Чем западная экономическая стабильность отличается от российской?


Вы обращали внимание, что очень многие западные фирмы названы в честь своих основателей? То, что мы воспринимаем как признанный международный бренд, чаще всего является фамилией создателя корпорации. Большинство из них не вчера основаны и даже не в двадцатом веке. Более того, некоторые из них и поныне принадлежат тем же семейным кланам. Это та стабильность бизнеса, привлекательная для инвестиций, которую нам никогда не видать.

Давайте позавидуем нескольким примерам. Начнем с рынка оружия, как наиболее характерного. Корпорация Remington Arms была основана в 1816 году Элифалетом Ремингтоном. Ни разу не была национализирована и даже во времена Второй Мировой производила оружие для США и союзников по контракту.

Colt’s Manufacturing Company основана в 1836 году Сэмюэлем Кольтом. За годы существования успела несколько раз обанкротиться, однако бренд и оружейная линейка от этого не страдали. Кстати, буквально год или два назад вновь инициировали процедуру банкротства, но в январе 2016 смогли реструктуризовать подразделения и выжить.

Smith & Wesson Firearms Co. основана в 1852 году Хорейсом Смитом и Дэниелом Вессоном. Компания живет и здравствует. Примечателен эпизод, когда в 2000-ом году S&W заключила соглашение с президентом Клинтоном о смене политики концерна в обмен на льготы и преференции. Это было сделано с целью снижения смертей из-за применения оружия. Так, например, компания обязалась снизить количество патронов в обойме для гражданских моделей до десяти патронов, ввести дополнительное тестирование и контроль качества, а в придачу к каждому пистолету или карабину покупателю следовало также приобрести защитный контейнер для хранения в домашних условиях.

В роли производителей вооружения в свое время отметились самые разные известные компании. Например, Renault (основатель Луи Рено - 1899) клепала легкие танки. В 1944 году компания была по-хитрому национализирована сразу после того, как Луи Рено, обвиненный в коллаборационизме, скончался в тюрьме. Однако на сегодняшний день правительство Франции (пусть и являясь одним из крупнейших акционеров) контролирует долю всего в 15%.

Датская судостроительная компания Burmeister & Wain (1865 год - Карл Бурмайстер и Уильям Уэйн) делала дизельные двигатели для военных кораблей. Как была частной структурой, так и осталась.

Будете смеяться, но даже компания Messerschmitt (1923 год - Вилли Meссершмитт), собиравшая истребители для нацистской Германии работала с люфтваффе исключительно по системе правительственных заказов, государство в структуру управления не входило. Поэтому Messerschmitt пережил падение Рейха и, пусть и бесславно, но доковылял до 1968 года (с оговорками - до 1989 года), а следы этой компании можно сегодня обнаружить в концерне Airbus Group.

В такой принципиальной важной для государства сфере, как оружейное дело, мы вообще не можем похвастаться сколь бы то ни было известными и заметными частными игроками на рынке. У нас оружие всегда делали не компании даже - а заводы. Каждый со своими станками, что определяло специфику продукции. Отдельные марки оружия носили имена конструкторов (Стечкина, Токарева, Дегтярева, Драгунова). Когда я открыла страничку Сестрорецкого инструментального завода, на котором работал тот самый Мосин со своей трехлинейкой, то увидела, что его основателем считается сам государь - Петр I.

Мне тут из зала кричат, мол, есть у нас концерн "Калашников". Господа, нет у нас никакого концерна "Калашников", это новодел, который появился в 2013 году и забрендил известную фамилию, чтобы увеличить продажи на зарубежных рынках. Контрольный пакет акций (51%) остается у ГК «Ростех». Сам же Михаил Калашников не был ни собственником, ни акционером - просто изобретатель. Производственным процессом, а тем более финансовыми потоками рулили другие люди. Кстати, винтовка М-16, символический конкурент нашего АК, создана той самой Colt’s Manufacturing Company.

В других отраслях аналогичная ситуация. Швейцарские часы Tissot - 1853 год, Шарль Фелисьен Тиссо. Peugeot - 1810 год, Арман Пежо. Пиво "Гиннесс" - 1759 год, Артур Гиннесс. Американская химическая компания DuPont (кстати, это они поставляли напалм для войны во Вьетнаме) - 1802 год, Элетер Ирене Дюпон де Немур. Династия Дюпонов до сих пор контролирует холдинг и входит в список богатейших династий по версии Forbes. И так далее. Можно хоть до посинения перечислять. Про японские корпорации, некоторые из которых основаны еще в те времена, когда год писался тремя цифрами, лучше вообще не упоминать.

У нас же, по-моему, нет ни одной частной (именно частной!) компании, которая была бы основана в царской России, пережила революцию, пережила Вторую Мировую, пережила развал СССР, пережила бардак 90-х и пережила новую волну огосударствления бизнеса, которую мы наблюдаем в наше время.

