Роман "Подари мне веру" Глава 53 ,54


Глава 53

Жизнь шла своим чередом, Аннушка росла красивой и умной девочкой, очень хорошо училась. Особые успехи у неё были в английском, она от мамы получила очень хорошие знания и большую практику. Лена с самого детства читала им с Сашей книжки на английском языке. Давала задания переводить огромное количество сначала детских книжек, потом статей из газет и просила разговаривать между собой на английском. Наталья Григорьевна слушая их смеялась:

- Ну, прямо, иностранцы, ни дать не взять!

Бежали год за годом, уже и Саша вырос, и пошёл в школу, и Аннушка училась в старших классах. Лена воспитала хороших, добрых детей. У них была очень дружная семья! Наталья Григорьевна уже давно, стала им самым родным и близким человеком. Они всегда были вместе, житейские радости и горести делили поровну. Аню и Сашу баба Наташа любила, как своих родных внуков.

Часто глядя на них, она тайком вытирала слёзы, вспоминая своего сына и его детей, которых она даже не видела!

Её сын со снохой всего год прожили здесь, вместе с ней в этом доме. Для них и строилась эта комната, в которой уже много лет живёт Лена с детьми. Снохе не понравилось жить, как она говорила «в этой дыре» и увезла она её единственного сына в Москву.
Первое время он писал матери, присылал открытки на праздники. Из писем она узнала, что у неё родился внук Ванечка, а позже и внучка Машенька. Сын присылал в письмах фотографии детей, и всё время обещал приехать, привезти их в гости. Но шли годы, писать он стал реже, а потом в один момент и совсем перестал. Раньше хоть изредка приходили на Новый год или на день рождение открытки, из которых она узнавала, что они живы и здоровы. А потом разом всё оборвалось и уже много лет, Наталья Григорьевна ничего о них не знала. Так и жила она, долгие годы с болью в сердце не зная, где её сын и что с ним произошло?!

Когда Аннушка выросла, через социальную сеть нашла внука Натальи Григорьевны - Ванечку. Списалась с ним, всё ему рассказала про неё, а он ей про свою семью. Оказывается, что они с сестрой Машей даже не знали, что у них жива бабушка и вообще, что есть бабушка! И, что живёт она одна, грустит и печалится, потому что никогда их не видела.

Долго Аннушка, ничего не говорила Наталье Григорьевне, о своей переписке. Всё не знала, как преподнести ей это, потому что новости были нерадостные. Оказывается, что в то время, когда к ней перестали приходить письма, и прервалась всякая связь, с её сыном произошла беда!

Они с женой ходили в аэроклуб, прыгали с парашюта. Один из прыжков для него оказался неудачным. Он сломал позвоночник и получил черепно-мозговую травму. В результате его парализовало и по сей день он не может ни шевелиться, ни говорить. Его положили в больницу, сказали, что он безнадёжен. Жена сразу же с ним развилась и уехала в другой город с детьми. Дети тогда были ещё маленькими и не поняли, куда исчез папа и почему не поехал с ними. Просто-напросто, она его бросила! Продала квартиру и вычеркнула его не только из своей жизни, но и из жизни детей. Сейчас она замужем и у детей новый папа и новая фамилия.
Ваня, когда вырос и всё узнал, поругался с мамой, собрал свои вещи и уехал. Уехал в город, где родился. Там, нашёл отца в специальном заведении для бездомных больных и забрал его.

У Вани к тому времени уже был приличный доход, свой бизнес. Он был хорошим программистом и составлял программы для разных фирм. Купив маленькую квартиру, он забрал отца к себе. Нанял сиделку, а иногда и сам ухаживал за ним, делал упражнения, массаж, кормил с ложечки. А сейчас возникла проблема, невеста Вани не соглашается жить с отцом в одной квартире, а тем более ухаживать за ним. И перед Ваней встал выбор, либо жить одному с отцом, либо жениться?!

Когда Аннушка из последней переписки узнала об этом, всё-таки решилась рассказать всё Наталье Григорьевне. Они с мамой готовились к этому очень серьёзно. Боялись, что Наталье Григорьевне будет плохо, даже на помощь позвали Лиду и Ольгу Владимировну. Но на удивление всех, она сидела совершенно спокойная, а когда Аннушка закончила свой рассказ, молча встала и подошла к шкафу. Ольга Владимировна обеспокоенно спросила:

- Наташ, ты куда? Что задумала?

