сумела служба безопасности разыскать его сумку в огромном терминале, не знаю. Но факт остается фактом – сумела. Везет же дуракам и пьяницам!

По прилету в Киев мы получили свои вещи и стали искать варианты поездки в Одессу. Была зима, дороги занесены снегом. Олег переговорил с таксистом и подошел ко мне.
- Иванович, пойдём, я договорился насчет такси.
- Нет, Олег. Извини. Я с тобой больше никуда не поеду.



Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 04.01.2017 в 21:37
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора










1