В этом отношении показательна история концерна "Бабаевский". В отличие от всяких "Коркуновых" (появились в 1999 году) у этого предприятия действительно долгая история. Но кто смеет утверждать, что у современного "Бабаевского" осталась хоть какая-то историческая связь с товариществом «Абрикосов и сыновья»? В 1804 году бывший крепостной Степан Николаев открыл мастерскую по производству абрикосового варенья. Его зарегистрировали как купца 3-й гильдии Семеновской слободы. Потом приклеилась фамилия Абрикосов. Через сто лет это уже была одна из крупнейших кондитерских компаний РИ с титулом "Поставщик Двора его Императорского Величества". А в 1917 году ее национализировали и без затей обозвали «Государственная кондитерская фабрика № 2». В 1922 году ее переименовали в «Государственную кондитерскую фабрику им. П. А. Бабаева» в честь умершего революционера. Во время войны всю эту кондитерскую блажь пришлось забросить и фабрика делала пламегасители для зениток. В 1993 году предприятие было приватизировано и стало называться «Акционерное общество «Бабаевское». Сперва контрольным пакетом акций в УК владел "Инкомбанк", сейчас находится под управлением группы "Гута", срощенной с государством по самое не могу и поднявшейся в 90-е благодаря интереснейшему сотрудничеству с государственной инвестиционной структурой "Госинкор" (я упоминала об этом здесь https://cont.ws/post/385912).

У нас нет старых компаний со своей историей. Летопись российского бизнеса - это череда деприватизаций, рейдерских захватов, санаций и уничтожений. Я даже пролистнула "Ведомости" и другие деловые издания, чтобы понять, какие компании у нас называют "старейшими". Статья "Продан один из старейших банков России" о банке "Русский кредит". Учрежден в 1991 году. У него отозвали лицензию в 2015 году. а вот частный нью-йоркский "Ситибанк", основанный в 1812 году, живет и здравствует. Или материал из "Коммерса": "ЦБ отозвал лицензию на управление ПИФами и НПФами у старейшей управляющей компании России". Речь идет о компании "Паллада Эссет Менеджмент" - 1996 год.

Важно осознавать, что все наши бизнесмены по натуре временщики, так генетически сложилось. Мало кто верит, что его компания переживет хотя бы 2050 год. Отсюда нахрапистое желание получать сверхприбыли здесь и сейчас, мышление в стиле "после нас хоть потоп". Предположим, есть у нас в сфере IT АО "Лаборатория Касперского". Частная компания, контрольный пакет принадлежит Евгению Касперскому, основателю. Они имеют вес на международном рынке и входят в топ-5 разработчиков антивирусного ПО. Но тут хоть один человек может ручаться, что "Лаборатория Касперского" до 2050 года не будет разогнана, национализирована или еще каким-то образом поджата под государство? Потому что непрозрачная компания InfoWatch, аффилированная с Натальей Касперской, его женой, знатной патриоткой и сторонницей тотального контроля сети, уже очень плотно подсела на обслуживание российских госструктур, особенно в нефтянке. А там доступ к телу без определяющей доли госконтроля невозможен.

Большинство наших непубличных компаний, ворочающих крупными деньгами, неразрывно связаны с государством. Многие из них построены по принципу "депутат и сыновья" (эдакий российский ответ всяким Johnson & Johnson). Ни одно предприятие просто не получит крупный госконтракт, если в числе основателей или акционеров не будут значиться чиновники, их родственники или их друзья детства. Это закрытый рынок крупных капиталов с сопутствующим уровнем коррупции и откатов.

Что характеризует стабильные и привлекательные для инвестиций рынки? Прежде всего, прозрачные правила игры и наличие независимых судов, непредвзятого арбитража, способного защитить бизнес от притязаний загребущих чиновников, нечистоплотных конкурентов и всяких проверяющих органов, которые любят у нас покошмарить предпринимателей, причем откупиться от них проще, чем пытаться противостоять в правом поле. Что можно сказать о наших правилах игры? А их нет. Власти с легкостью отменяют прежние решения и внезапно имплементируют новые инициативы. Помните московскую "ночь длинных ковшей", когда власти ополчились на все частные киоски? А ведь суть в том, что они обязали снести коммерческие ларьки и обязали предпринимателей арендовать новые, уже находящиеся в собственности государства. Просто одни сделали это добровольно и с песней, а другие стали артачиться и в какой-то момент перешли в категорию самостроя. Такая же волна прошла в других городах.

Или как вам закон об ограничении присутствия иностранного капитала в СМИ, продиктованный сиюминутными политическими интересами и страхом режима перед свободой слова? Что это, как не передел рынка, учитывая какие в итоге изменения коснулись всех значимых игроков? Кто-то ушел, как Sanoma, кто-то подвергся реструктуризации, передав управление российским временщикам.