- Как, куда? Еду за сыном, за Витей!

Её собирали все вместе! Когда она уехала, Лена с Лидой сделали ремонт в маленькой комнате за печкой на половине Натальи Григорьевны. В этой комнате уже давно жила Аннушка, но сейчас, когда домой возвращается сын Натальи Григорьевны, она перебралась назад к маме с братом. Совместными усилиями готовили всё для удобной жизни больного.

Натальи Григорьевны не было почти месяц. Оформив документы и решив вопрос с транспортировкой, она вернулась. Уставшая, измученная, но счастливая! Сына привезли с поезда на скорой помощи. Когда его несли в дом на носилках, Наталья Григорьевна шла рядом и держала его за руку, у него по щекам текли слёзы.

Для них, для всех началась другая жизнь. В доме появился больной, требующий постоянной заботы и внимания. Все, чем только могли, старались помочь Наталье Григорьевне, ухаживая за ним. Мама кормила сына с ложечки и постоянно с ним разговаривала. Казалось, что за все годы молчания она не может с ним наговориться. Лена, чередуясь с доктором, ставила уколы и делала массаж. А дети читали книжки или просто разговаривали с ним. Он редко оставался один, без внимания!

Каждый день к ним заходила доктор Инна Васильевна, бывшая одноклассница Виктора. Когда-то, очень давно, они любили друг друга. После окончания школы, она проводила его в армию и ждала. Но он сначала перестал писать, а потом, когда подошло время, вернулся не один, а с женой. Тогда Инна уехала из родного города, не смогла жить рядом и каждый день видеть счастье своего любимого. Вернулась только через десять лет, доктором и с маленьким сыном Витей. С тех пор и жила по соседству с Натальей Григорьевной в доме у своей матери.

Инна Васильевна предупредила Наталью Григорьевну, что процесс восстановления Виктора будет очень трудным и долгим, но несмотря ни на что, надежда есть. Главное не отчаиваться! И они не отчаивались, а делали всё для того чтобы он встал на ноги! Всего через несколько месяцев они увидели результат своих трудов, потому что Виктор начал поворачивать голову в разные стороны и улыбаться.
Радуясь не меньше, чем мама, Инна Васильевна, сказала, что его нервы успокоились, отпустили и сейчас он начнёт возвращаться к жизни. И что обязательно наступит тот счастливый день, когда он заговорит и встанет на ноги! Все верили, ждали и делали для этого всё необходимое.

Так и жили они большой, дружной семьёй, во всём помогая друг другу. Наблюдая за Натальей Григорьевной, Лена видела, как с возвращением сына она изменилась. Будто помолодела?! Куда бы она ни шла, чтобы не делала, на её лице теперь всегда была счастливая улыбка. Сердце и душа у неё стали ещё светлее и теплее, очистились от обид и переживаний о сыне. Она верила, что он обязательно выздоровеет, и они уже никогда не расстанутся. У неё появился смысл жизни!

Глава 54

В один из вечеров, Лена с Аннушкой подскочили от сильного стука в стену. Бегом, кинувшись на половину Натальи Григорьевны. В страхе, что что-то случилось, влетели к ней.

Она сидела на стуле перед телевизором и, показывая на него рукой, как рыба хватала воздух не в силах произнести хоть слово. Долго они пытались её успокоить и привести в чувства, но ничего не получалась. Только когда Виктор, медленно не сказал, а почти пропел:

- М-а-м-а!

Она, повернувшись к нему, перестала трястись и также нараспев, спросила:

- Ч-то ты ска-зал?!

Это было первое слово, которое произнёс её сын! Он шёл на поправку, и это было заметно всем.

Только после того, как она от радости расцеловала сына, смогла говорить нормально. Продолжая показывать рукой на телевизор, Наталья Григорьевна сказала:

- В передаче «Жди меня» сейчас рассказали историю одной девушки, которая ищет своих родителей. Она очень схожа с историей Ольги.

