Владимир Володин


Владимир Володин
ОДНОСТИШИЯ

* Куда девался мой парадный тапок?..

* Пожалуй, недурён, но только внешне.

* Нет, я не Байрон, а хотя...

* О, как жестоко за меня ты вышла замуж!

* Опять забыл купить себе «Тойоту»...

* Как сладко мне с тобою расставаться...

* ...Улыбка ласковая, с проблеском клыков.

* Пилот из Грузии Ираклий Камикадзе.

* Стал чемпионом по Дзюдо и Харакири.

* Оглохла совесть от шуршания банкнот.

* Стоял за правду он. Стоял, да посадили.

* И прозвучала клятва в ЗАГСЕ, как проклятье.

* Не приручились бешеные деньги...

* Люблю! Женюсь! Ну, горло отпусти!..

* Опять в приёмной мэра наслезили...

* Примчались на пожар. Что не сгорело — смыли.

* Ходил я в степь орать и материться...

* И в моде музыка штамповочного цеха...

* Всегда мне с парашютом не фартило.

* Вновь скука: казино, бордель, бильярд...

* Как часто был тебе я верным мужем!

* «Да чтоб я сдох!» — Кащей надсадно клялся...

* Ах, как талантлива! И спереди, и сзади...

* Был по уши в супружеских долгах...

* А в глубине души я — принц голубоглазый...

* Смерть размечталась о прекрасной Жизни...

* Эх, знал бы людоед, сколь тёща ядовита...

* Мы все — наложники, поскольку есть налоги...

* Строгал детей в каморке Папа Карло...

* В тот год не стал я даже президентом...

* А слёзы капали в икру и ананасы...

* Не подавали нищим и надежды.

* На кладбище вовсю ещё гуляли.

* Не исцелил меня патологоанатом.

* А в голове — ни мысли. Только перхоть.

* Всё приняли: и взятки, и законы.

* Купил в аптеке с крылышками стельки.

* Читать любил. Особенно сберкнижки.

* Ходил в балет. В буфете только пиво.

* А к празднику — правительственный кукиш...

* Ну, что — любовь?! Вон, огород не копан!..

* Как жаль, что я застенчивый и скромный.

* А жениха на свадьбу не позвали...

* Я предан был тебе... или тобою...

* Ох, тяжела кормушка депутата!

* Купалась голой, но не увидали...

* Вдруг вспомнил: я вчера на ней женился...

* Когда у власти были не хапуги?

* Я был тогда слегка миллионером.

* Как неудобно спать на унитазе!

* Люблю тебя не только из-за денег.

* Был на работе занят беспробудно.

* Пришла любовь ко мне, но не застала...

* Слыл идиотом, но не полноценным.

* Короче, блин, прикинь, прикол, внатуре...

* В глазах жены я вырос до пигмея.

* Большим стал человеком! Злым и жадным!

* Звёзд с неба не хватал — стыдился прыгнуть.

* Закон Кулона утвердили, в первом чтеньи.

* Не лезь в бутылку! Сбегай за стаканом!

* Старушки спорили о сексе безопасном.

* С женой мы помирились. Пыль осела.

* Сплочёнными лишь в транспорте бываем.

* У Кашпировского будильник умыкнули...

* И в мавзолей ходил. Там тоже нет вакансий.

* Хвостом помахивал. А надо бы купюрой.

* Бросал он женщин... Те — не замечали...

* Не догляди — сопрут и яму выгребную.

* Сесть на иглу не только йог способен.

* Пришла любовь. Возможно, за деньгами.

* А тёще подарил метлу и ступу.

* Я? В партию? Чтоб стать последним членом?!

* О независимости эхо раскричалось.

* Фортуна изменила мне. С соседом.

* Пристроился шарманщиком в оркестре.

* Мечталось о полярной ночи брачной.

* А вот противотанковая ми...

* Из тьмы грядущего — яснее свет былого.

* Я — чистокровный русский украинец.

* Хранил старик два сухаря и незалежність.

* Судили волки пса: он муху слопал.

* Я отделался лёгким успехом.

* Он в люди вышел. Там и простудился.

* Хоть болен зуб, а вырвался на волю.

* Пить и курить бросал еженедельно.

* Терзал сосед рояль. Рояль терзал нам нервы.

* «Твои дела — труба» — сказали трубочисту.

* Все разошлись. Теперь опустишь штангу?!

* Я мысленно ворвался в Вашу спальню...

* Я в Раду не попал. Беда с прицелом.

* Как сладко мне с тобою расставаться.

* К чему терзаться? Кликни, и помогут.

* А въезд в гараж был всё-таки левее...

* «До скорого!» — я крикнул контролёру.

* Я в полночь брёл домой на четвереньках.



ДВУСТИШИЯ

*

Так писал витиевато друг-поэт,
Что терялся в завитушках мысли след.

*

Вчера я тёщу отругал.
Слегка. Оттуда и фингал.

