Борис Случанко-Поплавский


Борис Случанко-Поплавский
СТРАНСТВИЕ ЧЕРЕЗ ВЕКА

Был на исходе археологический сезон 1995 года. Нимфейская экспедиция свёртывала работы в Героевском, лежащем на берегу пролива, близ Керчи.
Палатка начальника экспедиции, Ольги Юрьевны Соколовой, была буквально забита трофеями археологов. В глубине палатки синим блеском мерцала чернолаковая посуда, ближе ко входу всеми тонами глины краснели ручки от амфор, многие из которых были с клеймами древних мастеров. Большое количество синопских клейм говорило о развитых торговых связях лежащего в Северном Причерноморье греческого города, с городом на южном побережье Чёрного моря. Нимфей издавна славился своей прекрасной гаванью, гордые Афины кормились боспорским хлебом, и было время, когда из-за Нимфея Афины спорили с Боспором.
Чтобы умилостивить богов и испросить для себя успеха в торговле, местные торговые люди посещали храмы, где, совершив жертвоприношение, обращались непосредственно к богам со своими просьбами. Одно из таких святилищ было найдено в Нимфее в 1982 году, и, продолжая раскопки к западу от святилища Афродиты — Аполлона, археологи открыли интересный строительный комплекс, характеризующийся парадным обликом, вполне возможно, являвшимся входом в святилище. Непосредственно над пилоном с рустами, над сглаженной веками лестницей, в культурном слое, материал которого датируется IV — первой половиной III в. до н.э., был найден фрагмент статуэтки, изображавшей богиню, сидящую на троне; голову её украшала корона. Терракота, подобная этой, была найдена в Тиритаке, так же представляла собой статуэтку богини, сидящей на троне, с мягкомоделированными формами тела и застывшей улыбкой.
Культы женских божеств, олицетворявших производительные силы природы, играли большую роль на Боспоре. Один из них — культ Кибелы, богини, возрождавшей природу и даровавшей плодородие земле. Миф о Кибеле был занесён на Боспор фригийскими купцами и пустил здесь глубокие корни.
Судя по глине, терракота, найденная в Нимфее, явно привозная. Разрез глаз богини — восточный, миндалевидный. Если бы терракота была цельной, мы увидели бы слева, удерживаемый богиней, тимпан (бубен), а под ногами у неё — сидящего льва.
От Кибелы, наш разговор с Ольгой Юрьевной перешёл к Изиде, египетской богине, покровительнице плодородия, материнства, богине жизни и здоровья. Ранее считалось, что культ Изиды получил распространение на Боспоре где-то на рубеже новой эры. Но материалы кандидата исторических наук Олега Яковлевича Неверова, работавшего в составе нимфейской экспедиции, позволили ему, на основании изучения перстней и резных камней, отнести появление этого культа к более раннему времени, свидетелем чему явилась и надпись на борту корабля, чьё изображение было найдено на обломках штукатурки в 1982 году.
Штукатурка эта отвалилась со стен святилища, образующих угол помещения (сохранился даже стык этих стен). Высота их достигала 2 м 80 см, длина каждой — около трёх метров. Стены были покрыты ярко-жёлтыми и красными, с терракотовым оттенком, полосами, их разделяли узкие орнаментальные фризы. Красочные полосы были испещрены всевозможными рисунками и надписями. На фреске, собранной вчерне в стенах Эрмитажа, оказалось множество, прочерченных рукой, корабликов — торговых, военных и прогулочных — от больших, до очень условных, размером, где-то, до двух сантиметров. Все они группировались, вместе с рисунками людей и животных, вокруг изображения большого военного корабля — триеры, вооружённой двумя таранами. Длина изображения —
1 м 20 см. О размерах самого судна специалисты судят, исходя из его общих параметров. Они подсчитали, что при длине 60 м, оно имело 15 м высоты и число членов экипажа на нём достигало 500 человек! На рисунке все детали, от киля, до палубных построек, тщательно вычерчены неизвестным художником, вероятно, наблюдавшим за судном с берега: здесь и рулевые вёсла, и три ряда отверстий для гребных вёсел. В кормовой части судна, рядом со щитом и хвостом петуха, символизирующим воинственность, находилось изображение маленького храма, в носовой части было начертано название корабля: «Исис» — имя наиболее почитаемой в птолемеевском Египте богини Изиды. Судя по всему, перед нами — египетский корабль.
Надписи на фреске говорили о том, что летоисчисление на Боспоре велось по милетскому календарю, и в прекрасно датируемых текстах впервые упоминаются жители Нимфея; здесь имеется надпись, посвящённая царю Перисаду. Из письменных источников известно, что боспорский царь Перисад II отправил своё посольство в Египет, для переговоров с Птолемеем и Филадельфом. Время правления Перисада (284 — около 250 г. до н.э.) характеризуется довольно широкими торговыми связями Боспора, и в науке принято считать, что именно в этот период египетский хлеб на греческих рынках начинает конкурировать с боспорским. Вполне возможно, что посольский корабль, каковым являлся «Исис» — Изида, был ответным визитом египтян на Боспор. Вероятно, Египет не желал конкурировать, хотел поддерживать добрые отношения с Боспорским государством.
Не забудем, что Изида в древнем мире почиталась, как владычица земли, созидательница небесных светил и покровительница мореходов. Ей принадлежит изобретение паруса. В этом отношении, ей родственна Афродита, имя которой доминирует на нимфейской фреске. Афродита Навархида (Судоначальница), считалась богиней, «подающей хорошее плавание» и «успокаивающей море». Одно из нимфейских граффити рассказывает о том, как корабль вышел в море с хлебом, оказался застигнут бурей и был спасён Афродитой. Моряки благодарят Афродиту за спасение, её имя помещено в особой рамке. К сожалению, все надписи до конца не прочтены, и не один год идёт работа над этим памятником исключительной информативности. Одновременно, это памятник древнегреческой письменности и изобразительного творчества. Фреска, в основных чертах, собрана, и её содержание поддаётся пониманию. Со временем, будет прочитана вся нимфейская «энциклопедия» на ней.
Триера, изображённая на фреске, продолжит своё путешествие во времени, наслаждая глаз своими формами и ватерлинией, и надпалубными постройками. Став уже, в наши дни, классическим, перекочевав в историю кораблестроения и судостроения, корабль из Нимфея переживёт века...