Лена постояла, задумавшись, в растерянности посмотрела на Виктора и когда увидела, что он кивает, подтверждая слова матери, поняла их и с волнением переспросила:

- С какой историей?

- С историей потерянной дочери Ольги! Кстати, а она где сейчас?

- В школе, у неё факультатив до шести.

- Ну и, слава Богу! Представляю, что с ней было бы сейчас, если бы она это увидела?!

- Наталья Григорьевна, а что там сказали?

- Девушка написала письмо о том, что ищет своих родных родителей. Она живёт в Молдавии и уже много лет ищет их и не может найти, поэтому решила обратиться в передачу с просьбой помочь ей. Её воспитывали приёмные родители и всю жизнь сначала они, потом, когда выросла она, искали её настоящих родителей.

- И почему вы решили, что это она?

- Она сказала, что в возрасте трёх лет её приёмные родители выкупили у цыган за корову.

- За корову?

- Да! Так вот, слушайте дальше! Цыгане сказали, что нашли девочку на обочине дороги рядом со сбитой машиной матерью.

- Но Ольга Владимировна не была сбита?!

- Это не важно! Главное то, что на ней был шифоновый, полосатый шарфик! Цыгане сказали, что она им была привязана к руке матери!

Лена в растерянности произнесла:

- Неужели это она?!

- Фотографию шарфика показали! Если Ольга его узнает?!

- Тогда большой процент вероятности, что это она!

- Лена, какой процент, это точно она!

- И что мы теперь будем делать, ей обязательно нужно всё рассказать?!

Аннушка не перебивая, молча слушала. Посмотрела на плачущую бабу Наташу и сказала:

- Мы в компьютере найдём сегодняшний выпуск передачи и покажем ей.

Лена сумев осмыслить всё, произнесла:

- Ой, мне даже страшно! Не представляю, что будет с ней и с бабушкой?!

Всхлипывая и вытирая слёзы, Наталья Григорьевна сказала:

- А ты Леночка сходи за Лидой и бабкой Марией, пусть они часам к семи подходят к ним, и мы придём.

И обратившись к Анне, спросила:

- Аннушка, а у них-то можно будет компьютер посмотреть, или всех к нам лучше позвать?

- Можно, конечно!

- Значит так и порешим!

Она замолчала, услышав, что Виктор что-то мычит. Подошла к нему поближе и, наклонившись, услышала:

- И-н-н-а.

Посмотрев на Лену, не понимая его, со страхом спросила:

- Сынок тебе плохо? Инну позвать?

Виктор в ответ замотал голов. Лена поняв его, сказала:

- Наталья Григорьевна он предлагает нам с собой взять Инну!

Виктор покивал и улыбнулся. Наталья Григорьевна выпрямившись, сказала:

- А и то, правда, сынок! Вдруг кому плохо будет, ведь новость-то какая! Не только от горя теряют сознание, но и счастья сердце может не выдержать.

И не договорив, опять заплакала. Лена обняла её и ласково сказала:

- Не плачьте, Наталья Григорьевна! Если это она - дочка Ольги Владимировны, то мы поможем им всем, чем только можно. Только подумайте, а вдруг и правда, это она?! Столько лет ожиданий, горя закончатся. Она увидит свою дочь, сможет обнять её, а самое главное, она успокоится, что девочка жива! Ведь наверняка она мысленно не раз думала о том, что выжила ли она?! Какое же это счастье!

Наталья Григорьевна уткнувшись в её плечо, заплакала ещё сильнее.

К семи часам, без предупреждения, у дома Ольги Владимировны, собралось гостей, человек десять. Многие в деревне видели передачу, и пришли в их дом с той же новостью.

Встретившись у ворот с соседками, Наталья Григорьевна, строго сказала:

- До сроку молчите, ничего не говорите. Пусть Лена с Инной сами, попробуют её подготовить, а потом посмотрим ещё раз передачу, и все вместе будем думать, что делать.

Спорить и возражать, конечно, никто не стал, женщины понимали, насколько эта тема болезненна для хозяек дома. Так безмолвно, друг за другом и вошли в дом.

Хозяйки молча смотрели на постепенно входящих в дом женщин и молчали в ожидании. Страх сковал обоих. Лена подошла к Ольге Владимировне и, опустившись рядом, взяла за руку. Посмотрела на бабушку, державшуюся намного крепче, чем дочь и сказала:
- Ольга Владимировна, вы были в школе и телевизор наверняка не смотрели?