*

Болтали болтуны. И так взболтали,
Что все подонки на верх повсплывали.

*

Вот, наконец, добились мы запрета
На то, чтоб в городе не отключали све...

*

— Позор! Эротика эфир заполонила!
Да отойди! Экран весь заслонила!

*

Нет под луной печальней повести,
Чем повесть об утрате совести.

*

На стол подавали икру, ананасы
И прочее. Тоже — ни рыба, ни мясо.

*

... И я, ощутив на себе её ляжки,
Подумал: «О, как же грехи наши тяжки!..»

*

Как тяжело напротив женской бани жить,
Когда трубы подзорной не на что купить!

*

Несе Галя воду, коромисло гнеться —
На дев’ятий поверх лiфт не подається.



ЧЕТВЕРОСТИШИЯ

* * *

Храните, барышни, рассудок!
Не то любитель водки с перцем
Вам вручит глотку и желудок,
Хоть руку обещал и сердце.

* * *

От Снежной Бабы Снеговик
С Вороной получил писульку:
«Здоровье как? К весне привык?
Не тает ли твоя сосулька?»

* * *

Стрела Амура грудь пронзила
И вот в душе цветёт сирень.
Я глаз влюблённых целый день
От зеркала не отводила.


БЕССОННИЦА

Провёл эту ночь совершенно без сна.
Вы спросите: «Что же случилось?»
Вскопал огород. Лёг в постель и — хана:
Совсем ничего не приснилось!

* * *

У жениха костюм трагично чёрен.
Печали цвет — событию подстать.
Идёт он в ЗАГС, любви своей покорен,
Чтоб там законным зятем тёщи стать.

* * *

Видимо, бунтарство в нас — еврейское,
Или наше золото — цыганское,
Если цены — общеевропейские,
А зарплата — среднеафриканская.

* * *

Дыханье затая, сеанс стриптиза
Я наблюдал. Сродни он колдовству.
Как плавно, по частям, спадала риза
С берёзки на пожухлую траву!

* * *

Вот одна из граней счастья:
Глядя в бурное ненастье
За двойным стеклом окошка,
Слушать, как мурлычет кошка.

* * *

Покоя хочется. Ан нет!
Хотя моя в разгаре осень,
Моей душе семнадцать лет.
Точней сказать — семнадцать вёсен.

* * *

Коварство у любви в натуре,
Коль поднимает иногда
У нас в душе такую бурю,
Что крышу сносит без труда.

* * *

Так повезло, наверно, мне одной,
Хотя вполне за это не могу ручаться.
За ним я, как за каменной стеной.
Ни перелезть через неё, ни докричаться.

* * *

Он полюбил бы, может быть,
Как в юности — светло и пылко.
Но денег, что сумел добыть,
Хватило только на бутылку.


МОДНИЦА

Она спешит за модой скоротечной.
Штудирует журналы и газеты,
Чтоб мог о ней подумать каждый встречный:
«Ах, как она изысканно раздета!»


ХОДОК

Иной содержит в обиходе
Стихов известных колорит:
Идёт налево — песнь заводит,
Направо — сказки говорит.


СТОИК

Пока жива ещё надежда —
Не всё пропало.
И пусть на мне уже одежда
Пообветшала.
Давно б оставил это место
Слюнтяй и плакса.
Не первый год свою невесту
Я жду у ЗАГСа


ГОРИЗОНТ

Вновь слетелись с Юга в степь ветра.
Извини, подруга. В путь пора.

Распахнуло небо синий зонт.
Вот судьбы подарок — горизонт.

Он и цель, и средство. Два — в одном.
Как для выпивохи — гастроном;

Как вершина власти для «тузов»;
Пенье птицы счастья; Вечный зов.

Там, за горизонтом, лишь шагни,
Тянутся неспешно детства дни.

Времени изгибы и круги
Мне раздать позволят все долги.

Хоть на миг короткий обрету
Всех, поуходивших за черту:

Мама молодая, бравый дед,
Вновь меня усадят за обед.

Подмигнёт задорно мне отец:
«Где ж тебя носило, сорванец?»...

Погоди, подруга. Я вернусь.
Дай, до горизонта доберусь.


ЩЕДРОСТЬ

В округе нет меня щедрее.
Цветами выстелю твой дом.
А над своей оранжереей
Поплачешь как-нибудь потом.


* * *

Зашли в магазин. Вот — дублёнки,
вот — шубки.
Закатывай глазки, раскатывай губки!
На цены не стоит смотреть без опаски,
Закатывать губки, выкатывать глазки.


СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА

Облетает жизни одуванчик.
Ветра ждёт последний «парашютик».
Вот седой, ссутулившийся мальчик.
Не чудачит нынче и не шутит.

Сплыл его кораблик из бумаги.
Улетел его бумажный голубь.
Он один остался из ватаги
Пацанов надёжных и весёлых...