СКАЗАНИЕ
О ГОРОДЕ НИМФЕЕ

У песчаных кос,
Там, где берег пуст,
Одиноко рос
Серебристый куст.
А у жёлтых дюн,
Где полынь-репей,
На виду у шхун
Тихо спал Нимфей.
Мирно дни бы шли,
Да не их вина,
Что пришли бои,
Что пришла война.
Как сверлит свинец,
Как сечёт металл,
На своей спине
Древний град познал.
Чем помочь он мог
Людям, в громе мин,
Как античный бог,
Бросивший Олимп?
Он впитал их пот,
Он их кровь испил,
Видя гибель рот
У гробниц-могил.
А когда невмочь
Становилось им,
Он тянул, как дочь,
Свои руки в дым.
В синеве гранат
Красных рук тепло
Согревало взгляд
Амфорой пустой.
Жертвенник стоял,
Как бетонный дот,
Он один скрывал
Ротный миномёт.
Позади — пролив,
Позади — рассвет,
Позади — свои,
Да пути к ним нет.
И бойцы волной,
Плюнув на норд-ост,
Уходили в бой,
Встав в саженный рост.
Били по тылам,
Не беря трофеев,
Совершая там
Чудо-одиссею.
У песчаных кос,
Там, где берег пуст,
До сих пор стоит
Серебристый куст.
А за ним, у скал,
Где полынь-репей,
И велик, и мал, —
Древний град Нимфей.


РАЗДУМЬЯ

Здесь нет хамсы и нет бакланов.
Здесь все в движении, в азарте.
А мне бы — город у курганов —
Кружок на безымянной карте.

Певец пантикапейских свалок,
Пустынных склонов и обочин, —
Я был бы немощен и жалок,
Не будь их болью озабочен.

Мне говорят, что всё уйдёт.
Уйду и я... Причины веские.
Но как же быть, когда вот-вот
Найду, из золота, подвески я?

Я в зимнем Питере тоскую
О залах Южного музея,
О той земле, что так люблю я, —
Где звон и прах Пантикапея.

Ленинград, 1976 г.



______________________
примечание составителя: Борис Петрович Случанко-Поплавский родился в 1926г., ушёл из жизни в 2008 г.



Рубрика произведения: Разное ~ Публицистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 75
Опубликовано: 02.01.2017 в 02:35
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора








1