Она сделала паузу, но Ольга Владимировна была не в состоянии даже пошевелиться ни то, что ответить. Она не моргающими глазами смотрела на Лену в таком напряжении, что побелели губы и глаза налились кровью.

Говорить нужно, но видя, в каком она состоянии, Лена сначала взглянула на Инну, а потом осторожно сказала:

- Ольга Владимировна, давайте посмотрим сегодняшнюю передачу «Жди меня», а потом спокойно обсудим всё что услышим.

Пока Лена говорила, Аннушка поставила ноутбук на стол и включила его. Бабушка подошла к столу и, сев перед компьютером, сказала:

- Олюшка, давай подходи, милая. Нужно посмотреть. Давай дочка, возьми себя в руки, ты же у меня сильная и ко всему уже готовая в
жизни. Раз говорят, значит это важно!

Ольга Владимировна с трудом поднялась. Придерживаясь за кромку стола, подошла и тяжело опустилась на стул рядом с матерью. Аня включила компьютер. Молча, казалось, не дыша, Ольга Владимировна с бабушкой смотрели на экран, а все остальные на них. Более напряжённого просмотра этой передачи не испытывал никогда ни один из присутствующих!

Тишину нарушил вскрик Ольги Владимировны, она не могла сдержаться, когда увидела фотографию шарфика. Охрипшим голосом почти прорычала:

- Это мой шарфик!

Передачу Аня остановила, потому что в ней начали рассказывать уже другую историю чьей-то большой семьи потерявшей своих родственников ещё после революции.

Бабушка, вытерла глаза уголком платка и, взглянув на дочь, радостно сказала:

- Успокойся Оленька! Нашлась наша девочка, нашлась наша Машенька. Слава Богу, дождалась я этого!

Лена осторожно спросила:

- Вы уверенны, что это она?

Ольга Владимировна сквозь слёзы, но уже не так надрывно сказала:

- Да, это она! Я шарфик узнала. Сходи, пожалуйста, там, в комнате на полке лежит фотоальбом, принеси его.

Вместо мамы в комнату быстро сходила Аннушка и, принеся альбом, положила его на стол. Ольга Владимировна полистала его и ткнула пальцем в фотографию, на которой изображена она, молодая, в светлом платье с лёгким шифоновым шарфиком на шее. Надрывно вздохнув, сказала:

- Вот этот шарфик!

Лена внимательно посмотрела и, видя, как затаив дыхание все ждут её слов, сказала:

- Да это он!

Ольга Владимировна посмотрев на маму, растерянно спросила:

- Я только понять не могу, почему она Бекреева?

Бабушка издалека глядя в окно, на красиво освещённую вечерними лучами солнца церковь, сказала:

- Вот и я об этом думаю?! Почему она Бекреева и почему Ульяна?! Оль ты ж говорила, что при ней не было никаких документов?

- Не было, они остались в сумочке, которую я потом нашла в кустах. Там были все наши документы, только не было кошелька. Да и причём тут документы?!

Лида подошла к столу и сказала:

- Что гадать, мы сейчас на передачу напишем письмо и всё узнаем. Давай Аня садись за компьютер и пиши, что мы признали её и фотография тому доказательство. Они сказали, что зачитали небольшой отрывок из её письма. Спроси, может быть, там есть ответ на наши вопросы?!

Аня начала писать письмо, а женщины немного зашевелились и начали разговаривать, строя разные предположения. Наталья Григорьевна согрела чайник и накрыла на стол. Похлопотав вместо хозяек, похозяйничала на их кухне. Отправив письмо по электронной почте, пили чай и пытались успокоиться. Но все уговоры и увещевания были напрасны! Ольга Владимировна продолжала безутешно плакать. Только после того, как Инна поставила ей успокоительный укол, она немного, ни успокоилась, а просто утихли.
На удивление присутствующих, примерно через час пришёл ответ. Им выслали полный текст письма.