С первых дней семья его и школа,
Светлое грядущее пророча,
Окружили правил частоколом —
Всем, что он не любит и не хочет.

Дед, отец и брат, своим примером,
Дисциплины сжав тугие кольца,
Сделали отличным пионером
И, до боли честным, комсомольцем.

Жизнь бурлила бравым маршем звонким.
Только не писал, стесняясь, маме,
Как сорвал в Вилюйске селезёнку
И что почки застудил на БАМе...

Тундра, степь, пустыни да вокзалы...
Нет! Не за рубли или награды —
Партия, прокашлявшись, сказала
Не вполне понятное: «Так надо!»

Выйдя из нужды и голодухи,
И пройдя семью кругами ада,
Прожил от разрухи до разрухи
Под великим лозунгом: «Так надо!»

Нынче, чтоб свести концы с концами,
Проданы бесценные награды.
Только мысль изводит месяцами:
«Что ж оно такое, это «Надо!»?»

Облетает жизни одуванчик.
Ветра ждёт последний «парашютик».
И, в труде состарившийся, мальчик
Не смеётся больше и не шутит.

Вопреки лишениям и бедам
Жизнь пока влачится, тачкой ржавой.
Он державе беззаветно предан,
Беззаветно преданный державой.


РАЗМЫШЛЕНИЯ
23 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА

Честно мы служили Родине.
Видели не только пряники.
Ребятня, мальчишки, вроде бы,
С командиром вместо маменьки.

Он вручил оружье грозное
Пацанячьему содружеству.
Начались дела серьёзные.
Трудно мы учились мужеству.

Год казался нам эпохою.
Мысли всех — в одной тональности.
Абсолютно было по фигу,
Кто какой национальности.

Чувствую в душе излатанной
Результаты той диффузии:
Что-то тихое — от Латвии,
Что-то яркое — от Грузии...

Растащили нас по глобусу
Поезда, гремя вагонами,
Самолёты и автобусы.
Распростились мы с погонами.

Не встречаются, как правило,
Наши братья по оружию.
Кто объят жарой Израиля,
Кто — якутской лютой стужею.

Всех подряд позарубежили.
Не спрося, обиностранили.
Знают, что спросили б ежели,
Ох, куда бы их послали мы!

Дружим мы воспоминаньями.
Тянемся друг к другу душами
Сквозь большие расстояния
Нашей Родины разрушенной.


ЛУННАЯ ФАНТАЗИЯ

За окошком море в лунном блеске.
Ветер, нагулявшийся в степи,
Путается в складках занавески.
Спи, моя единственная, спи.

Вот откинул занавеску ветер
И луны бесцеремонный свет
На экране простыни наметил
Нежный твой, желанный силуэт.

Я бы изласкал тебя, изнежил,
Каждый взгляд ловил бы, каждый вздох.
Я б твоим дыханьем, чистым, свежим,
Как вином упился б, если б смог.

Мы отдалены, как в небе — звёзды.
Я в мечтах с тобой. В них ты со мной.
Мы один вдыхаем пряный воздух
И одной озарены луной...

А возможно, и тебе не спится
Где-то рядом, или же вдали.
И стихов случайные страницы
Мягко на ладонь твою легли.

К ветру я испытываю зависть.
Ты в его объятьях. В эту тишь
Я стихом души твоей касаюсь
И надеюсь, ты меня простишь.

Я ничем покой твой не нарушу.
Ты меня поспешно не суди.
Я в стихах распахиваю душу,
Мол, добро пожаловать! Войди!

За окошком море в лунном блеске
И с листвою шепчется прибой,
И играет ветер занавеской...
Жаль, что мы не встретимся с тобой.


ИСПЫТАНИЕ

Живу уже без веры, без надежды.
Но чувствую, порой, как вновь и вновь
Под рёбрами, под кожей и одеждой
Нет-нет, да пошевелится любовь.

Она, как узник, без питья и хлеба.
В далёкой, тёмной, гулкой глубине,
Судьбе-злодейке, видно, на потребу,
На ржавый шкворень заперта во мне.

И от семьи — до госучережденья,
Кто до темницы той добраться смог,
Все проявляют дерзкое стремленье
На дверь её навесить свой замок.

Саднит душа, замков мерцая гроздью.
Их больше, чем генсековских наград.
Судьба мне строит злую морду козью:
Считай друзей количеством утрат.

Сквозь неприятье и непониманье
Свой груз души на сцену волоку...
«Скажи спасибо, дурень, за вниманье.
А мы ещё добавим по замку.»

Пускай! Придёт заветное мгновенье
И рухнет дверь под тяжестью замков.
Душа познает радость воскрешенья;
Любовь на волю выйдет без оков.

С улыбкой светлой, юная, как прежде,
Заставив каждым мигом дорожить,
Мне путь укажет к вере и надежде.
А это значит — стоит дальше жить!



Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 02.01.2017 в 02:45
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора










1