На Западе бывали свои эксцессы, свои захваты (вспомним Renault), но эти случаи немногочисленны, несистемны. Я не зря упоминала период Второй Мировой. Вы видите, что даже в самые суровые времена ни рузвельтовская Америка, ни гитлеровская Германия не стали под предлогом чрезвычайных обстоятельств отжимать частную собственность. А у нас: чуть какой кризис (надуманный или реальный) тут же государство выпускает массу эдиктов по ограничению предпринимательской свободы, вводит налоги и акцизы, а то и находит способ присвоить собственность и активы. Так случилось с "ЮКОСом". Можно много рассуждать о национальных интересах, но правда в том, что проделано это было грубо, с кучей нарушений, незаконно, одним словом. И теперь этот косяк висит над нашей экономикой дамокловым мечом, поскольку если европейский суд все-таки изыщет способ принудить режим выплатить многомиллиардную компенсацию, то мне страшно представить, сколько еще придется раскулачить предприятий, чтобы набрать нужную сумму.

Уже несколько лет мы наблюдаем потрясающий по своим объемам отток капиталов. По данным ЦБ России, в 2014 этот показатель составил рекордные $151,5 млрд долл. Утверждается, что мы уже достигли некоего гипотетического "дна", о котором любил разглагольствовать Улюкаев, пока его самого не оформили. Таки да, арест министра экономического развития (а если есть за что арестовывать, значит, можно говорить и о махинациях Улюкаева) - еще один фактор, делающий нашу страну слегка непредсказуемым местом для размещения капиталов. Так вот, на этом "дне" мы в состоянии вялой стагнации можем копошиться еще с десяток лет, пока в страну не вернутся зарубежные инвестиции, которые дадут толчок развитию экономики. А они не вернутся, поскольку любой здравомыслящий инвестор не понимает (или как раз понимает), что случится с его деньгами хотя бы через пять лет. Я бы сама не стала это делать, подыскала бы другую страну со схожими показателями и дешевой рабочей силой (мало таких, что ли?), но с внятным экономическим законодательством и функционирующей судебной властью, которая защитит мои вложения и позволит выудить прибыль.

Государственная монополия на бизнес - это порок, доставшийся нам в наследство от советской системы хозяйствования. Сам Союз пытался преодолеть его, введя НЭП, стимулируя артели, но не пошло. У нас тоже было недолгое время развития частной предпринимательской инициативы в девяностые годы, когда несмотря на весь бардак экономика двигалась вперед семимильными шагами, в том числе и благодаря иностранным инвестициям. И мы бы не достигли сытой стабильности 2000-х без дорогой нефти и предварительной работы по укреплению частного сектора экономики. А потом Путин решил, что пора собирать урожай. На федеральном и региональном уровнях начали вовсю орудовать жнецы.

На данный момент частный бизнес находится чуть ли не в открытом противостоянии с властью. Бурное развитие "серой" экономики - прямое следствие действующей экономической политики. Чтобы выживать СМБ приходится уходить от налогов, выдавать сотрудникам зарплату в конвертах. И это одобряется населением. Ибо лучше получить в конверте тридцатку, чем в белую тысяч 15. Потому что до пенсии мало кто доживет, а если и доживет - то это такой унизительный мизер, что стоит ли за него убиваться и отщипывать от зарплаты в молодые годы?

Россия нуждается в системных реформах. Прежде всего, это смена парадигмы, в том числе на уровне даже мировоззрения. Гражданам следует отказаться от патерналистской модели сознания. Перестать считать, что государство является лучшим и самым эффективным менеджером во всех областях. Чиновникам следует перестать отпугивать предпринимателей, своих и чужих, беспределом. Ситуация, когда Сечин и ему подобные могут заткнуть рот любым СМИ, должна считаться ненормальной. Судам следует прекратить обслуживать интересы режима и начать уже судить хотя бы так, как написано в книжке. Да и само по себе экономическое законодательство не мешало бы либерализовать, поскольку в нынешней редакции гайки чересчур закручены. Уверяю, пусть лучше будет децентрализованное частное воровство, чем с размахом централизованное государственное. Как только у нас появится частная компания с серьезной капитализацией, прожившая 50 лет без попыток со стороны государства чего-нибудь отнять, то можно говорить об успешности этой долгосрочной политики. Эти перемены, помимо всего прочего, позитивно скажутся на индексе социального неравенства.

А до тех пор мы обречены жить под гнетом государственных монополистов, не считающих нашу собственность неприкосновенной, а нас самих - за людей.



Рубрика произведения: Разное ~ Политика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 64
Опубликовано: 02.01.2017 в 03:12
© Copyright: Дарья Сокологорская
Просмотреть профиль автора










1