С замиранием сердца все внимательно слушали. Аня, опустив уже прочитанный в передаче отрывок письма, читала дальше:

- «Мой приёмный отец Бекреев Фёдор Васильевич, 1930 года рождения, родом из небольшого городка под красивым названием Золотоозёрск».

Прочитав, Аннушка удивлённо вскинула глаза, обвела всех взглядом и, увидев, что все поражённо застыли в ожидании, продолжила читать:

- «Возможно, кто-нибудь услышит, и откликнется на это письмо, он будет очень рад.

В их родном городе не осталось ни одного из родственников. Они пытались искать, делали разные запросы, но всё напрасно!
Его предки до революции владели там кирпичным заводом. Прадед Фёдора Васильевича – Бекреев Григорий Петрович успел вывезти свою семью и осиротевших детей брата Фёдора из города, после революции. Они уехали тайно, после того, как его отца Петра Ильича Бекреева и брата Фёдора Петровича, зверски убили на кирпичном заводе. С помощью родственницы им удалось бежать!

Они все вместе переселились сначала в Красноярк, оттуда переехали в Барнаул и уже позже, перебрались на постоянное место жительства, где и осели полностью, это в Молдавии. Там в небольшом городке, был кирпичный завод, поэтому они и переехали туда.
В Барнауле остался только Фёдор Васильевич. Его тёща была сильно больна, и они не могли её оставить. Много лет они ухаживали за ней и, когда она умерла, решили перебраться к родственникам. Уезжая, продали дом и всё остальное. Не успели продать только корову, вот и предложили её местным цыганам в обмен на меня. Отец сказал, что я как две капли воды была похожа на его дочь в детстве.
Уже потом, когда мы жили в Молдавии, дедушка Вася, говорил, что и я, и моя сводная сестра, были сильно похожи на его тётю Ефимию. О судьбе, которой, они знали только то, что она ушла в монастырь. Но ни о ней, ни обо всех остальных родственниках мы никогда ничего не знали.

Меня, приёмный отец выкупил у цыган в городе Барнауле. Но не один из запросов туда, ни дал никаких результатов. Поэтому я и решила обратиться к вам на передачу, потому что мы всей моей новой семьёй думаем о том, что меня украли цыгане и возможно мои родные родители ищут меня всю жизнь?!»

Аня закончила читать и с удивлением опять обвела всех взглядом. Молчали, не в силах произнести хоть слова и переглядываясь друг с другом, все присутствующие. Ольга Владимировна даже успокоилась и перестала плакать. Бабушка, покивала головой и сказала:

- «Воистину пути Господни неисповедимы»!

Наталья Григорьев произнесла:

- Это что получается?

Бабушка ответила:

- А то и получается, что это семья Петра Ильича Бекреева нашлась. А этот Василий ни кто иной, как внук Петра, стало быть, мой сродный брат.

Лена обрадованно сказала:

- Ольга Владимировна вашу дочь растил и воспитывал ваш родной дядя! Она ему племянница!

Наталья Григорьевна, перекрестившись, восхищённо сказал:

- Господи! Бывает же такое!

Бабушка Мария, пододвинувшись поближе к Акулине, сказала:

- Ну, вот сестра и нашла ты всю свою семью, теперь отпиши им, пусть приедут пока мы с тобой ещё при силах, все вместе сходим на могилки и в церкви закажем панихиду. Для них «там» тоже праздник, раз все детки нашлись. Как подумаю, что какой молодец этот Василий, корову не пожалел, отдал за девочку!

Лида, ещё и ещё раз заглядывая в письмо на компьютер, сказала:

- Ей можно сказать повезло! Они уезжали далеко и предпочли корову не отдавать кому-то, а поменять. Ведь что-то его подтолкнуло на этот обмен?!

Бабушка Акулина, ответила:

- Как что? Она ж написала, что похожа на Ефимию! А это моя родная тётка, сестра моего отца Егора. И имечко ей, дали – Ульяна. Стало быть, мы с ней обе Ульяны. Вот как всё в жизни повторяется, что бабка, что внучка жизнь прожили и с чужими именами!
Она замолчала, печально повернув голову к окну, тихо шепча:

- Спасибо тебе Господи!



Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 55
Опубликовано: 04.01.2017 в 11:21
© Copyright: Светлана Соловьёва2
Просмотреть профиль автора








1